30 сентября, пятница

Проблемы возникли из-за объявленного заранее проходного балла

08 августа 2013 / 21:20
зампред комитета Госдумы по образованию, член фракции «Справедливая Россия»

Всем вузам нужно разрешить проводить дополнительные испытания.

Откуда столько отличников в этом году?

Очевидно, что вряд ли повысилось качество образования за год. Сыграло свою роль несколько факторов. Мы помним скандалы с утечкой информации о контрольно-измерительных материалах. Кому-то это помогло.

Ранее проходную планку результатов ЕГЭ устанавливал Рособрнадзор уже после сдачи экзаменов. Этим чиновники контролировали число абитуриентов, которые выходили из школы без аттестатов. Этот процент не должен быть слишком большим. Скажем, 10% провалившихся - и родители выйдут на улицы. Обычно максимум - это около 2%. В этом году они объявили проходной балл заранее. Но чтобы не получилось так, что каждый четвертый или пятый провалился на экзаменах, требования изначально были занижены, и вузы оказались в сложном положении. Как отсеивать?

Чтобы этой проблемы избежать в будущем, я бы разрешил не только ведущим российским вузам проводить дополнительные испытания для абитуриентов, но и вообще всем вузам на свое усмотрение. Если в вузе высокий конкурс, то почему бы не внести дополнительные критерии? Или, например, если абитуриент был участников международной конференции по тому или иному предмету – он автоматически зачисляется в вуз. Эту практику можно было бы расширить. Сейчас у вузов нет возможности принимать к себе таких абитуриентов вне конкурса.

Я бы ввел дополнительные испытания: что-то вроде собеседования, на котором можно проверить достоверность оценки знаний по итогам ЕГЭ. Например, если абитуриент всегда хорошо учился по этому предмету, но на экзамене перенервничал, сорвался, провалился, то собеседование выявит его реальные знания.

Проблему в целом можно описать так: у нас очень невысокий конкурс среди поступающих.

На недавней пресс-конференции ректоров ведущих московских вузов речь шла как раз напротив – о крайне высоком конкурсе, по отдельным специальностям до 80 человек на место…

Дело в том, что в среднем у нас получается около 800 тысяч абитуриентов и примерно столько же у нас мест. Но где-то происходит недобор. Люди не идут на непрестижные с их точки зрения специальности, а идут на юридические, экономические специальности, на менеджмент и так далее. Конкурсы создаются только на отдельные специальности, а если бы абитуриенты распределялись равномерно – все было бы нормально. Из-за этого в 1990-е годы часто бывало так, что количество медалистов, поступающих льготно, превышает количество бесплатных бюджетных мест на той или иной специальности.

Нам нужна система профотбора. Начиная с государственных экзаменов и заканчивая отбором в вузах. Дать право ректорам влиять на набор студентов. Например, зачислять на льготных условиях спортсменов. Нельзя же быть вечно спортсменом? Нужно и образование получать.

Я также считаю, что не имеет смысла делать контрольно-измерительные материалы секретными. Пусть каждый школьник по ним готовится. И если он, так же как по билетам, все ответы знает, то неважно, тестовая ли там система или более сложная система. Он готов. А если не знает, то ему уже ничем и не помочь.

Вы говорите в основном о необходимости вернуть вузам самостоятельность. Но ведь масса примеров, когда сами вузы прибегают к сомнительным схемам при наборе первокурсников. Например, недавно Российский студенческий союз обратился в прокуратуру с требование проверить несколько российских вузов на предмет приема абитуриентов с более слабыми результатами в ущерб более сильным поступающим. Причем сделано это было второпях, чтобы уложиться в т.н. первую волну. Что с этим делать?

На ректоров по-прежнему оказывается очень большое давление. Как правило, в своем городе ректор человек известный. Он выступает по телевидению, в прессе, встречается со студентами, их родителями и, конечно, его окружают, как и любого человека, друзья, соседи, родственники, коллеги. И все они считают, что у ректора, несмотря на систему ЕГЭ, есть особая лазейка, возможность повлиять на ситуацию. К нему идут ходоки, просят за поступающих, вознаграждение предлагают. И придумываются разные схемы, как протаскивать конкретных абитуриентов.

Раньше это были так называемые ректорские списки - когда ректор договаривался с председателем экзаменационной комиссии, без ведома которого нельзя было ставить оценку «2» или «5». И вот если он получал команду не заваливать того или иного абитуриента, он мог это сделать. Сейчас это не в такой степени, но всевозможные махинации с аттестатами проводятся.

Например, бывает и такая схема. Человек подал документы в несколько вузов. Но для зачисления нужен оригинал аттестата. И всегда возникает дилемма: принесешь аттестат сюда – там место потеряешь. Возможно, как-то используется этот механизм, достаточно вспомнить скандал во Втором меде. Лазейки остались. Это место для работы правоохранителей и Рособрнадзора.

А могут ли вузы использовать такие лазейки не ради наживы, грубо говоря, а ради того, чтобы обеспечить именно такой набор, какой нужен исходя из представлений ректората?

Если бы процедура была полностью открыта, то это невозможно. Но негласно можно отдавать преференции абитуриентам с ограниченными возможностями. Иногда делается предпочтение национальным республикам. Раньше делались льготы для сельских выпускников. Тут логика какая: сельские абитуриенты, как правило, подготовлены хуже. Но их все равно нужно принимать, потому что в родной местности понадобится такой специалист, и кто как не он туда вернется?

Что касается приезжих из других регионов, то в советские годы с этим было строго и попытки поступить, скажем, жителю Орджоникидзе куда-нибудь в Ижевск, когда и в его родном городе есть те же специальности, всегда вызывали подозрения. В 1990-е годы в некоторых республиках система поступления бал настолько коррумпирована, что поступить можно было лишь за очень большие деньги. Вот они и ехали в другие регионы, где-то также поступали за деньги, но куда меньшие, чем у себя. Где-то это действительно были хорошие ученики, которым не было места в вузе по месту жительства, где-то – люди так упрощали себе жизнь.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика