18 июля, четверг

Кем был Кристоф де Маржери

27 октября 2014 / 16:50
экономический аналитик

Он был сторонником идеи о том, что глобальные запасы нефти быстро истощаются, и поэтому следует действовать в самых сложных и самых политически рискованных регионах мира.

Как известно, нефтегазовый бизнес является закрытым для широкой общественности, поскольку он часто не отличим от тайной дипломатии. Характер этого бизнеса, связанного с гигантскими деньгами, является слишком щекотливым, тесно связанным с высшими сферами политики, со сложными и запутанными международными отношениями. Многие договорённости при этом имеют неформальный характер и не фиксируются в документах. Поэтому отдельные крайне важные детали подготовки и принятия крупнейших решений, как и условия заключённых соглашений, остаются навсегда скрытыми от посторонних глаз и ушей. Принадлежность же к топ-менеджменту нефтегазовых компаний нередко является кастовой, что подтверждает пример Кристофа де Маржери, принадлежавшего к родовитой французской семье.

Этот влиятельный бизнесмен, нетипичный своей внешним видом, подчёркнутой открытостью и доступностью, остроумием и умением обращать на себя внимание, сыграл большую роль в продвижении бизнеса и влияния французской нефтяной компании «Тоталь» не только в России, но и в ста тридцати странах мира. Стратегическое значение его компании и родовитое происхождение де Маржери открывали ему двери во многие влиятельные кабинеты и позволяли проводить самостоятельную политику наперекор официальной линии Запада, например, западным санкциям против России, Ирана, Ирака.

Несмотря на то, что и в российских СМИ, и в некрологе, подписанном руководителями крупнейших российских нефтяных компаний, Маржери назвали «большим другом России», более правильно будет сказать, что, несмотря на открытую критику западных санкций против России, он был примером отстаивания именно корпоративных интересов французской нефтяной компании.

Де Маржери вёл бизнес своеобразно, как это присуще всем нефтяным компаниям, пишет «Уолл-стрит джорнал». Он был сторонником идеи о том, что глобальные запасы нефти быстро истощаются, и поэтому нефтяным компаниям, чтобы продолжать своё развитие, следует действовать в самых сложных и самых политически рискованных регионах мира. Его обвиняли в стремлении к скользким ситуациям и неразборчивости к политическим режимам (Иран и Ирак, Россия), хотя, впрочем, так поступает весь нефтяной бизнес, пишет издание.

Так, он выступал критиком санкций США ещё против Ирана и Мьянмы, с которой «Тоталь» продолжала сотрудничество даже после введения санкций в 1997 году.

Ссылаясь на так называемый «доклад Дюлфера» (советника директора ЦРУ) от 2004 года, в статье «Смерть нефтяника» та же «Уолл-стрит джорнел» утверждает, что российские и французские нефтяные компании в период, предшествовавший повторному вторжению Запада в Ирак в 2003 году, действовали в Ираке как единые партнёры. Среди прочего, они обещали Саддаму предотвратить угрозу военного вторжения Запада, в результате чего Саддам отказался от предложения администрации Президента США Буша покинуть Ирак. «Будем надеяться, что своими возражениями против западных санкций де Маржери не вводил в заблуждение президента Путина с самыми пагубными последствиями для России и мира», — пишет издание.

Де Маржери неоднократно уличали в нарушении режима санкций и коррупции, но его не останавливали даже следовавшие за этим многочисленные наказания. Претензии предъявлялись «Тоталь» в связи с международным коррупционным скандалом вокруг программы ООН «нефть в обмен на продовольствие» для Ирака. Компанию обвиняли в торговле иракской нефтью в обход эмбарго ООН. В 2006 году де Маржери задержали на 48 часов, допрашивали и предъявили обвинения, которые были сняты парижским судом только в 2013 году. В 2013 году «Тоталь» заплатила 398 миллионов долларов США для того, чтобы с неё были сняты обвинения в даче взяток иранским чиновникам за получение контрактов.

