18 января, суббота

Борьба за океаны начинается с китайского иероглифа «бу»

13 июля 2016 / 16:58
политический обозреватель «Царьград ТВ»

Гаагский суд отказал Китаю в правах на районы в акватории Южно-Китайского моря. Китай пожал плечами.

Конфликт вокруг островов Спратли и других островов в Южно-Китайском море затянется надолго и не найдёт своего разрешения в суде, поскольку сам по себе является элементом глобального сдвига слоёв в мировой геополитике. А в ней сегодня происходит перенос основного геостратегического вектора с суши на Мировой океан. Так прокомментировал текущие события главный военный советник министерства обороны РФ адмирал Иван Васильев известие о решении Гаагского суда отказать Китаю в правах на районы в акватории Южно-Китайского моря вокруг архипелага Сиша (Парасельские острова), островов Наньша (Спратли) и Хуанъянь (риф Скарборо).

«Я говорил об этом ещё в конце 1999 года — XXI век будет веком новых войн, войн за Мировой океан, — отметил адмирал, профессиональное занимающийся также аналитикой в военно-морской области. — Данное решение, как и весь конфликт вокруг островов Спратли, только символизирует уже явно обозначившееся перемещение геостратегического вектора с суши на океаны».

Сегодня Постоянная палата Третейского суда в Гааге постановила, что у Китая нет законных оснований заявлять об исторических правах на так называемую «линию девяти пунктиров», которой Пекин обозначает подконтрольную ему акваторию в Южно-Китайском море. Это означает, указывают комментаторы, что международный суд в Гааге отверг притязания КНР на обширные районы в акватории Южно-Китайского моря, на которые также претендуют близлежащие страны Юго-Восточной Азии. В частности, отмечено в вердикте, Китай нарушает суверенные права Филиппин, проводя поиски природных ресурсов на шельфе Рид-Банка, а строительство насыпных островов в этих районах наносит ущерб окружающей среде.

Отдельные права Филиппин выделены по той причине, что именно эта страна обратилась в гаагский суд в 2013 году и потребовала рассмотреть вопрос о том, действительно ли у Китая есть права на ряд островов и шельф Южно-Китайского моря. Обращение, впрочем, было односторонним — поскольку Пекин заявлял о неоспоримости своего суверенитета над данными территориями, — а значит, решение суда не является обязывающим для проигравшей стороны, как это бывает в арбитражных процессах.

Между тем, кроме Филиппин, о своих правах на регион вокруг островов Спратли заявляют также Малайзия, Бруней и Вьетнам. Кроме них, над этими территориями нависает зловещая тень США, которым, как обычно, есть дело до всего и которые, как обычно, берут на себя тяжёлую ношу «поддержания мира». В том понимании, как это обычно исповедуют США.

США на данный момент поддерживают филиппинцев, но насколько те верят в искренность американского союзничества — вопрос открытый. Более очевидным является транзитная ценность Южно-Китайского моря: через него ежегодно проходит грузов на 5 трлн долларов. Кроме математической величины присутствует и стратегическая — на конце одного из транзитных регионов висят Японские острова, причём висят практически беспомощно: своих природных ресурсов у Японии нет и она полностью зависит от привозного сырья. Да, вывоз товаров Японии идёт тоже по этому маршруту. Почти то же положение у Южной Кореи — физический импорт и физический экспорт осуществляются через Южно-Китайское море. Поскольку та и другая страна представляют собою «непотопляемые авианосцы» США на Дальнем Востоке, понятна заинтересованность Вашингтона в «отбрасывании» Китая от японской и корейской «аорты».

Китай, в свою очередь, собственное слово сказал немедленно. В целом оно сводится к иероглифу «бу», то есть к слову «нет», а в частности МИД КНР заявил: «Китай не приемлет какие-либо способы разрешения вопросов, связанных с установлением границ на суше или на море, которые ему навязываются». Что же до инициатора иска, то «КНР продолжит твёрдо выступать за разрешение соответствующих споров с Филиппинами по Южно-Китайскому морю путём переговоров». После чего Пекин более чем прозрачно намекнул на наличие у него клыков: «Китай — это основная сила, обеспечивающая мир и стабильность в Южно-Китайском море», а «решение Филиппин об инициировании арбитража в одностороннем порядке идет вразрез с двусторонним соглашением о разрешении споров путем переговоров и нарушает положения Конвенции ООН по морскому праву».

Об этом же ранее заявлял заместитель начальника Объединенного штаба Центрального военного совета Китая адмирал Сунь Цзяньго. Выступая на Международной конференции по безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе «Шангри-ла диалог» в Сингапуре, он прямо обозначил позицию Пекина: «Я хотел бы подчеркнуть, что соответствующие разногласия Китая и Филиппин не могут решаться в арбитражном суде. Ранее Пекин и Манила на основе двусторонних договоренностей, а также на основе Декларации поведения в Южно-Китайском море решили вести переговоры по данному вопросу. Кроме того, территориальный суверенитет не входит в юрисдикцию Конвенции о морском праве». Сунь Цзяньго добавил, что «правительство КНР ранее уже многократно заявляло, что не приемлет решений арбитражного суда, не будет в нем участвовать, не признает его полномочия, что не нарушает норм международного права».

