19 июня, среда

Политтехнологи рассказали об эталонном кандидате на предстоящих выборах в Госдуму

06 октября 2016 / 09:55

В четверг, 9 июня, в ТАСС состоялся круглый стол «Образ идеального кандидата в депутаты Госдумы». Ведущие российские политологи и политтехнологи в ходе мероприятия по итогам исследования Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) рассказали, каким должен быть эталон кандидата на предстоящих выборах в Госдуму.

Профессор НИУ ВШЭ, эксперт по политтехнологиям Олег Матвейчев рассказал, каким он видит идеального кандидата, — «Есть противоречие: люди называют идеальным кандидатом одного, и в то же время, что называется, „выходят замуж за другого“.

В то же время, есть такие же противоречия и внутри этой логики. С одной стороны, люди говорят постоянно о пользе, которую должны им приносить депутаты, о выполнении данных обещаний, а с другой стороны, в качестве негативных результатов назвали такую вещь, как популизм. Популизм — это и есть те самые разговоры о пользе, об обещаниях „мы завтра отменим капремонт, мы завтра построим все дороги, мы завтра увеличим вам зарплаты и пенсии“ и т. д. То есть, те самые разговоры о пользе, которые здесь неоднократно в идеальных качествах фиксировались. Эти противоречия в голове у избирателя есть, и с ними нужно отдельно разбираться.

Я бы хотел сказать, что к результатам исследований нужно относиться, особенно политологам, как минимум, точно так же, как врач относится к анализам. То есть, это симптом болезни или здоровья (если анализы хорошие). Но нужно понимать, что это не истина в последней инстанции. Народ может показать самые разные результаты, но это не абсолютная истина и мы не должны за этим гнаться. Может быть, какие-то вещи мы должны даже вылечить».

«Вот тревожная и болезненная вещь, которая мне видится здесь, — это размытость образа депутата и пересечение его с образом чиновника, управленца и т. д. Я это воспринимаю как человек, который уже объехал 75 регионов России (в ближайшие годы буду отмечать полное закрытие всех регионов) и постоянно встречаю людей, для которых слово „кандидат“, „депутат“, „губернатор“, „сенатор“ и „чиновник“ — это все одно и то же. Это некая власть, мифическая, условная, совершенно не идентифицированная, и все ее представители виноваты в одном и том же, если к ним отношение критичное (или они молодцы, если отношение не критичное).

Отсюда возникает очень много непонятных вещей. Например, люди начинают представлять, какая будет помощь населению и будут ли выполнены обещания, тогда как законотворческая результативность не считается главным аргументом в пользу кандидата. Представьте себе: мы работаем все где-то, выполняем определенные функции, а наш начальник будет считать, что эффективность — это не то, что мы делаем на работе, а совершенно какая-то другая функция. И, как следствие, оценивает нашу деятельность часто очень критически, совершенно по другим критериям. Извините, но это сумасшедший дом.

Нам всем — политикам, журналистам, СМИ — нужно заниматься просветительской деятельностью и рассказать всем партиям, чем занимается депутат, депутат Госдумы особенно, какие его функции.

К сожалению, у нас некоторое количество политиков не заинтересованно в этой просветительской миссии. Им нравится обманывать народ, они считают, что, обманывая людей, они тем самым будут получать какие-то дивиденды. И на следующем витке получится, что они не выполнили обещаний и т. д. Обманывают они просто — теми же самыми слоганами „зарплату вам повышу, пенсию повышу, детей войны награжу, капремонты отменю“, это известная история. Выводить таких ребят на чистую воду нужно», — добавил политтехнолог.

