5 марта, вторник

Наконец-то он умер

12 сентября 2023 / 00:00
историк, публицист

Наконец-то. Он умер. Заголовок издания The Rolling Stone гласит: «Генри Киссинджер, любимый американским правящим классом военный преступник, наконец-то умер».

Он был преступником международного класса, и, как писал в лучшие времена покойный автор издательства Verso Кристофер Хитченс в превосходной критической книге «Суд над Генри Киссинджером», на его счету лежит множество преступлений, как больших, так и малых. Я был на дебатах с ним еще в 1965 году и описал эти события в книге «Годы уличных боев» – совсем недавно последний биограф Киссинджера, Найл Фергюсон, обнаружил их аудиозапись и прослушал дебаты.

Главные преступления Киссинджера пришлись на Индокитай. Он бесконечно оттягивал мирные переговоры и требовал распространения войны на Кампучию, поддержав возникший в результате этого безумный режим Пол Пота. За свою роль в событиях в Индокитае он был награжден Нобелевской премией мира отморозками времен Холодной войны, которые руководили этой организацией. Пытаясь прикрыть свои задницы, они пытались разделить награду с Ле Дык Тхо, главным переговорщиком со стороны Вьетнама. Он отказался, выпустив весьма достойное заявление.

Во время государственного переворота в Чили под руководством Пиночета 11 сентября 1973 года, когда было свергнуто популярное социалистическое правительство президента Сальвадора Альенде, а сам он был расстрелян во дворце Монеда, как теперь стало известно, Киссинджер принимал центральное участие в его подготовке. В Соединенных Штатах (так называемом международном сообществе) тогда еще не было принято описывать подобные события как «смену режима» ради защиты «гуманитарных ценностей».

Напряженность, спровоцированная Киссинджером, Пиночетом и военными, привела к конфронтации. Что делать? Среди чилийских левых разгорелись серьезные дебаты. Из Гаваны Фидель Кастро отправил Альенде личное письмо: «… и я могу себе представить, что напряженность должна быть высокой, и что вы хотите выиграть время, чтобы улучшить баланс сил в случае начала боевых действий и, если возможно, найти способ продолжить революционный процесс без гражданских волнений, избегая исторической ответственности за то, что может случиться. Это достойные похвалы цели. Но если другая сторона, о целях которой мы не можем судить отсюда, будет продолжать проводить вероломную и безответственную политику, требуя цену, которую невозможно заплатить Социалистическому Единству, что вполне вероятно, то не забывайте об исключительной силе чилийского рабочего класса и твердой поддержке, которую он всегда оказывал вам в трудные моменты… он может заблокировать тех, кто организует переворот, сохранить поддержку, навязать свои условия и решить судьбу Чили…»

Но Киссинджер успел первым. Миндальничавший командующий армией Карлос Пратс был убит, Пиночет пришел к власти, путчисты одержали победу, мы проиграли. Неолиберальная экономика в условиях жестокой диктатуры была идеальной моделью для того периода. Общие потери социалистов, коммунистов и левых интеллектуалов исчислялись тысячами.

Что касается других стран мира, то США во главе с Киссинджером поддержали апартеид в ЮАР и организовали отправку южноафриканских войск для разгрома освободительных сил в Анголе. Но здесь их сторона потерпела поражение. Куба послала войска на помощь ангольцам: это стало первым серьезным поражением режима Претории. Некоторые предполагают, что именно Киссинджер предложил Израилю передать государству апартеида в Претории технологию изготовления ядерного оружия, что они и сделали. Этот совет, конечно, был бы в его стиле. Однако нам еще предстоит увидеть доказательства его непосредственного участия в операции «Самсон».

Перейдем к Южной Азии. Поскольку Индия уже обладала ядерным оружием, правительство Бхутто в Пакистане было твердо намерено получить свою собственную бомбу. Ливия согласилась профинансировать все шоу. США беспокоились не столько за Индию, сколько за Израиль. Последний рассматривал данную операцию как «арабскую бомбу». В своих мемуарах, написанных в камере смертников «Если меня убьют», Бхутто написал, что во время одного из визитов Киссинджера в Пакистан в 1976 году он угрожал ему в стиле мафиози. Если Бхутто не откажется от бомбы, «мы преподадим тебе ужасный урок». Высокопоставленный представитель министерства иностранных дел Пакистана, присутствовавший на встрече, подтвердил это много лет спустя, а точнее, в январе 2008 года, интервьюеру Business Recorder: «…Киссинджер подождал немного и сказал культурным тоном: «По сути, я пришел не посоветовать, а предупредить вас. У США есть серьезные сомнения по поводу атомной программы Пакистана; поэтому у вас нет другого выхода, кроме как согласиться с тем, что я говорю». Бхутто улыбнулся и спросил: «Предположим, я откажусь, тогда что?» Киссинджер стал совершенно серьезным. Он пристально посмотрел на Бхутто и намеренно произнес: «Тогда мы преподадим тебе ужасный урок». Лицо Бхутто покраснело…»

В ночь с 4 на 5 июля 1977 года в результате государственного переворота, организованного США, было свергнуто правительство Бхутто. В сентябре 1977 года большие толпы людей, выступавших в поддержку Бхутто по всей стране, напугали военных. Бхутто арестовали и обвинили в убийстве. В 2 часа ночи 4 апреля 1979 года после двух длительных и неоднозначных судебных процессов Бхутто был повешен. Еще одна успешная операция Киссинджера. Теперь ему поклонялись в Фогги Боттоме, его регулярно приглашали в Белый дом. К его устным рекомендациям обращались в случае как с Индирой Ганди, так и с шейхом Бангладеш Муджибуром Рехманом. Не он ли предложил, чтобы их обоих устранили? Доказательств нет, но не исключено. Она была врагом диктатуры Зии Уль-Хака, а Муджиб слишком сблизился с Советским Союзом. Так почему бы не? Один из ее телохранителей-сикхов, убивший ее, посешал тренировочные лагеря сикхов недалеко от Лахора в Пакистане. Тройное убийство было бы настоящим достижением для некогда скромного профессора из Гарварда.

За год до распада Советского Союза Киссинджер сообщил Белому дому, что даже если в результате к власти придет «диктатор в стиле Пиночета», новая система все равно сможет работать. Среди стран БРИКС только Китай оплакивает его смерть. Он весьма способствовал организации визита Никсона в Пекин и последовавшего вскоре политико-экономического сближения, а в последние месяцы он критиковал тон времен холодной войны, избранный по отношению к Пекину. Десять лет назад его пригласили на ежегодную вечеринку журнала The Nation в Нью-Йорке. Он не желал присутствовать, но не смог удержаться от общения с врагом. Мой друг слышал, как он говорил Катрине ван ден Хеувел: «Странно находиться на вечеринке, где я знаю, что большинство присутствующих здесь думают, что я военный преступник». Наверное, это самые верные слова, которое он когда-либо говорил.

Verso