25 октября, воскресенье

«Юрий Долгорукий» замахнулся «Булавой»

30 октября 2014 / 20:17

Вечером 29 октября ракетный подводный крейсер стратегического назначения (РПКСН) проекта 955 класса «Борей» под названием «Юрий Долгорукий» произвел из подводного положения акватории Белого моря очередной для себя, пятый пуск стратегической баллистической ракеты «Булава-30» (РСМ-56 или Р-30, а также 3М30, а по натовской классификации SS-NX-30) по полигону Кура, расположенном на полуострове Камчатка. По утверждению руководителя Управления прессы и информации Минобороны России генерал-майора Игоря Конашенкова, «боевые блоки успешно достигли полигона. Действия командира крейсера капитана 1-го ранга Владимира Ширина и членов экипажа подводной лодки „Юрий Долгорукий“ по выполнению ракетной стрельбы оценены как профессиональные и грамотные».

Особенностью этого пуска стало то обстоятельство, что РПКСН имел на своем борту полный комплект ракет. Кроме того, стрельба «Булавой» впервые выполнялась в соответствии с планом боевой подготовки, после вхождения подводного ракетного крейсера стратегического назначения «Юрий Долгорукий» в состав подводных сил Северного флота. Перед этим все предыдущие стрельбы ракетой РСМ-56 выполнялись в рамках программы летно-конструкторских испытаний ракетного комплекса. И, как вывод, можно заключить, что головной крейсер проекта 955 класса «Борей» может с полным правом заступить на боевую службу в мировом океане, защищая национальные интересы нашей страны и выполняя предназначенную ему функцию ядерного сдерживания любого потенциального агрессора.

«Бореи», вооруженные новыми межконтинентальными баллистическими ракетами (МБР) «Булава», как передают корреспонденты ТАСС, призваны стать основой морских стратегических ядерных сил России на ближайшие десятилетия. Всего запланировано построить до 2020 года восемь таких РПКСН — три проекта 955 и пять 955А. Первые два «Борея» — «Юрий Долгорукий» и «Александр Невский» — вошли в состав флота в прошлом году, причем первый корабль уже находится в составе боеготовых сил ВМФ России. «Владимир Мономах» на днях завершил государственные испытания, и его передача флоту запланирована на декабрь. Еще две подлодки, названные «Князь Владимир» и «Князь Олег», строятся уже по усовершенствованному проекту — 955А.

Минобороны планирует, что «Юрий Долгорукий» будет дислоцироваться на Северном флоте, а «Александр Невский» и «Владимир Мономах» — на Тихоокеанском. Сейчас для двух последних кораблей завершается строительство береговой инфраструктуры, возводятся жилые дома для семей экипажей. Известно также, что каждый «Борей» может нести 16 ракет «Булава» с разделяющейся головной частью индивидуального наведения (РГЧ ИН). Дальность полета ракеты зависит от ее оснащения (сколько и какой мощности боеголовки размещены на ней — авт) и может достигать 11 тыс. км. Ожидается, что вооруженные «Булавой» «Бореи» составят основу морских стратегических ядерных сил России до 2025−2030 годов.

На этих сообщениях можно было бы ставить точку. Можно, если бы не полная драматизма и мало кому известных коллизий история создания РПКСН класса «Борей» и предназначенных для него стратегических баллистических ракет «Булава-30». А в этих коллизиях, извините за банальность, как в капле воды, отразилась вся непростая история постсоветского восстановления и развития оборонно-промышленного комплекса нашей страны. А она удивительно интересна.

Начнем с того, что для ракетного подводного крейсера стратегического назначения проекта 955 класса «Борей», созданного в знаменитом Санкт-Петербургском ЦКБ «Рубин» под руководством главного конструктора (сейчас он генеральный конструктор) Владимира Здорнова, должны были разработать совсем другую баллистическую ракету — не «Булаву», а Р-39УТТХ «Барк». Разрабатывать и делать ее планировали в Государственном ракетном центре имени Сергея Макеева из Миасса. Практически все атомные подводные лодки стратегического назначения России вооружены ракетами, разработанными именно здесь. Но получилось так, что ГРЦ Макеева создал для «Борея» ракету не с обозначенными в тактико-техническом задании габаритами, в том числе и по весу в 40−45 тонн, а практически вдвое тяжелее.

Такое у макеевцев уже было в семидесятые годы прошлого века, когда они делали ракету для стратегических подводных лодок проекта 941 класса «Акула» или «Тайфун». Тогда генеральный конструктор КБ легендарный Виктор Макеев создал уникальный комплекс Р-39 (SS-20) весом в 90 тонн. При этом он имел десять ядерных боеголовок — разделяющихся головных частей индивидуального наведения мощностью в 100 килотонн каждая. А на лодку должны были поставить десять таких ракет. Первоначальный проект «Тайфуна», который был разработан в ЦКБ «Рубин» главным конструктором Сергеем Ковалевым, не мог вместить в своем корпусе столь огромный по всем отношениям арсенал. И тогда по решению Военно-промышленного отдела ЦК КПСС Ковалеву, чей авторитет на тот момент для Кремля был не столь велик, как авторитет Макеева, пришлось переделывать свой проект. Получился уникальный двухкорпусной подводный крейсер-катамаран, самый большой в мире, длиной в два футбольных поля — 173 метра и водоизмещением в 50 тысяч тонн (примерно, как американский атомный авианосец — авт) с двадцатью ракетами и двумя сотнями ядерных боеголовок на них, которые могли разнести при одновременном залпе целый континент.

