14 октября, понедельник

Какой еще один почерк?

14 ноября 2015 / 20:59
политолог, генеральный директор Центра политического анализа

Идиоты, которые сравнивают Норд-Ост и Батаклан, указывая на некий общий почерк при осуществлении теракта, подразумевают при этом, безусловно, что в России теракт был организован «кровавым режимом».

Оставим на их совести весь этот бред. И поговорим кратенько о почерке.

Четыре террориста в Батаклане и сорок террористов в Норд-Осте. Уже на этом можно ставить точку в вопросе об общности почерка. Но ведь, не уймутся. Поэтому продолжим.

Сорок террористов в ДК на Дубровке ставили своей целью максимальный контроль над заложниками, которых собирались держать так долго, сколько это было необходимо для реализации своих политических целей. Повторюсь — теракт имел в том числе и политические цели — заставить руководство России принять решение о выводе войск из Чеченской республики.

Первое убийство — полковника Васильева было совершено через два часа после захвата. Второе — Ольги Романовой — через семь часов. Оба они пришли в ДК после захвата самостоятельно то ли для того, чтобы предложить себя в обмен на детей, то ли еще для чего. Все это время террористы минировали здание с целью исключить его штурм. Заложники были щитом и гарантией безопасности для боевиков.

Затем в течение двух дней с боевиками вели переговоры самые разные люди — Леонид Рошаль, Анна Политковская, Григорий Явлинский, Иосиф Кобзон, Анвар Эль Саид, Сергей Говорухин, Дмитрий Беловецкий, Асламбек Аслаханов, Евгений Примаков, Руслан Аушев. За все это время террористы выпускают часть заложников, в основном детей. Им обещают сохранить жизнь, если они сдадутся. Но в ночь на 26 октября террористы начинают убивать заложников. Сейчас трудно сказать, было ли это случайностью, или просто у бандитов сдали нервы, но если первые жертвы среди заложников удалось еще как-то объяснить нападением неустановленного зрителя на террористку, то последовавшие в здании взрывы и очереди из автоматического оружия стали спусковым крючком — днем ранее террористы отказались от проведения переговоров, и теперь, очевидно, готовились к завершающей стадии — подрыву театра.

В результате штурма 36 террористов были убиты. Погибло 130 заложников, из них 10 человек — дети. До начала штурма террористы убили пятерых заложников.

Как мне кажется, причины, по которым власти выжидали и пошли на штурм только через трое суток после захвата — очевидны. Террористы прикрывались заложниками, но не ставили перед собой цели уничтожения их в максимально короткие сроки. Поскольку массовых убийств не было, и, напротив, в ходе переговоров из рук террористов удавалось вытащить на свободу несколько человек, штурм не осуществлялся до тех пор, пока оставались надежды. После того, как переговоры были прерваны, а террористы получили указания готовиться к подрыву, было принято решение о штурме.

Кстати, странно, но наши доморощенные специалисты по всему сразу, почему-то не стали обвинять власти Франции в том, что те осуществили штурм Батаклана всего через полчаса после поступления сообщений о захвате заложников.

Между тем, действия французского спецназа были полностью объяснимы. В отличие от Норд-Оста, террористы, захватившие Батаклан, стремились положить здесь и сейчас как можно больше народу. События развивались так, что террористы, ворвавшись в здание театра в 21–47 по местному времени, сразу начали стрельбу из автоматов Калашникова. Их было трое или четверо. И расстреливали они зрителей в течение получаса. За это время из театра удалось бежать многим — террористы вынуждены были перезаряжать автоматы. Спецназ был на месте через полчаса после сообщения о захвате, которое прошло в 22–20 (в случае с Норд-Остом через час). Причина такой оперативности заключается в том, что атака на Батаклан последовала через полчаса после первых терактов на Стад де Франс (21–15). Так что все силы полиции и спецназа к тому времени уже были на ногах.

Прибыв на место, спецназ около часа выжидал, пытаясь оценить последствия нападения, а затем в 00–25 пошел на штурм. К тому времени было понятно, что большая часть зрителей смогла убежать, и всего в заложниках находилось около 100 человек. Точнее назвать заложниками их было трудно, скорее, это были жертвы, поскольку террористы последовательно с ними расправлялись. Также стало понятно, что террористов трое или четверо. Поэтому быстрый штурм был вполне оправдан.

Всего было убито 87 человек. Сколько из них погибло во время штурма, сказать трудно. Судя по всему у террористов заканчивались патроны. Они использовали гранаты, о которых спецназ не знал. Возможно, часть жертв пришлась как раз на время штурма. Более подробно об этом мы узнаем в ближайшее время.

Резюмируя хочу еще раз предостеречь любителей делать поспешные выводы от проведения аналогий. События, произошедшие в России 13 лет, назад кардинальным образом отличаются от того, что мы видели во Франции накануне. И не замечать этого не просто глупо, а преступно.

Источник


тэги
читайте также