«Я тогда буду доволен исследованиями, как врач хорошими анализами, когда у нас люди начнут говорить: „вот законотворческая деятельность депутата, мы видели, что он выступал в Думе, был инициатором таких-то законопроектов и поправок, разработал столько-то законов, важных и нужных для страны, благодаря которым стало лучше с детскими садами, например“. И люди выбирают этого человека. Когда люди так начнут говорить, я буду счастлив и доволен, что я живу в стране цивилизованной, которая состоит из граждан сознательных, понимающих, кого они выбирают, зачем и т. д. Когда у нас критерий идеального депутата — „помог он мне или не помог, построил дорогу в нашем дворе, засыпал яму, вкрутил лампочку или покрасил скамейку“ — это уровень восприятия „я вам бусы, вы мне бонус“. Я радоваться при всем желании этому не могу.

Самый большой вывод: выборы — это шанс для всего нашего политического класса быть, в конце концов, сознательными, настоящими гражданами нашей страны и делать таковым и все остальное население, весь остальной народ.

Просветительская функция в этой коммуникации должна быть важной и доминирующей. Если мы плюнем на эту функцию, будем заниматься обманом и самообманом, то будем и дальше получать некие результаты, когда власти не доверяют кандидатам, думают, что депутаты все плохие, обманщики. В итоге усугубится разделение между народом и властью, возникнет пропасть, которая может иногда довести и до экстремальных вариантов. Поэтому копать эту яму не нужно нашим политикам, прежде всего, в их собственных интересах, а надо, наоборот, заниматься просвещением и образованием.

А к народу здесь можно только обратиться: „смотрите на этих самых популистов, смотрите, что вас же будут ловить на том, что вы сказали. Вы сказали про пользу — они будут вас на этом ловить. Будьте сознательны“. Может быть, я большой идеалист, но я считаю, что можно при определенных усилиях государства, политического класса, добиться того, что политическое сознание, самосознание общества будет более рациональным и не таким спутанным, как сейчас», — закончил Матвейчев.

Директор по исследованиям Фонда ИСЭПИ Александр Пожалов высказал мнение, что люди ждут от кандидата отдачи, работы на интересы людей, а не свои собственные, — «Уже завершен первый этап кампании — праймериз ЕР, это ведущая партия, претендующая на большинство в новой Думе. И уже на праймериз ЕР существенно обновился состав победителей, а значит и состав будущих кандидатов от партии в Госдуму. И в целом, если анализировать лидерский корпус, особенно по одномандатным округам, то мы увидим, что новые люди, которые будут выдвинуты, как минимум, в округах, будут соответствовать этому запросу.

Из 238 депутатов ЕР не пошли на праймериз или не прошли выборы, то есть, заняли 2–3 места в округах, около 100 человек, порядка 49–50 их них проиграли на праймериз. Уже, как минимум, по этим итогам больше чем на 40% список кандидатов от ЕР в Госдуму следующего созыва обновился.

По нашим оценкам, еще около 20 действующих депутатов Госдумы, которые выиграли округа на праймериз, вполне могут проиграть на выборах, с учетом той ситуации, которая складывается. И эта ротация произошла за счет появления новых лиц из двух категорий.

Отмечено, что наличие больших прошлых заслуг у кандидатов больше важным требованием не является. А это то, что характерно для многих депутатов-списочников. Мы помним, что многие депутаты, что в ЕР, что у других партий, несколько созывов подряд избирались по спискам. Они имели определенные заслуги перед партией, в качестве законотворцев, но в том числе была и такая проблема, как отрыв части действующих депутатов от своих территорий, от населения в регионах и от их конкретных проблем. А сейчас, наоборот, преимуществом, особенно для выборов в одномандатных округах обладают те кандидаты, те политики и общественные деятели, которые на повседневной основе занимаются решением конкретных проблем, кто уже зарекомендовал себя на местах как хозяйственник, как человек, который видит проблему, открыт избирателю и регулярно общается с населением».

«И если посмотреть статистику, только среди кандидатов-одномандатников, которые выиграли на праймериз ЕР и пойдут в округа, по нашим оценкам, порядка 60 из 225 — это или действующие депутаты заксобарний, или депутаты городских Дум. Это те политики, которые являются либо профессиональными депутатами у себя в регионах, постоянно работают с избирателями на месте, или они совмещают депутатскую деятельность с руководством, допустим, крупном бюджетным учреждением, то есть, с работой в социальной сфере, или с общественной деятельностью.

