17 января, четверг

Про тысячу задержанных и последствия этого

29 марта 2017 / 13:47
президент фонда «Петербургская политика»

Сильные стороны для власти: А) Создается прецедент, которым можно будет пугать потенциальных участников «несанкционированных» акций.

Б) Создается «правовая» основа для какого-нибудь болотного дела, если поступит заказ.

В) Власть демонстрирует, что не бездействовала

Г) Несмотря на то, что действия полиции отнюдь не были самыми жесткими в истории разгонов митингов (и нежелание устроить Минск было очевидным), в целом демонстрируется готовность режима «пойти до конца» в защите самого себя.

Д) Создается прецедент предъявления организаторам обвинения во лжи. Не помню кто (кажется, Волков) продвигал тезис, что в Москве в автозаках всего 600 мест, так что много не заберут.

Минусы заметнее.

А) Тысяча задержанных – признание и популяризация того, что участников было не 8 тысяч. И, видимо, даже не 20.

Б) Тысяча задержанных – статистически значимое для города событие, демаргинализирующее участников ивента. Число вовлеченных в тему родственников, коллег, однокурсников статистически значимо. А через пару рукопожатий это сотни тысяч москвичей. Обсуждение случаев про знакомых и родственников можно услышать, случайно заходя в кафе или бизнес-центры. Что это породит – страх или гнев – большой вопрос. Вернее, лотерея. Особенно в том, что касается темы подростков и молодежи. 

В) Почти никто из внятных публичных лиц не заявил, что все было сделано правильно. Умолчание темы на ТВ лишь облегчает возможность спикерам по вызову уклониться от оценок.

Г) Правовая сторона действий правоохранителей остается неочевидной. Вернее, с правовой стороны многое допустимо (хотя не все – трудно легитимировать фальсификацию протоколов). А с конституционной – как пишут в статусах профилей социальных сетей, «все сложно».

Д) Нет ни малейших внятных попыток заесть тему ивента и арестов хоть какими-нибудь темами повестки дня. Москвичам в эти дни нечего больше пережевывать. Писал уже об этом сегодня.

Д) Большое количество институтов медиации самоупразднилось. От общественных палаток, обудсвимен и СПЧ до прокуратуры, церкви или, прости господи, мэрии и судов. Если не создавать им репутацию невстроенных в полицейскую вертикаль игроках – то на фиг они вообще политически нужны?

Источник


тэги
читайте также