Таких РПКСН до недавнего времени в нашей стране было шесть. Один из последних, «Дмитрий Донской», с бортовым номером ТК-208 был переделан под испытательный комплекс для «Булавы». Три разрезали «на иголки», а два других, лишенные ракет, ждут своей участи у заводской стенки.

«Барк» не состоялся не только потому, что был вдвое тяжелее, чем требовалось (у нового генерального конструктора ГРЦ имени Макеева не хватило такого же авторитета, как у его предшественника, чтобы заставить переделывать РПКСН, да и экономическая ситуация в стране не позволяла строить слишком большие субмарины — авт). К тому же, так получилось, что все три первых испытательных пуска Р-39УТТХ оказались неудачными. Военно-промышленная комиссия при правительстве страны во главе с тогдашним министром обороны маршалом России Игорем Сергеевым и тогдашним главкомом ВМФ адмиралом Владимиром Куроедовым приняла решение передать заказ на разработку и изготовление стратегической ракеты для «Борея» Московскому институту теплотехники под руководством генерального конструктора Юрия Соломонова. Институт и Соломонов, правда, никогда не делали ракет для подводных лодок, хотя перед этим создали успешный наземный комплекс шахтного и грунтового базирования РТ-2ПМ2 «Тополь-М» (SS-27), а сегодня еще и «Ярс» (РС-24).

Передача заказа на ракету для «Борея» «непрофильному» институту подняла в отечественных военно-промышленных кругах и в прессе невиданный и немыслимый в советское подцензурное время скандал. Когда после трех удачных пусков ракеты из РПКСН «Дмитрий Донской» (Соломонов с целью ускорить создание «Булавы» отказался от испытаний на наземном стенде) пошла серия неудач, а их всего из 21-го пуска было семь, в российских, да и западных СМИ чего только не говорили про МИТ и его генерального конструктора. Какой только критики и даже клеветы не пришлось выслушать ему и его коллегам. Не будем все это повторять и комментировать. Добросовестные и не очень критиканы почему-то вдруг забыли, что на испытаниях знаменитой макеевской ракеты Р-39, которой был вооружен проект 941, из 17 первых пусков неудачных была ровно половина. И даже после доработки двигателей первой и второй ступени из следующих 13 пусков два опять были неудачными.

На ситуацию с «Булавой» повлияли и события в постсоветском ОПК. Многие опытные специалисты Воткинского машиностроительного завода, где делали и делают до сих пор ракеты для «Искандера-М», «Тополя-М», «Ярса» и «Булавы», приблизились к пенсионному и постпенсионному возрасту. Молодежь неохотно шла работать на предприятие, где существуют определенные ограничения для выезда на отдых за рубеж, да и квалификация выпускников вузов и техникумов не всегда соответствовала тем требованиям, которые предъявляются к работам на такой высокотехнологичной продукции, какой является стратегическая баллистическая ракета.

Не случайно, причины всех неудач, которые происходили во время испытательных пусков «Булавы», носили самый различный характер. И зачастую были связаны с нарушениями технологической дисциплины не только при сборке самой ракеты, но и при изготовлении ее комплектующих, которые поставлялись из нескольких сотен предприятий страны. Только тогда, когда над каждым рабочим местом слесаря-сборщика повесили телекамеры, которые контролировали каждую пошаговую операцию и когда резко возросла требовательность контролирующих органов к качеству работы, технологические сбои стали сходить на нет.

Правда, перед тем, как изготовленные ранее ракеты загрузили в шахты «Юрия Долгорукого» и других РПКСН, их пришлось пошагово заново проверять на испытательных стендах. И последний, крайний, как говорят моряки, 21-й успешный пуск «Булавы», пятый с борта РПКСН проекта 955 подтвердил правильность такого подхода к контролю за качеством работ.

Почему перед выходом «Юрия Долгорукого» на боевую службу, а она, видимо, не за горами, важно было убедиться не только в эффективности и исправности самой «Булавы», но и в слаженности действий по подготовке ее к пуску экипажа РПКСН? Дело в том, что сама по себе ракета не летает. Она может быть грозным оружием, выполнить свою задачу по ядерному сдерживанию только вместе с подводным стратегическим крейсером. Ракета и субмарина представляют собой единый и неделимый боевой комплекс, который раздельно не существует. И «Булаву», если образно говорить, нужно было поженить с атомным подводным крейсером, добиться того, чтобы все пусковые ракетный системы «Долгорукого», системы управления оружием и другая аппаратура, что называется, заточенная на успешный пуск РСМ-56, как и специалисты, обслуживающие ракетный комплекс и системы управления им, работали в едином ритме, в едином ключе. Или, по-другому, как часы.

Не надо забывать при этом и о том, что пуск стратегической ракеты производит не только экипаж корабля, но во взаимодействии с ним и специалисты Национального центра управления оборонной государства, Генерального штаба Вооруженных сил России, Главного штаба ВМФ. В нем участвуют конструкторы МИТа и представители Воткинского и Северодвинского заводов… Вопреки мифам и легендам, за каждым успешным пуском «Булавы» стоит ответственный, напряженный и высококвалифицированный труд и, не побоимся громких слов, талант десятков и сотен причастных к этому событию людей. В погонах и без.

Успех ракетного пуска 29 октября стратегической ракеты «Булава-30» с борта головного ракетного подводного крейсера стратегического назначения проекта 955 класса «Борей» под названием «Юрий Долгорукий» свидетельствует о том, что Россия укрепляет свои морские стратегические силы ядерного сдерживания. Нравится это кому-то или нет, но с этим фактом сильным мира сего придется считаться.

Виктор Литовкин

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также