15 июля, понедельник

Берегите глаза!

07 августа 2014 / 19:57
руководитель PR-агентства «Глейпнир»

И страховые взносы, и психологическую помощь и даже жилет с надписью «Пресса», в конечном счете, оплачивать будут подписчики, зрители и рекламодатели.

Циничное отношение к окружающей действительности — примета информационно общества. Масштабнейший поток информации несет нам сообщения о жестоких убийствах, катастрофах, вооруженных братоубийственных конфликтах. Самолеты падают, корабли тонут, газопроводы взрываются, митингующие берут штурмом правительственные здания, дети гибнут в разрушенных ураганными ветрами и землетрясениями домах.

Есть теория, что количество безвременно унесенных жизней в мире всегда было пропорционально количеству населения, лишь скорость распространения информации в современных СМИ и эмоциональная реакция в глобальных социальных сетях питают наше восприятие окружающего мира, как поистине страшного места для жизни.

Обеспечивают нас информацией, а заодно и шокирующими подробностями, люди, чьими профессиональными обязанностями является представлять общество там, куда всем вместе гражданам невозможно добраться. К ним относятся и места вооруженных конфликтов.

Но эта идиллическая миссия «глаз общества» далеко не единственная задача репортера в XXI веке.

Именно материалы в СМИ часто становятся поводом для внимания к той или иной ситуации со стороны межгосударственных организаций, призванных обеспечивать международный мир на планете.

Система ООН, ОБСЕ как и, скажем БРИКС или G77, обладают масштабным бюрократическим аппаратом. Также они связаны международными договоренностями, согласно которым направление даже наблюдательных миссий в тот или иной регион мира, сопряжено со значительными проволочками. Кроме того все они, так или иначе зависят от национальных интересов стран, занимающих в организации ведущее положение. А они, в свою очередь, могут симпатизировать одной из сторон конфликта.

В то время, как репортер на свой и редактора страх и риск пробираются в «горячие точки». Разумеется, они часто также представляют ситуацию с точки зрения тех или иных участников противостояния, но даже в таком случае материалы, взятые вместе, дают хорошую пищу для анализа, размышления, а нередко и действий.

Таковы причины актуальности вопроса о защите прав и самой жизни журналистов. Он задается каждый раз, когда погибает кто-то, считающий своим долгом проливать свет на факты, которые другие стремятся скрыть.

Еще в конце октября прошлого года в Сочи на фестивале «Вся Россия» депутат Госдумы Сергей Железняк предложил профессиональному сообществу подготовить пакет предложений для обеспечения социальной и физической защиты журналистов-расследователей и фронтовых репортеров. Уже в пакете законов, касающихся наказаний за нарушения при проведении массовых политических акций в России, предлагалось обязать редакции предоставлять репортерам яркие маркирующие их знаки и средства защиты.

Впрочем, работу репортера, ведущего расследование или готовящего «репортаж с петлей на шее», такой цветной жилет может лишь усложнить.

А в ситуации военных действий, как ясно показали украинские события, даже сделать мишенью. Для того, чтоб не допустить утечки информации о зверствах, достаточно перестрелять всех, не аккредитованных при СБУ представителей прессы. И АТО станет более демократичной в глазах мирового сообщества, не так ли?

Другой вопрос — страхование жизни и здоровья журналиста, очевидно более жизнеспособная мера. По этой идее, скорбящие родственники павшего рыцаря пера, должны получить компенсацию, на которую с помощью страховой компании скопила редакция. Без вмешательства федеральных законодателей здесь явно не обойтись — профессия журналиста считается одной из самых опасных, а значит ее носители — не очень интересные клиенты с точки зрения этих циников от бизнеса.

В дополнение к страхованию, СЖР также предлагает обеспечивать за счет редакций психологическую помощь их сотрудникам. С одной стороны это напоминает о спам-рассылке, предлагающей редакторам изданий провести платное тестирование на пригодность своих репортеров «на переднем крае вооруженной борьбы». С другой — заставляет вспомнить, что журналистика хоть и самая значительная с точки зрения общества и государства, но лишь часть медиа-бизнеса. Так что и страховые взносы, и психологическую помощь и даже жилет с надписью «Пресса», в конечном счете, оплачивать будут подписчики, зрители и рекламодатели.

Все эти размышления на первый взгляд могут показаться циничными. Но если разобраться, они приводят нас к простому выводу. С точки зрения защиты прав, защиты жизни и здоровья, журналист лишь не должен отличаться от любого другого гражданина страны. Это приводит нас к необходимости решения более глобального вопроса: защиты прав граждан России, попавших в трудную ситуацию за рубежом.

А это значит, что заметнее и эффективнее должна стать работа круглосуточный ситуационно-кризисный центр МИД РФ.

Когда в начале прошлого года создавали этот департамент, говорили о широком спектре помощи: от предоставления оперативной информации о ситуации на той или иной территории мира, до вооруженного вмешательства спецподразделений. Но ситуация в Сирии, ставшая спусковым крючком для центра при МИД, о котором мы больше почти ничего не слышали с тех пор, не довела до такой демонстрации силы.

А на Украине, когда каждый шаг официальной Москвы должен делаться (и делается) по схеме «семь раз отмерь, а один — отрежь», также не подходящая для этого ситуация. С другой стороны, именно гибель российских журналистов во время освещения конфликтов на территории этой постсоветской страны, запустила очередную волну обсуждения гарантий безопасности для репортеров.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также