20 октября, вторник

Террористы не могут быть героями

29 октября 2014 / 20:01

С 21 по 23 октября в небольшом австрийском курортном городке Баден, что в 30 километрах от Вены, прошла юбилейная, 10-я международная конференция «Терроризм и электронные СМИ». Организована она была Международной академией телевидения и радио (Москва) при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям России. Приняли в ней участие около ста представителей различных государственных и международных организаций, таких, как в частности, ООН, ОБСЕ, ОДКБ, МИД РФ и других, а также средств массовой информации из двадцати стран мира четырех континентов.

С приветственным словом к участникам конференции обратились Чрезвычайный и Полномочный посол России в Австрии Сергей Нечаев, Генеральный секретарь Организации Договора о коллективной безопасности Николай Бордюжа, заместитель руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Владимир Козлов и президент Международной академии телевидения и радио Анатолий Лысенко. А с докладами и сообщениями о зарождении терроризма, Первой мировой войне, взаимодействии гражданского общества и электронных СМИ в противодействии терроризму, роли печати в освещении терактов на Ближнем Востоке и Сирии, а также о кибертерроризме выступили действительный член РАН Юрий Пивоваров, профессор Российского государственного гуманитарного университета Игорь Яковенко, профессор Ереванского государственного университета Арам Арутюнян, председатель совета директоров Международного института прессы Галина Сидорова, политический обозреватель телеканала «ТВ-центр» Леонид Млечин, британский журналист Юрий Голигорский, преподаватель военной истории и политических наук из Иерусалимского университета, бывший посол Израиля в Ереване и Тбилиси Барух Бен-Нерия и другие.

Дискуссии были горячими. Начались они с поиска корней терроризма. Участники конференции вспоминали отечественных народовольцев, Александра Ульянова, казненного за подготовку покушения на царя Александра III, улица которого есть только в Санкт-Петербурге, и удостоенного в Республике Сербской памятника и увековеченного в названии улиц в Белграде и городе Бар в Черногории террориста Гаврило Принципа, с выстрелов которого в австро-венгерского престолонаследника эрцгерцога Франца Фердинанда началась Первая мировая война, унесшая более 16 миллионов жизней. Говорили о недопустимости возвеличивания так называемых «подвигов» террористов, совершенных в Мюнхене во время Олимпиады или взрывавших московские жилые высотки и направлявших «Боинги» с пассажирами в нью-йорский Международный торговый центр, а также совершавших самоподрыв среди людей на улицах и площадях Грозного, Тель-Авива, Багдада, Кабула или Каира… Нельзя пропагандировать такие человеконенавистнические поступки, утверждали выступавшие, превращая их в пример для подражания. Не должно и не может быть таких политических ситуаций, выходом из которых становится террористический акт, а расплатой за него жизни тысяч и сотен тысяч ни в чем неповинных людей.

И тут, подчеркивали участники дискуссии, очень велика ответственность журналистов. Именно на их вольную или невольную помощь, на огромный резонанс от информации о своем поступке в СМИ рассчитывают террористы, публично совершая свой чудовищный акт — подрыв или отрезание головы заложнику. Но остаются вопросы — должна об этом сообщать пресса или нет? Можно ли это показывать по телевизору? Террористический акт — общественно значимый факт, о котором люди обязаны знать, или для спокойствия населения о нем можно промолчать? А если не молчать, то как рассказывать? Просто сообщить, что где и как произошло или еще и проанализировать, почему произошло? И где тут грань между информацией и пропагандой?

Казалось бы, банальные проблемы, которые стоят перед каждым журналистом, так или иначе связанным с террористической тематикой. Решение их известны любому, кто посвятил себя «второй древнейшей». Конечно, надо сообщать редакции обо всех фактах, которые тебе стали известны. В редакции примут решение, что давать в эфир, а что нет. Но нет ли в таком подходе желания переложить ответственность с корреспондента на его редактора и на само СМИ — газету или телекомпанию? На их издателей и собственников? Вопросы, вопросы, вопросы…

Сказать, что они вечные, банально. Но каждый из пишущих, снимающих и передающих в эфир информацию о происшедших событиях решает ее лично для себя. В силу понимания собственных профессиональных и человеческих обязанностей. В силу своих морально-нравственных принципов. А тут, хотим мы того или не хотим, начинается столкновение интересов. Корреспондента, редакции, общества, издателя и владельца СМИ, правоохранительных органов. Такое, помнят коллеги, происходило и в нашей стране во время захвата заложников в театральном центре на Дубровке, во время первой и второй чеченской войны, так происходит и сейчас вокруг так называемой антитеррористической операции украинских силовиков на Донбассе и Луганщине, которую в России считают карательной и даже гражданской войной, а на Западе, в выступлениях видных политиков, в многочисленных публикациях средств массовой информации пытаются представить, как результат вмешательства России во внутриукраинские дела.

Не избежали жарких дискуссий по событиям на Украине и на конференции «Терроризм и электронные СМИ», хотя этот вопрос даже не был заявлен в повестке дня мероприятия. Но разве можно говорить о роли прессы в освещении терактов на Ближнем Востоке и Сирии и не упоминать Украину?! Там где есть люди, говорящие на русском языке, этого обсуждения избежать невозможно.