В рамках своей стратегии проникновения в новые регионы, де Маржери активно расширял деятельность нефтяной компании в России и Ближнем Востоке, сокращая активность в Европе. Если раньше на долю Европы приходилось треть производства нефти корпорации, в 2013 году — уже только 17%. Это падение было вознаграждено стремительным расширением деятельности в России и экспансией на Ближнем Востоке, где де Маржери использовал свои личные контакты с лидерами стран для облегчения доступа к месторождениям.

Де Маржери установил также личные хорошие отношения и в России. Глава «Тоталь» был сопредседателем Экономического совета Франко-российской торгово-промышленной палаты. Это позволило корпорации начать ряд перспективных проектов в России. Добычу в России «Тталь» начала в 1999 году. За 15 лет доля России в структуре добычи нефтяного гиганта достигла 10%.

Самым крупным проектом стало Харьягинское месторождение.

Это одно из трёх соглашений в рамках соглашения о разделе продукции (СРП). Доля «Тоталь» составляет 40%, и компания является оператором проекта. Это — единственный нефтяной проект «Тоталь» в России. Эксперты отмечают, что нефтяные проекты этой корпорации у нас шли с трудом.

Все остальные проекты в России являются газовыми. К их числу относятся Штокмановское месторождение с долей 25%. Партнёром от России является «Газпром», однако проект пока заморожен. В проекте Ямал-СПГ доля «Тоталь» равняется 20%. «Тоталь» с долей 18,5% стала акционером компании НОВАТЭК, крупнейшего в России независимого производителя газа.

В целом, ни один свой проект в России «Тоталь» пока не довела до конца. Но из России корпорация не уходит, как, например, сделала «КонокоФиллипс». Очевидно, «Тоталь» имеет перед глазами пример успешной деятельности BP в партнёрстве с «Роснефтью».

Роль «Тоталь» в России не ограничивалась одним только инвестированием. Компания стала поставщиком в Россию оборудования и технологий добычи газа, которых нет у нашей страны. Ведь Россия не имеет возможности напрямую закупать эти технологии и оборудование на Западе. Потенциально «Тоталь» при де Маржери в условиях западных санкций могла бы решить проблемы с финансированием проектов и поставок оборудования и технологий для работы в Арктике.

Эксперты отмечают относительную неудачу «Тоталь» в Кашагане (Казахстан), где были впустую потрачены десятки миллиардов долларов США и годы ожиданий. В итоге, общий объём добычи нефти «Тоталь» снизился с 2,4 миллионов баррелей нефтяного эквивалента в день в 2003 году до 2,3 миллионов баррелей в день в 2013 году. Финансовое положение корпорации уже нельзя было назвать процветающим. В последние годы «Тоталь» распродавала свои активы на общую сумму несколько десятков миллиардов евро, чтобы снизить расходы на их содержание. С 2007 года, когда де Маржери стал председателем правления, курс акций компании тоже снизился на 19%.

Однако многое указывает на то, что «Тоталь», несмотря на временные неудачи, стояла на пороге возможного успеха именно в России.

С 2017 года компания планировала добычу 2,8 миллионов баррелей нефтяного эквивалента в день, что должно было превысить показатели «Шелл» и «Бритиш петролеум», пишет «Уолл-стрит джорнел».

Для России, которой надо освободить свою экономику от нефтегазовой зависимости, крайне важной может стать деятельность «Тоталь» в новых направлениях развития энергетики. Ведь де Маржери был сторонником диверсификации бизнеса. Компания участвует во всех видах энергетических проектов: ядерная энергетика, разработка сланцевого газа, солнечная энергия, биотопливо. «Тоталь» является в том числе одним из мировых лидеров глубоководной нефтедобычи.

Перспективы сотрудничества России и «Тоталь» полностью зависят от того, насколько доверительными станут отношения нового главы компании с влиятельными кругами в России. Как я уже отметил, нефтегазовый бизнес избегает публичности и во многом строится на неформальных договорённостях, требующих полного доверия сторон.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также