5 июня, пятница

Фантомный газ

22 мая 2014 / 19:21
публицист, историк

Подписание долгосрочного контракта России с Китаем по газу не осталось без внимания отечественных пикейных жилетов.

Как известно, в России все разбираются в политике и футболе. А также — в психологии межличностных отношений. Но, как недавно выяснилось, все всё знают про нефть и газ — подписание долгосрочного контракта России с Китаем по газу не осталось без внимания отечественных пикейных жилетов.

Газ вообще является для современной России субстанцией глубоко мистической.

То есть — газ, это такая штука, которая горит на кухне, как пел Цой, синим цветком, но прежде всего это что-то, от чего «мы», то есть население России, то ли должны процветать, то гордиться, то страдать. Или даже все сразу. Абстрактное нечто, которое если убрать из уравнения «Россия — это…», то России вроде как и не останется, потому как «энергетическая сверхдержава», «нефтегазовая игла, на которой мы прочно сидим», «энергетическое оружие», «мечты сбываются» и «они без нашего газа все замерзнут». За формулировками этими действительно стоит реальность, но она им далеко не тождественна. Мифология газа и нефти — одна из сильнейших в России, если брать бизнес (возможно, после мифа «Россия ничего не производит»). Книга известных журналистов Валерия Панюшкина и Михаила Зыгаря называлась «Газпром. Новое русское оружие» — и это почти квинтэссенция мифа о газе.

И недаром в 2008 году постоянный представитель России в Брюсселе Владимир Чижов сказал журналистам, что в странах Евросоюза сейчас «больше не наших танков боятся, боятся „Газпрома“». Газ — наше все. Как Пушкин, как Путин.

И вот подписание контракта с китайцами на фоне второго, третьего,. сорок пятого пакета санкций против российских компаний и чиновников со стороны США/ЕС/Гонолулу (нужное подчеркнуть). Ну, конечно же, тут политика! Тем более, когда речь идет о только заявленной сумме в 55 миллиардов инвестиций в российскую часть еще не построенной инфраструктуры, прежде всего — газопровода.

Сначала слово «Газпрому»: «Контракт сроком на 30 лет предусматривает экспорт в Китай 38 млрд куб. м. российского газа в год. Контракт подписан на взаимовыгодных условиях и включает такие основные параметры, как формула цены с привязкой к нефтяной корзине и условие „бери или плати“… „Восточный“ маршрут предусматривает поставку в КНР 38 млрд куб. м. российского природного газа по магистральному газопроводу „Сила Сибири“ (общая газотранспортная система из Якутского и Иркутского центров газодобычи, предполагающая транспортировку газа на Дальний Восток России и в Китай)… В 2009 году „Газпром“ и КННК подписали Рамочное соглашение об основных условиях поставки природного газа из России в Китай, предполагающее экспорт на китайский рынок до 68 млрд куб. м. газа ежегодно. В 2010 году были подписаны Расширенные Основные условия поставок газа из России в Китай. В сентябре 2013 года „Газпром“ и КННК подписали Соглашение об основных условиях трубопроводных поставок природного газа из России в Китай по „восточному“ маршруту».

55 миллиардов, 30 лет, громадный кредит от Китая и разговоры о том, что Китай будет покупать «наш» газ едва ли не задаром — все это волнует людей, озабоченных судьбами Родины.

В качестве примера приведем только два высказывания на тему контракта, на деле их тысячи. Первое — запись в Фейсбуке заместителя главного редактора «Коммерсанта» по экономполитике Дмитрия Бутрина. «Скорее всего, хороший контракт с CNPC. ЕС все равно будет сокращать потребление, куда-то этот газ надо девать, если мы его все одно добываем? Лучше двухпроцентная рентабельность при стабильных продажах за десятилетие, чем пятипроцентная при двадцатипроцентном падении продаж… ресурсная база не так важна (она у Газпрома избыточна), важны долгосрочные инвестресурсы для ее разработки и транспорта. Их же есть или на поставки в Китай, или на удержание доли рынка в Е. С. На то и другое — видимо, нет».

Высказывание имеет право на существование с парой поправок. В Китай газ будет поставляться с Ковыктинского и Чаяндинского месторождений (в Иркутской области и в Якутии). На сегодня инфраструктуры для доставки этого газа в Европу просто не существует, законтрактовать там такие объемы будет сложно или практически невозможно, но доставить невозможно точно. Нет трубы, насколько понимаю. Более того: с середины 2000-х годов (еще до прихода «Газпрома» на Ковыктинское месторождение) обсуждалось исключительно восточное направление поставок газа — никакой Европы в повестке не стояло. В 2007 году об этом более-менее определенно говорил зампред правления «Газпрома» Алексанлдр Медведев. Да и газ на этих месторождениях, строго говоря, пока не очень добывают. Так что логика «все равно добываем» — это художественное преувеличение.