Вряд ли стоит пересказывать все мнения, прозвучавшие в конференц-зале отеля Schloss Weikersdorf. Понятно, что ни час, ни два часа обсуждения этой проблемы за круглым столом не могли привести участников разговора к общим выводам. Но о некоторых разумных идеях нельзя не упомянуть. Например, о том, что улаживать такие конфликты, какие происходят сейчас на востоке Украины, стоит, видимо, поучиться у той же Испании, которая много лет не без успеха противостоит баскскому и каталонскому сепаратизму, сумела даже пресечь баскские террористические акты. Есть такие примеры, связанные с событиями в Северной Ирландии, и у Великобритании, да и у России, сумевшей справиться с чеченским сепаратизмом и терроризмом. Хотя конечно напрямую сравнивать события в той или иной стране с ситуацией в Донецкой и Луганской областях невозможно. В каждом государстве есть своя специфика. И в каждом надо искать свои пути и принципы решения острейших социально-политических проблем, не опираясь при этом на один-единственный и бесполезный, в конце концов, аргумент — военную силу. Этот метод часто приводит не к разрешению внутригосударственного конфликта, а, наоборот, — к его обострению и многолетней невозможности ведения диалога между участниками конфликта.

И здесь опять встает вопрос о роли и ответственности журналистов и СМИ в освещении таких конфликтов. Призыв «Не навреди!», который в обращении к коллегам звучал на предыдущих аналогичных конференциях, а автор этих строк неоднократно был их участником, на этот раз никто почему-то не вспоминал. О другом говорили участники дискуссии — о невиданном ранее расколе, который произошел в рядах пишущей и снимающей братии, опять же в связи с событиями на Украине. Никогда раньше журналисты одних изданий и одних стран не выражали публично, перед объективами телекамер свою несказанную радость, когда их товарищей из других изданий и стран выгоняли из Верховной Рады или избивали, мешая выполнять свой профессиональный долг, лишали аккредитации или просто захватывали в заложники и даже убивали. Что случилось с профессиональной журналистской этикой и солидарностью, задавались вопросом коллеги.

Ответы о предвзятости, необъективности, лживости, смешении информации и пропаганды в освещении событий на Украине той и другой стороной удивляли своей необъективностью. Причем, в словах людей, давно отошедших от практической работы, что называется, «в поле», на месте событий. Да, можно быть или стараться быть объективным, как говорится, «подняться над схваткой», когда ты, собрав необходимую информацию из разных, порой противоречивых источников, в своем редакционном кабинете или в ньюс-рум анализируешь на экране компьютера происшедшие события, выносишь им свою оценку, которая, как потом напишут в конце материала, «не всегда совпадает с мнением редакции». Но это в принципе невозможно во время командировки, когда ты находишься на той или другой стороне военного конфликта. Стоит тебе усомниться в правильности действий тех вооруженных людей, в рядах которых ты находишься, а еще, не дай бог, высказать это публично, на страницах своего издания или с экрана телевизора, и за твою жизнь, здоровье и безопасность никто не даст и ломаного гроша.

Объективными могут быть только редакции, да и то не всегда. Если у них есть возможность публиковать сводки и репортажи с обеих сторон фронта. Но как это сделать, предположим, на Украине, где российских журналистов часто не пускают через границу и даже в Киев, например, для освещения выборов в Верховную Раду или других событий в столице Незалежной? Неужели так боятся другой точки зрения, высказанной российскими масс-медиа? Или не уверены в правоте и справедливости тех своих действий, которые становятся достоянием общественности? Что это, если не часть информационной войны, которая ведется сегодня против дружбы между двумя братскими народами России и Украины?! Впрочем, это вопросы риторические и к прошедшей в Бадене конференции имеют весьма отдаленное отношение.

А на ней обсуждалась еще одна очень актуальная в последнее время проблема — кибертерроризм, который стал настоящей угрозой, как национальной, так и международной безопасности, способный вызвать уже не локальную, а широкомасштабную войну и серьезную техногенную катастрофу. О противостоянии ему говорили на конференции руководитель стратегических проектов «Лаборатории Касперского» Андрей Ярных и другие участники.

В резолюции, принятой по итогам трехдневной работы, участники конференции подчеркнули необходимость для журналистов и руководителей СМИ профессионального и взвешенного подхода к проблемам освещения террористической деятельности и террористических угроз в средствах массовой информации всех стран и на всех информационных платформах. «Терроризм, включая кибертерроризм, принимает новые формы и становится все более реальной угрозой современному мироустройству, — подчеркнули они. — Мы считаем, что журналисты, и в первую очередь руководители электронных СМИ, должны учитывать воздействие своих материалов на массовую аудиторию: не скрывать важную для населения информацию, но и не давать в эфир и в Интернет такие материалы, которые могут служить нагнетанию конфликтов, созданию напряженности между разными государствами, нациями и конфессиями. Поиски точек взаимопонимания сторон, объективная и взвешенная информация — в этом мы видим миссию журналистов».

«Мир электронных СМИ в последние годы меняется, говорится в резолюции, — усиливается влияние новых информационных платформ и Интернета на классическое телевидение и радио — и мы должны продолжать рассмотрение этой новой международной информационной реальности в наших дискуссиях».

А темой следующей конференции, которая должна пройти в будущем году, станет работа и безопасность журналистов в новых «горячих точках». Кто, как не сами работники СМИ, должны позаботиться о том, чтобы не только донести до читателей и зрителей, что сами видели и узнали, но и, что не менее важно, — остаться живыми и здоровыми.

Журналисты не должны совершать подвиги на поле боя. Их задача, как поется в старой фронтовой песне, жив ты или помер — главное, чтобы в номер материал успел ты передать.

Виктор Литовкин

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также