15 ноября, пятница

Что делать с крымской молодежью

14 августа 2014 / 13:05
кандидат исторических наук, публицист

С 10 по 20 августа под Севастополем проходит международный молодежный лагерь "Таврида".

С 10 по 20 августа под Севастополем проходит международный молодежный лагерь «Таврида», организованный Общероссийским Народным Фронтом, Росмолодежью и «Опорой России». В работе лагеря принимает участие более 1700 человек в возрасте до 35 лет. Это не только граждане России, но и представители порядка шестидесяти других государств.

В контексте текущей российской политики у Севастопольского молодежного слёта весьма интересный и глубокий функционал.

О нем стоит поговорить отдельно.

Во-первых, на «Тавриде» присутствует несколько групп участников. Условно их три. Это около пятисот молодых крымчан, делегации из остальной России и иностранцы. Одна из целей «Тавриды» — это сблизить крымскую и остальную российскую молодежь. Чтобы не было того разделения, о котором вынужденно написано и в этом тексте: «Крым / остальная Россия». Крымская молодежь должна понять, что такое российские молодежные реалии. Почувствовать себя неотъемлемой частью остальной страны. Понять внутреннюю логику «большой России». Российские молодые активисты при этом должны принять в свою среду молодежь крымскую. Увидеть и услышать, что происходило в сфере политики в целом и молодежной политики в частности, когда Крым был украинским. Это очень полезный опыт.

Молодежь из других государств, видимо, должна пронаблюдать текущую жизнь российского Крыма. Стать живыми свидетелями того, что, во-первых, в Крыму нет того «ада и голода», о котором пишет и украинская, и, отчасти, европейская пресса, а во-вторых, в рамках обучения на различных мастер-классах понять, что такое пресловутые российские реалии. В политике, экономике, СМИ.

Следующий момент касается непосредственно крымской молодежи.

Это та социальная страта, которая с одной стороны училась в украинской системе образования со всем агитпроповским набором «Украина — не Россия», отчасти выступая с протестными акциями против возвращения Крыма в Россию.

Но та же молодежь участвовала и готовила в том числе референдум и была пророссийски настроена. «Таврида» в данном контексте выступает еще и как своеобразный социальный фильтр, который дает больше шансов той части молодежи, которая настроена пророссийски. Об этом можно судить и по тематике секций слёта.

Если упрощать, то обучающие секции там касаются идеологии (в качестве которой, что характерно, выбран консерватизм), коммерции, политики и СМИ. По сути, это полный охват гуманитарной сферы, презентация для крымчан того, как в России все устроено, как с этим работать. Что вообще значит — быть в России молодым лидером. Здесь, кстати, очень важна идеологическая составляющая консерватизма. В пику либеральному Майдану, например, от которого Крым и ушел в Россию, и, шире, в пику либерализму, который сейчас продолжает занимать значимые позиции в западном политическом дискурсе.

Что касается, вещей сугубо политических, то создание молодых элит — а «Таврида» именно об этом — это стратегический для РФ проект. В рамках присоединения Крыма можно было бы решить проблему администрирования чисто механически, или, как говорят политтехнологи, «нагнать варягов». Такое решение дало бы позитивный эффект только в самой краткосрочной перспективе. В регионе должны быть свои, «родные» элиты, чтобы их адекватно воспринимало население. Но при этом элиты, которые ощущают себя российскими. Важно и то, что работа идет именно с молодежью. То есть, это стратегический проект, рассчитанный на самые широкие временные рамки. Это к слову и о панических настроениях, которые периодически просыпаются в России: «сейчас мы сдадим Украине Крым». Не сдадим, поскольку работа идет уже именно с молодежной средой. В Крыму выстраивается не только российское настоящее, но и российское будущее.

Подтверждает этот тезис и формат лагеря.

Организаторы форума видят будущее слёта в том, чтобы запустить эту площадку и под форум «Таврида», и для круглогодичного проведения комплексных молодежных, спортивных, культурных мероприятий разного уровня. Есть план развивать ее дальше, совершенствовать с тем, чтобы слет «Таврида» провести не за 10 дней, а за несколько смен, как это практикует «Селигер».

Что касается самой крымской молодежи, как носителей определенной ментальности, здесь также всё более чем интересно. Молодых крымчан в свете недавних событий никак не упрекнёшь в аполитичности. Это люди, которые, как минимум, голосовали на референдуме, а то и помогали его проводить. Это люди с очень четкой патриотической и пророссийской позицией. Но при этом крымская молодежь, если можно так выразиться, пока не совсем в системе, не очень знакома с «правилами игры». Показателен в этом плане конкурс волонтеров «Тавриды». Из четырехсот соискателей отбор прошло 120 человек. Это почти четыре человека на место. В летний образовательный лагерь был конкурс, как в вуз на престижный факультет.

То есть, участвовать стремятся очень многие, это важно и интересно самим крымчанам. Но пресловутой системности пока не хватает. Это, впрочем, не удивительно, если учесть тот факт, что в украинский период в Крыму из почти трехсот молодежных организаций реально работало десять. Киеву было не до крымской молодежной политики. Да и не до Крыма вообще, как ясно продемонстрировала реальность.

Молодежь из России, при этом, как показывает практика, куда спокойнее, но при этом в целом, системнее.

И здесь может получиться очень качественный обмен опытом уже непосредственно в самой молодежной среде. Крымчане увидят, что такое систематическая работа, пресловутые социальные лифты, остальные россияне увидят ту активность и волю к победе, которые помогли Крыму воссоединиться с Россией.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также