Что до рентабельности, то тут все вопросы к «Газпрому», который, естественно, не спешит рассказать всему свету о конкретных условиях контракта. Ключевое слово, конечно же, не «надо же куда-то девать», а «инвестресурсы». Но это, так мелочи, интереснее другое — в своих комментариях даже люди вроде бы сведущие пренебрегают деталями, которые при недостатке данных — все.

Иной комментарий, на этот раз заместителя исполнительного директора Ассоциации «Голос», что наблюдает за российскими выборами с такой поразительной дотошностью и так четко разбирается во всех тонкостях российского выборного законодательства: «Так понимаю, что мы опять придумали на 4 года „стройку века“ на $70 млд. наподобие строек для Олимпиады, саммита АТЭС. Привыкшие к подобным распилам чиновники уже не могут без допинга. Теперь мы строим мегагазопровод. Что-то мне подсказывает, что выгода, растянутая на 30 лет с колоссальными вложениями с российской стороны, утонет в затратах на возведение трубы и коррупции. Десятки лет чинуши будут залазить без спроса к нам в карманы для финансирования этой затеи. Полагаю, что у всего этого 2 цели: политическая (показать Западу фигу), и личная (чиновники хотят „погреть“ руки). Буду рад, если ошибаюсь. Правда проверить это я смогу лишь через 30 лет, когда мне будет 63 года, а Владимиру Путину — 92».

Здесь можно разбирать буквально каждое слово по буквам на предмет несоответствия/частичного соответствия действительности.

Ну, например: 30 лет ждать для оценки «мегастройки» не придется. Чай, не первая стройка газопровода.

Далее: долгосрочные контракты — это стратегия «Газпрома» с советских еще времен. Вот цитата из случайно выбранной публикации последнего времени: «С санкции национальных государств „Газпром“ имеет долгосрочные контракты с европейскими энергетическими концернами: GDF SUEZ (Франция) до 2030 года, E. O. N. Ruhrgas (Германия) до 2035 года, Wintershall Holding (Германия) до 2030 года, Gasum (Финляндия) до 2026 года, RWE Transgas (Чехия) до 2035 года, ENI (Италия) до 2035 года. Пролонгированы на период до 2027 года и подписаны новые контракты с австрийскими компаниями EconGas, GWH, Centrex. Заключены контракты с румынской компанией Conef Energy на период 2010—2030 годов, со швейцарской компанией WIEE на период 2013—2030 годов, с немецкой компанией WIEH сроком до 2027 года, с чешской компанией Vemex на срок до 2018 года, с итальянской Premium Gas на период до 2024 года, с Sinergie Italiane до 2022 года».

То есть ту же логику можно применить к контрактам с германскими, французскими или иными потребителями «Газпрома»: придется ждать бог знает сколько лет, чтобы оценить эту жуткую мегастройку. Ну, скажем, «Северный поток». Бог мой, да зачем много лет? Залезаем на сайт «Газпрома» и читаем внимательно финансовые отчеты за каждый год, компания-то публичная.

А так, разумеется, можно в порядке мысленного эксперимента перенестись на 30 лет назад и вообразить себе следующий пассаж: «советская партократия страдает гигантоманией — вбухать огромные средства, залезть в многомиллиардные долги империалистическим банкам, чтобы построить никому не нужный кроме чинуш „Уренгой-Помары-Ужгород“ для снабжения нашим газом стагнирующих и загнивающих экономик капиталистического Запада!» Можно, только вот мы 30 лет уже качаем газ по этой трубе и ничего.

Гигантские деньги? Деньги огромные, факт. Только надо учитывать, что фактически с нуля будет создана немаленькая инфраструктура.

Дешевый газопровод «Ямал-Европа-2» аналитики оценивают примерно в 5 миллиардов, а он пройдет по районам с готовой уже инфраструктурой. На Ковыкте же огромные запасы гелия, который надо перерабатывать и строить для этого гелиевый завод. Да много чего придется строить.

И последнее: политика. Конечно, политика, куда без нее, когда речь идет о таких деньгах. Но главное тут деньги. Газ продает не Россия, а «Газпром» компания хоть и с госучастием, но на 50 процентов частная. Как там кто чего продавливает — то ли «Газпром» интересы Кремля, то ли Кремль «Газпрома» — история темная. Надо думать, что и так, и эдак бывает. Что, кстати, вполне нормально для любых крупных транснациональных компаний. Про «показать Западу фигу» — это только в контексте Украины и санкций может звучать осмысленно. Переговоры же, как уже упоминалось, ведутся минимум с 2009 года (на деле ранее), а визит Путина и подписание газового контракта в Китай вполне открыто анонсировался самое позднее в январе этого года — до всякой кровавой заварушки на Украине. Тут ничего личного — только бизнес.

Нет, вольно считать, что все разворуют, а газ продадут задешево. У нас же все разбираются в политике, футболе, человеческих отношениях, нефти и газе. Здесь все, кроме футбола, присутствует.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также