18 июля, четверг

Порядка 25-30% избирателей готовы голосовать за правых во Франции

12 марта 2014 / 02:59
кандидат политических наук, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН

Франция остается страной, где доминирует левая политическая культура.

Как вы считаете, высоки ли шансы выхода Ле Пен во второй тур президентских выборов во Франции в 2017 году?

Конечно, за два с половиной года до президентских выборов окончательные прогнозы делать тяжело. Окончательный расклад станет понятен за 2−2,5 месяца до выборов. Но на данный момент, это вполне реалистичная оценка. Вспомним результаты общеевропейских выборов. Хоть в них и приняли участие только порядка 40% избирателей, «Национальный фронт» получил первое место. По разным прогнозам, сейчас порядка 25−30% избирателей готовы голосовать за правых во Франции. Все это позволяет говорить о том, что шансы неплохие. Вполне возможно, что если тенденция сохранится, Марин Ле Пен выйдет во второй тур. Но ее победа все же исключена.

Несмотря на популярность, харизму и прочие достоинства Марин Ле Пен, Франция остается страной, где доминирует левая политическая культура. В лучшем случае, повторится ситуация 2002 года, когда Жан-Мари Ле Пен вышел во второй тур, но за Ширака в итоге проголосовали более 80%. Примерно такой же расклад возможен и в 2017 году.

А проблема Марин Ле Пен в том же, в чем и ее отца, против которого во втором туре в 2002 году поднялась вся Франция, или она объективно уступает по популярности какому-то другому вероятному кандидату?

Хотя «Национальный фронт» за последние годы и проделал большую работу в том, чтобы уйти от имиджа ксенофобской партии, да и сама Марин Ле Пен ушла от одиозных антисемитских шуток, свойственных ее отцу — она сделала партии новое лицо — тем не менее, левые противники «Национального фронта» все время подчеркивают экстремизм этой партии. Сейчас к этому прибавились обвинения в сотрудничестве с российскими властями. Как на днях сказал первый секретарь Соцпартии Франции, «Марин Ле Пен — это пешка в руках Путина». А Путина он называет противником Франции и Евросоюза. Так что хоть партия и стала «рукопожатной», но ярлык неонацистской организации она сохраняет. Это мешает ей завоевывать новых сторонников.

Во французских СМИ появились сообщения о том, что Россия тайно финансирует «Национальный фронт», российские политики прямо взаимодействуют с этой партией, например, наши депутаты посещали съезд партии. Каковы перспективы сотрудничества, на ваш взгляд? Есть ли риски?

Европейских политиков, готовых реально добиваться изоляции России, немного. Но и друзей России среди них немного. Марин Ле Пен и «Национальный фронт» — одни из немногих, кто готов поддерживает Россию и сотрудничать с нами.

Конечно, контакты с «Национальным фронтом» на уровне депутатов уже стали поводом для либералов упрекнуть наши власти в двуличии: якобы на Украине они борются с неонацистами, а во Франции с ними сотрудничают. Я считаю, что такие параллели некорректны, потому что «Национальный фронт» не нацистская и не фашистская партия. Да, это ультраправая партия, но в ее программе или публичных выступлениях вы не найдете никаких нацистский заявлений или суждений.

Хотя во Франции, конечно, до сих пор «Национальный фронт» сохраняет экстремистский ярлык. Это надо иметь в виду.

То есть, чем быстрее нормализуется имидж «Национального фронта» во Франции, тем это выгоднее нам?

В общем да. Но я бы не стал считать, что у «Национального фронта» большие перспективы во Франции. Сейчас на волне кризиса, на фоне крайне непопулярного президента они набрали силу, но все же более перспективной силой являются правоцентристы, которые твердо занимают свою нишу.

Впрочем, подвижки в социально-партийной структуре Франции могут произойти перемены. Скорее всего, от де факто двухпартийной системы они перейдут хотя бы к системе на две с половиной партии, в том смысле, что «Национальный фронт» усиливает свое влияние.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика