15 декабря, суббота

Гонконг: синие ленты против желтых зонтиков

12 августа 2014 / 17:21

В конце сентября в Гонконге началась «цветная революция», которая в российских СМИ на фоне событий на Украине мгновенно была названа гонконгским майданом. Некоторые аналогии, по крайней мере с первым майданом времен «оранжевой революции» 2004 года, формально провести, действительно, можно. Но гораздо важнее то, каким будет выход из ситуации, в которую поставлен Китай и последствия гонконгской «революции».

Относительно ненасильственный характер протестов в Гонконге, так и не переросших ни в Тахрир, ни в Евромайдан, сохраняется благодаря координируемым из Пекина действиям полиции. Китайским властям удалось стабилизировать ситуацию как в реальном, так и в символическо-медийном пространстве и не дать втянуть себя в новый Тяньаньмэнь, образ которого еще долго будет преследовать современный Китай. Вместо ожидаемого от Пекина силового подавления протеста по аналогии с 1989 годом и оживших призраков китайских танков на площадях Гонконга, революция завязла в решительных, но мягких (назовем их вежливыми) действиях гонконгской полиции.

Волнения в Гонконге имеют свою фирменную символику, начались с мирного уличного протеста, палаточного городка, информационной поддержки и прочих атрибутов классической технологии ненасильственных переворотов. Организаторы и активисты движения «Оккупируй централ», ставшего главной действующей силой протестов, прошли подготовку в гонконгско-американском центре, — технология отработанная на таких молодежных политических движениях как «Отпор» в Югославии, «Зубр» в Белоруссии, «Кмара!» в Грузии, «Наша Украина» на Украине и т. п. Протесты спонсируются и медийно поддерживаются местным медиамагнатом Джимми Лаем.

Символикой протестов в Гонконге стали желтые ленты — как тут не вспомнить белые ленты зимних протестов 2011−12 годов в России. Они символически выражали требования прямых выборов и невмешательства в них официального Пекина. Пользователи социальных сетей в знак поддержки движения протеста также меняют фотографии своих профилей на изображение желтой ленточки или желтого зонтика.

Кроме того, протестующие массово используют зонты, которые носят 90% жителей города для защиты от тропического дождя, жары и солнца, и которые стали использоваться демонстрантами для защиты от применяемого против них полицией перечного аэрозоля. Поэтому протесты в Гонконге стали называть революцией зонтиков или революцией желтых зонтиков.

Интересно, что одновременно в Гонконге присутствует и контрсимволика в виде синих лент, которые используются для поддержки действий полиции. Противники протестов вывешивают синие ленты рядом с желтыми по всему городу, наглядно разрушая заботливо формируемую символическую монолитность протеста, что, впрочем, может «не замечаться» медиа. Последнее символическое соперничество в свою очередь напоминает противостояние красных и желтых рубашек в Таиланде, закончившиеся в мае военным переворотом, который фактически обнулил ситуацию и не дал ей вылиться в беспорядки по киевскому сценарию 2014 года.

Поводом для протестов послужили принятие в августе правительством Китая закона о выборах главы администрации Специального административного района Гонконга в 2017 году. Согласно новому порядку проведения выборов, жители могут отдать голоса за одного из нескольких кандидатов, предложенных и утвержденных выборщиками — Всекитайским собранием народных представителей. Для Гонконга подобные политическими реформы являются, без преувеличения, революционными, так как при британском управлении никаких выборов не было совсем, власть назначалась из Лондона. Но предложенный Пекином вариант был отвергнут оппозицией, выдвинувшей требования прямых выборов.

Механика протеста разворачивалась по стандартной модели. Представители движения «Оккупай централ» и студенты нескольких университетов Гонконга заблокировали комплекс правительственных зданий, возвели палаточный городок и заявили о старте бессрочной акции гражданского неповиновения. Действия протестующих были поддержаны лидером Демократической партии Гонконга Мартином Ли и медиамагнатом Джимми Лаем, действия демонстрантов координировались через китайский сервис микроблогов Weibo.com.

Спецификой протеста являются особые исторические условия развития современного Гонконга: переходный период по интеграции Гонконга в Китай («одна страна две системы») и гонконгская идентичность, если не противопоставляющая себя Пекину, то подчеркивающая свою особость. Этот переходный период ставит Китай в уязвимое положение, а его усиление (Китай на днях признан первой экономикой мира) заставляет внешние конкурентные силы активно использовать этот ресурс. Не случайно, что массовые студенческие волнения в Тайване в 2008 году, которые были направлены против соглашения о взаимной торговле между Китаем и этим островом, прошли по схожему сценарию.

По сути Пекин сделал ставку на умиротворение и постепенное сведение на нет революции желтых зонтиков, которая начинает раздражать уже местных жителей. Пекин смог проявить гибкость, не дав навязать опасный для себя силовой исход протестов, одновременно продемонстрировав абсолютный контроль над ситуацией. Вместе с тем, гонконгский «вирус» еще долго будет тлеющим фактором нестабильности и может быть активирован и по другим поводам.

Павел Родькин

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также