Депутаты регионального уровня имеют большой багаж реальных дел, который поможет им, прежде всего, на выборах в одномандатных округах. И с этой точки зрения столь серьезное представительство региональных политиков в числе победителей праймериз, а значит и в числе будущих депутатов ГД, соответствует тому запросу идеального депутата, который мы увидели в ходе исследований.

Около 20 человек — главы муниципальных образований, действующие или бывшие мэры, тоже известны людям на местах и как управленцы, и как хозяйственники, и как люди, которые знают проблемы территории и общаются с людьми. Многие главы, которые избирались на прямых выборах, открыты населению и имеют опыт в такой публичной борьбе.

Что касается административных кандидатов, то есть представители исполнительной власти, заместители губернаторов и других чиновников, — их число среди победителей праймериз ЕР не столь велико, как можно было ожидать. Порядка 20–25 человек — вот такая пропорция. Это тоже один из выводов, который говорит о том, что (результаты) этого исследования соответствует реальному запросу», — добавил Пожалов.

«И второй важный вывод — это то, как выступило ОНФ. На тех же праймериз ЕР, по нашим оценкам, порядка 200 кандидатов ассоциировались официально с ОНФ, они либо возглавляли штабы регионов, либо были активистами. В целом 90–100 человек либо победили в округах, либо заняли высокие, призовые места в списках ЕР. То есть, они попадают в проходную зону будущей ГД от ЕР.

Деятельность ОНФ в регионах как раз и развивается по тем направлениям, которые здесь были отчасти перечислены. ОНФ выступает в роли общественного контролера за деятельностью властей разных уровней, общественного контролера за реализацией президентских указов, в том числе, в социальной сфере. Активисты ОНФ поднимают локальные проблемы, и будучи лидерами социально-ориентированных НКО, общественниками, представителями бизнес-сообщества, они, в том числе, помогают решать проблемы, добиваются определенных успехов. Вокруг них сложилась команда активистов и это полностью соответствует наличию багажа реальных дел, а не былых заслуг, и это полностью соответствует тому образу кандидата идеального депутата, который коллеги нам сегодня предъявили.

Нужно признать, глядя на результаты исследования, что избирательная система сегодня, в 2016 году, наибольшим образом соответствует общественному запросу на идеального депутата, чем на выборах в Госдуму 2011 года. Это, прежде всего, возвращение одномандатных округов, то есть, выборов по смешанной системе, и это открывает путь в федеральную политику людям, которые известны как эффективные управленцы на местах. При полностью пропорциональной системе, когда голосовали только за партийные списки, все-таки существовала практика большого количества „паровозов“, большого количества депутатов, плохо известных на территории, которые находятся в проходной части списка всех партий, не только ЕР, за спиной яркого федерального лидера.

В праймериз ЕР, которые были проведены по открытой модели (впервые прошли еще в 2011 году, но тогда была другая модель, более закрытая), приняли участие порядка 40% беспартийных, в том числе общественные активисты, и эта открытая модель, которая с одной стороны привела к поражению действующих депутатов, к трениям и конфликтам на местах, но она также соответствовала тем требованиям к кандидатам в депутаты Госдумы, которые сегодня предъявляет общество. То есть, с точки зрения партии и с точки зрения нового депутатского корпуса следующей Госдумы, модель открытых праймериз соответствовала общественному запросу.

Полагаю, что ниша борца с региональной властью в регионах и округах все-таки будет занята либо кандидатом КПРФ, либо кандидатом Справедливой России или ЛДПР, если говорить об отдельных субъектах. То есть, как правило, один из кандидатов от парламентской оппозиционной партии эту нишу в большинстве случаев будет занимать. Поэтому, наверное, более подходящая ниша для проходногоодномандатника от непарламентской партии — это „депутат на земле“. Плюс такой сценарий возможен в регионах, в том числе где происходили конфликты в ходе праймериз „Единой России“, но он реализуется из Москвы — если кандидаты малой партии демонстрируют оппозиционность по отношению к региональным элитам, но при этом показывают укорененность, наличие серьезных контактов и ресурсов с тем или иным федеральным органом власти. Потому что элемент рационального восприятия и рационального подхода к будущему депутату, безусловно, присутствует, как показано в изначальном исследовании.

