20 июля, суббота

О положении военных в обществе

13 августа 2015 / 15:36
политолог, заместитель директора Национального института развития современной идеологии

Фактически, мы возвратились в послевоенную ситуацию, когда офицер был просто светочем достатка, богатой жизни и уважения в народе среди общей разрухи. За годы после войны, по мере мирного строительства эта ситуация выравнивалась.

Спасибо коллегам, которые по случаю годовщины трагедии «Курска», перепостили старую публикацию в «Коммерсанте» стенограммы встречи Путина с семьями подводников. Там есть огромный «экономический» блок. Люди рассказывают, сколько получал лейтенант, сколько мичман и как унизительно было служить офицером. Путин говорит, что мы это все исправим.

И исправил. Сегодня офицерство — действительно привилегированная часть общества. Конкурсы в военные ВУЗы растут, в кадетские училища приличные без блата не попасть, стать контрактником — это фактически единственный способ «пробиться» хоть к какой то достойной жизни для социальных низов. Про ПР-проекты вроде «парков военных развлечений» или «танковых биатлонов», про безудержное продвижение «победной», героической версии военной истории я не говорю.

Фактически, мы возвратились в послевоенную ситуацию, когда офицер был просто светочем достатка, богатой жизни и уважения в народе среди общей разрухи. За годы после войны, по мере мирного строительства эта ситуация выравнивалась. Офицерство потихонечку спускалось по социальной лестнице до вполне обыденной и невыдающейся позиции внутри среднего класса.

Страна не собиралась воевать и командир полка логично получил статус и доход, как любой другой начальник среднего подразделения в системе государственной службы. Грубо говоря, как заведующий кафедрой в ВУЗе-середнячке.

Сейчас разрыв в доходах завкафедрой и комполка — снова в три раза не в пользу первых. Аспирант и лейтенант — в семь-восемь раз. Приводились данные, что среди европейских армий доходы российского офицерства стали самыми большими. (Так было до прошлогодней девальвации рубля, во всяком случае) Если объективно, то российская армия — лучшее, что произошло со страной в нулевые-десятые. Но у любой медали есть и обратная сторона.
Если ты имеешь лучшую в мире исследовательскую и научную систему в здравоохранении, ты не захочешь, а все равно замахнешься на мировые проблемы вроде рака или физического бессмертия. Лучшая в мире система образования — вне зависимости от твоих планов и желаний — заставит тебя привлекать студентов со всего мира и не только зарабатывать на этом, но экспортировать и образ жизни, и ценности.

Набор инструментов, находящийся в распоряжении, всегда определяет набор задач и способы их решения, а вовсе не наоборот, как может показаться.

«Лучшая» армия все равно перейдет границы и будет задействована на поле боя. Инструмент, в создание которого ты отдал свои лучшие ресурсы, вложил всю душу, все равно будет использован по назначению.

Войны на границах и агрессивная риторика — это неизбежное (и полагаю, что скорее неосознанное, чем рефлексивное) следствие главного успеха России в последние 15 лет. Ну и замерить, когда это все кончится можно тоже примерно этим же методом. Когда полковник начнет свое движение к завкафедрой в смысле доходов и социального статуса. (Ну или завкафедрой — к полковнику, это уж как получится). Очень бы хотелось, чтобы произошло это сближение без травм для общества.

Источник


тэги
читайте также