17 сентября, вторник

Казус Сандакова как федеральный сигнал

08 ноября 2015 / 12:23
политический консультант

В марте 2015 года сотрудники УФСБ по Челябинской области задержали вице-губернатора Челябинской области Николая Сандакова, отвечающего в регионе за внутреннюю политику, по подозрению в получении взятки в особо крупных размерах. Ситуацию комментирует политический консультант Игорь Астранин.

То, что происходит с вице-губернатором Челябинской области Николаем Сандаковым, я не будут рассматривать через призму правовой справедливости. В таком ключе уже достаточно высказались мои коллеги. Я предлагаю спроецировать данный опыт на других «политических» заместителей российских губернаторов.

Итак, представим абстрактного ответственного за внутреннюю политику в регионе. Это, скорее всего, человек, хорошо знакомый с медийной ситуацией на подконтрольной территории, имеющий контакты с представителями правоохранительных органов. Он держит руку на пульсе общественной жизни региона, его подчиненные мониторят деятельность большинства общественных и политических организаций, следят за активностью национальных объединений. В предвыборный период этот человек незаменим как для местного руководства, так и для федерального центра. Учитывая, что на огромный спектр его работы в государственных ведомствах не заложено бюджетов, приходится выкручиваться и иметь дело с «серой бухгалтерией». Такие средства обычно поступают от заинтересованных коммерческих структур.

Конкретных полномочий формировать списки, «отдавать» тендеры, назначать или снимать руководителей муниципальных образований по факту у «политических» заместителей нет. Роль такого человека, по сути, организационная, и иллюзии о принятии реальных решений у него вряд ли имеются. Это, скорее, компетенция председателей партии, чиновников «материальных» секторов и губернаторов. Я подвожу к тому, что возможности у «политического» зама украсть средства из бюджета просто нет.

Как правило, такой человек работает в тесном контакте с федеральным центром, который, по понятным причинам, хочет знать все о внутренней политике региона. Большинство субъектов на такой контроль добровольно соглашаются. Иные же всё равно играют по правилам и, конечно, лицо, осуществляющее взаимодействие с Москвой, независимо от своего желания выполняет установки, ездит на совещания и т. п. Разве что с меньше долей энтузиазма, чем его более сговорчивые коллеги. Но и первых, и вторых объединяет то, что на этой должности они осуществляют тяжелую, рутинную работу, не рассчитывая при этом на какие-то особые бонусы. Что же касается Сандакова, то конкретно он выполнял свою работу хорошо, много лучше других! И пострадал он, по сути, как раз за это.

Что мы имеем в итоге конкретно в ситуации с челябинским экс-чиновником? Преступника не посадили, а профессионального компетентного кадра для внутренней политики страны лишились навсегда. Очевидно же, что после того, как Сандаков отсидит срок, никакой карьеры он построить уже не сможет. Его профессиональная история окончена. Человек, качественно выполняющий задачи, поставленные перед ним федеральным центром, в сложной ситуации не получил поддержки и оказался буквально на обочине жизни. И теперь его коллеги из других регионов, не желающие ждать, когда придут и за ними, могут прямо сейчас писать заявление по собственному желанию с пометкой «рекомендую возложить мои полномочия на следственный комитет».

Соглашусь, что вышесказанное изложено не без эмоций, все же тяжело анализировать ситуацию, в которую попал не абстрактный чиновник из далекого региона, а знакомый тебе только с хорошей стороны человек, профессионал с большой буквы. Отбросив в этой истории личное, акцентирую — тяжелее признавать, что такое может повториться, и не застрахован никто. Теперь никто.


тэги
читайте также