Вопрос „что реально сможет сделать депутат, какую бы партию он ни представлял, для меня и для моего региона“, — конечно, главный. И непарламентские партии с точки зрения такого рационального подхода проигрывают всей парламентской четверке», — резюмировал эксперт.

«Партийная принадлежность депутатов никогда не стояла на первом месте. Если говорить о мотивации к голосованию за конкретного человека, то на первом месте будет стоять его полезность и результативность. Поэтому могу сказать, что данный фундаментальный труд должен быть катехизисом любого политтехнолога, который работает с кандидатом», — начал с главного руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев.

«Конечно, иногда можно выйти за общественные настроения, иногда можно общественные настроения формировать, но в любом случае избиратель дает общественный запрос, который на сегодняшний день выглядит следующим образом. Избиратели интересуются, чем был бы им полезен тот или иной кандидат и насколько он был результативен в прошлом. Представим себе ситуацию, когда после выборов депутат встречает избирателя и рассказывает ему о своих достижениях, о том, что он сделал для страны, а избиратель спрашивает: „А что ты сделал для меня лично?“. И этот вопрос „что можно сделать для человека лично“ указывает на главное качество, которое требуется от кандидата, — это открытость. То есть это не оказание услуги даже, это готовность оказать эту услугу, готовность выступать в роли защитника, выступать в роли посредника в отношениях с властью, с местной, региональной властью, готовность быть полезным людям, быть полезным округу, полезным стране. Полезность я бы поставил во главу угла. И, конечно, есть запрос на репутацию.

А вот партийная принадлежность — мы тоже проводили много исследований, интересовались образом идеального кандидата — в последние годы, я бы сказал, потеряла свои позиции. На первый план выступили личностные и деловые качества. Это, кстати, означает, что не обязательно должны побеждать кандидаты от „Единой России“. Однако принадлежность к партии большинства все-таки дает определенные конкурентные преимущества. Если говорить о том, насколько влияет партийная принадлежность, то все-таки у нас есть партии с высоким антирейтингом и, скажем, отношение к представителю оппозиционной партии будет изначально критическое. Но в любом случае, для кандидата главным фактором его привлекательности будут его моральные качества, качества публичного политика», — добавил Калачев.

«Нужно еще сказать, что есть имиджевое позиционирование и есть программное позиционирование, и, действительно, здесь правильно отмечено, что наш избиратель становится более рациональным. Имиджевое позиционирование когда-то играло очень большую роль. Мы сами проводили выборы, которые были выиграны на одной фотографии улыбающегося молодого человека. Сейчас это уже не прокатывает. Отношение стало более рациональным, избиратели стали более опытными и более критично относятся и к имиджевым характеристикам, и в большей степени интересуются темой наличия программы: что именно человек готов предложить в качестве кандидата?

Но если брать и сравнивать представителей разных партий как кандидатов, преимущество единороссов не в том, что они из партии большинства, а в том, что они прошли через процедуру праймериз. То есть сама процедура предварительного голосования заставила людей быть в тонусе, проверить свои способности и возможности, лидерские и организационные, и, собственно, это не имеет прямого отношения к партийной принадлежности, а имеет отношение к прохождению процедуры праймериз, что дает серьезное преимущество», — подытожил политолог.

Рассказал об идеальном кандидате и генеральный директор ВЦИОМ Валерий Федоров, озвучивший результаты опроса и давший рекомендации тем кандидатам, которые все же хотят перейти в статус депутатов, — «Сегодня мы представляем результаты качественных исследований, качественных — это не значит, что еще хороших, хотя я надеюсь, что они таковы. А качественные исследования отличаются от количественных тем, что мы не оперируем цифрами в данном случае, мы оперируем только выводами. Я понимаю, что без цифр несколько сложнее работать, но я надеюсь, что контент сегодня будет не менее интересным.