Выигравшая дело Манила сразу же выступила в примирительном духе, заявив, что, собственно, решение суда они и сами считают не более чем основой для переговоров по определению прав и обязанностей сторон, вовлеченных в данный конфликт, что в конце концов, по заверению избранного президента страны Родриго Дутерте, «будет способствовать поддержанию стабильности в регионе».

Филиппины и другие страны, претендующие на свою часть спорных островов, болезненно приняли в конце 2013 года начало Китаем масштабных гидротехнических и строительных работ по созданию искусственных островов в Южно-Китайском море. Кроме того, китайцы расширяют площади существующих островов. Так, например, до конца года они собираются ввести в эксплуатацию ещё два маяка на островах Наньша (Спратли), а на одном из них — Юншу — уже завершилось строительство современной больницы. В апреле Китай построил маяк на другом острове спорного архипелага — рифе Чжуби (Суби). Как сообщило министерство транспорта КНР, на нем были установлены автоматическая система распознавания судов и базовые станции УКВ- радиосвязи. На острове Тайпин созданы необходимые для проживания медицинские, научно-исследовательские объекты инфраструктуры, аэропорт, пирс, маяк, а также почта и объекты энергетической инфраструктуры. Это стало весьма предметным ответом на попытку Филиппин добиться в том же международном арбитраже признания острова Тайпин рифом. «Бытовые условия, созданные на острове Тайпин китайским народом, подтверждают, что это — остров, на котором можно в полной мере жить и вести хозяйственную деятельность, — ответила на эти поползновения официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин, добавив: — Намерение Филиппин признать через арбитраж Тайпин рифом является их попыткой отрицать суверенные права Китая на архипелаг Наньша и соответствующие морские права».

Собственно, на том спор по крайней мере об этих островах можно считать законченным. Никакой суд — тем более односторонний, тем более китайцами не признаваемый — не в состоянии заставить их покинуть территории, на которых они уже обосновались. Тем более этого не смогут сделать малые страны региона. У них остаётся вариант действий по китайской же кальке — заселить острова своими гражданами и начать их осваивать. Однако этого им делать не дают те же китайцы: их флот постоянно патрулирует эти места и ведёт себя достаточно решительно, чтобы, к примеру, те же филиппинцы рисковали настаивать на своём вплоть до вооружённых действий. Так, недавно Манила проглотила размещение Китаем до пяти своих патрульных кораблей вокруг атолла Джексона, который входит в состав спорного архипелага Спратли. В какой-то мере на подобные действия отвечает только Вьетнам, который пару раз демонстрировал ту же решительность, что и китайцы, но и тогда стороны расходились относительно мирно.

Единственный, кто мог бы теоретически вытеснить китайцев из Южно-Китайского моря — это американцы, точнее, их авианосные группировки, потому что на все другие формы протеста со стороны Вашигтона китайцы отвечают упрямым «бу». Но пойдут ли они на это?

Адмирал Иван Васильев в этом сильно сомневается. «Конечно, военные специалисты понимают, что американская АУГ объективно сильнее китайской, а американский флот сильнее китайского — он вообще самый сильный в мире, — признаёт информированный военный специалист. — Но точно так же и американцам ясно, что Китай обладает ядерным оружием, и вооружённая конфронтация с ним чревата большими неприятностями, особенно с учётом высокого боевого духа китайцев». «Сама их твёрдая позиция и оценка со стороны Америки, что Китай готов сопротивляться, — это и есть сдерживающий фактор», — подчеркнул адмирал Васильев.

Действительно, до сих пор американцы ограничиваются только заявлениями, что намерены патрулировать 12-мильную зону искусственных островов КНР в Южно-Китайском море два раза в квартал, к тому же силами не более одного эсминца, что сразу же вызвало бурные протесты Пекина. Но протесты протестами, а по факту США даже в этом случае не решаются заходить в новоявленные китайские территориальные воды. Хотя и заявляют, что не признают суверенитет Китая над островами.

Таким образом, похоже, что ситуация в Южно-Китайском море на данный момент неразрешима и разрешима в рамках мирных судебных процедур быть не может. По крайней мере, на данный момент, что и показал результат процесса в Гааге. Но и военный пусть никому не желателен.

Так что, судя по всему, геостратегия борьбы за океаны начинается с откусывания их кусочков явочным порядком. России стоит помнить об этом, оглядываясь на до сих пор не поделённые площади Арктики…


тэги
читайте также