Немного о параметрах исследования. Оно прошло в самом конце апреля в разгар процедуры праймериз, мы провели 10 фокус-групповых дискуссий в разных городах и весях: в Москве, Санкт-Петербурге, Краснодарском, Алтайском краях и в Волгоградской области. Выбирали тех респондентов, которые хоть как-то интересуются политической жизнью. Далеко не каждый россиянин включен в избирательную кампанию, процесс начнется несколько позже, поэтому сейчас мы беседовали с теми, кто демонстрирует интерес. Мы встречались и общались с теми, кто имеет право голоса — то есть от 18 лет и старше. Нашей задачей было уловить, зафиксировать общественный запрос на фигуру идеального кандидата, а в будущем на фигуру идеального депутата Госдумы. Чего ждут, чего хотят, чего востребуют, и что наоборот не приветствуется избирателями».

«Начну с общих тенденций, которые мы зафиксировали в ходе этих фокус-групповых дискуссий. Мы назвали это „дух времени“, это 5 главных трендов:

Первое. Очевиден запрос на перемены. Не революционные, не слом порядка, а на обновление и эволюцию. Есть запрос на персональное обновление органов власти, на новые лица, хорошие не только потому, что они новые, а потому, что они несут новое содержание.

Второе. Былые заслуги сегодня уже не так важны, их ценность нивелируется, зато выросла значимость перспектив. Важно, чтобы эти перспективы были реалистичными. То есть, чтобы кандидат, политик, их декларирующий, сам был способен их реализовать. Сегодня люди больше думают о будущем, о завтрашнем дне, а не о вчерашнем.

Третье. Избиратели демонстрируют рациональный подход, кандидаты для них представляют интерес не благодаря своим достижениям в прошлом, а как люди, которые могут решить насущные проблемы. Мотив пользы, который могут принести кандидаты конкретному избирателю, все более рельефнее, более явственен.

Четвертое. Вырос запрос на самостоятельных лидеров. Просто статисты, просто те, кто могут найти свое место в строю, сами по себе не интересны. Экономические проблемы, неурядицы, кризис, актуализируют запрос на сильных политиков и сильных управленцев. Представители артистического мира, мира культуры, высокой или низкой, мира спорта не рассматриваются как предпочтительные кандидаты, они про „другое“. А нам сейчас нужны управленцы и политики.

И наконец, пятое. Функциональный образ депутата, — а напомним, мы выбираем члена парламента, — так вот этот образ сегодня весьма размыт, сильно пересекается с образом чиновника. И нынешний депутатский корпус дефицитен с точки зрения наличия таких носителей образа эталонного депутата. Людям зачастую вообще не понятно, чем этот идеальный депутат должен отличаться от идеального чиновника-управленца», — озвучил главные тенденции Федоров.

«Теперь назову факторы привлекательности кандидата-2016. Тут есть 2 главные составляющие: функциональная и моральная. Функциональная — это что он должен делать, моральная — как он должен себя вести. Функциональные компоненты, главные: соответствие слов делу, выполнение данных обещаний, это ответственность за результат деятельности, наличие навыков хозяйственно-управленческой работы, это профессионализм, работоспособность и дисциплинированность.

Моральные: главное — готовность отстаивать общегосударственный интерес, готовность принимать в случае необходимости жесткие и непопулярные меры, необходимые для реализации намеченного курса, это честность и порядочность.

Хочу еще раз подчеркнуть, что образ идеального депутат впитал в себя запрос на умеренные перемены, население хочет видеть новые лица, даже если их появление связано с некоторым риском, но радикальный риск не допускается, приветствуется умеренный риск. Что касается конформизма, непринятие конструктивной критики, закрытости, нежелания вступать в дискуссии, то все это сегодняшним избирателем оценивается как признак прошлого, принадлежности к старой гвардии политиков, время которой вышло и ей пора уходить с политической сцены.

Подробнее про главные требования к депутату. На первое место выходит результативность деятельности. И здесь большая проблема для кандидатов в депутаты, потому что как можно оценить результативность деятельности депутата, что это — количество законов? Увы, нет. Законотворческая активность плохо считывается населением, представление о том, что работа депутата — это писать законы, весьма слабо воспринимается, и не это выступает главным аргументом. Поэтому главным аргументом в пользу кандидата становится вовсе не его умение писать хорошие законы.

А что же ждут, как оценивают результативность? Депутат должен помогать населению, совершенно конкретным людям, жителям определенного города, региона, даже района, может быть. С другой стороны, этот кандидат должен отвечать за свои слова, выполнять обещания, а не быть пустобрехом, пусть и красноречивым. Таким образом, результативность кандидата должна быть очевидна прежде всего самому населению, самим избирателям, а не каким-то третьим инстанциям, каким-то фигурам, федеральному центру. Запрос идет от людей, они хотят видеть результаты работы», — добавил Федоров.

«Три возможные роли идеального депутата (это не значит, что он должен совмещать все три — это скорее такой набор вариантов), который мы смогли зафиксировать в ходе фокус-групповых дискуссий.

Первая востребованная роль: депутат как доверенный посредник между населением и властью. Человек, который доносит информацию до власти о проблемах людей и содействует их решению. Результативность депутата в этом случае воспринимается как изменение политики властей, либо как отмена ранее принятых неправильных, по мнению людей, решений.

Вторая роль: депутат как контролер, следящий за выполнением как поручений, которые ему дало население, так и решений, принятых властью, но „замыленных“, не обеспеченных финансированием, затянутых или саботируемых разными злыми силами.

И третья ипостась: депутат как защитник простых людей от чиновников и разнообразного беспредела. Защитник народных интересов, который должен отстаивать интересы своих избирателей. Кстати, данный типаж имеет определенную силовую компоненту: то есть депутат, который может и настоять в случае, если это необходимо», — озвучил возможные роли идеального депутата глава ВЦИОМ.

«Теперь в перечислительном порядке главные качества идеального депутата, это: активность, результативность, компетентность, профессионализм, исполнительность, хозяйственность (опыт руководящей деятельности), опытность, ответственность, целеустремленность, перспективность мышления, патриотизм (в его созидательном смысле), открытость и доступность для населения, новаторство, местное происхождение (очень приветствуется) и честность, высокие моральные качества. Это ядро образа.

Есть и дополнительные требования, соответствие которым желательно. Они таковы: грамотность, образованность, идейность, твердость своей позиции, харизматичность, яркость образа, рассудительность, сдержанность, умение собирать команду, дипломатичность (то есть умение разговаривать с разными людьми, группами), жесткость, настойчивость и скромность, отсутствие тяги к излишнему пиару. Идеальный человек встречается, наверное, только в литературе и мифологии, но тем не менее, недостижимость идеала, как известно, не является поводом отказываться от него. Наоборот, наличие идеала — это то, что двигает нас. И я бы рекомендовал воспринимать этот идеал как некую планку, до которой надо стремиться допрыгнуть. Пустьнедовсехперечисленныххарактеристик, нодонекоторых.

А теперь — каким не должен быть депутат, какие качества политику не следует демонстрировать, если он хочет не остаться кандидатом, а перейти в статус депутата Государственной думы. Это: популизм, бездействие, пассивность, принадлежность к сфере спорта, культуры, богемы, некомпетентность, непрофессионализм, лицемерие, конъюнктурность, несамостоятельность, безответственность, излишняя эмоциональность, агрессивное поведение, нерешительность, мягкотелость, уголовное прошлое, проблемы с репутацией и, наконец, несоответствие масштаба личности занимаемой должности. Вот таким наш идеальный кандидат не должен быть. И это, наверное, главные выводы, которые мы сделали по итогам нашей серии фокус-групповых дискуссий», — подвел итог Федоров.

Источник


тэги
читайте также