18 декабря, вторник

55 лет за ракетно-ядерным щитом

18 декабря 2014 / 14:35

17 декабря страна и армия отметили 55 годовщину создания Ракетных войск стратегического назначения — сухопутного компонента стратегических ядерных сил России, войск постоянной боевой готовности. Самого, пожалуй, надежного гаранта безопасности России, способного удержать от благоглупостей, в том числе и от широкомасштабной агрессии против нашей страны с применением новейшего оружия, любого вероятного противника и нанести ему, если он не прислушается к голосу разума, неприемлемый и сокрушительный ущерб.

Для этого у РВСН есть все необходимое — шесть типов ракетных комплексов. Из них три стационарного, шахтного базирования. Это Р-36МУТТХ/Р-36М2 «Воевода» или SS-18 Satan по западной классификации (их на 1 января 2014 года, по открытым источникам, у нас было 52, на каждой по 10 боеголовок с разделяющимися головными частями индивидуального наведения (РГЧ ИН). А еще УР-100НУТТХ «Стилет» или SS-19 Stiletto (их 40 с шестью РГЧ ИН на каждой ракете) и моноблочный РТ-2ПМ2 «Тополь-М» или SS-27 (их 60). Но, кроме шахтных ракет, есть еще и три подвижных, грунтового способа базирования комплекса — тот же моноблочный РТ-2ПМ2 «Тополь-М» или SS-27 (их на 1 января было 18), моноблочный РТ-2ПМ «Тополь» или SS-25 Sickle (их 108) и многоголовый РС-24 «Ярс» (их 33, на каждой ракете 3−4 РГЧ ИН). Всего на 1 января уходящего года было 311 ракетных комплексов и 1078 ядерных боеголовок на них. Все они, точнее, 98% в полной боевой готовности (2% - ракеты и пусковые, которые проходят регламентное обслуживание).

Сейчас в количество ракет и боеголовок на них надо вносить поправки. По словам командующего Ракетными войсками стратегического назначения генерал-полковника Сергея Каракаева, с которым автор этих строк встречался накануне юбилея РВСН, в нынешнем году войска получили еще 16 межконтинентальных баллистических ракет для ракетного комплекса «Ярс». 12 для подвижного, грунтового способа базирования и 4 для размещения в шахтах. В наступающем году перевооружение Ракетных войск стратегического назначения на новейшие комплексы, способные преодолеть любую противоракетную оборону, как существующую, так и перспективную, продолжится. Будут выводиться из их состава те комплексы, которые исчерпали свой срок нахождения на боевом дежурстве, хотя отдельные ракеты уже превысили их в два раза и сохраняют свои высокие боевые качества даже более тридцати лет. А на смену им придут новые боевые системы.

В войска в ближайшее время планируется поставить, сказал генерала Каракаев, 24 межконтинентальных ракетных комплекса РС-24 «Ярс», как для подвижного, так и для шахтного способа базирования. Будет завершена опытно-конструкторская работа по созданию модернизированного комплекса «Ярс». Начнется экспериментальная отработка опытного образца нового ракетного комплекса стационарного базирования с ракетой тяжелого класса «Сармат» и продолжатся работы по созданию БЖРК — боевого железнодорожного ракетного комплекса под названием «Баргузин».

Создание «Сармата» и «Баргузина» — это настоящая сенсация, о которой вчера еще полушепотом говорили российские военные эксперты, а сегодня в открытую заявляют в руководстве РВСН. Причем, уже известно, какая организация возглавит работу по проекту «Сармат» — это Государственный ракетный центр имени Виктора Макеева. Ясно, что тяжелая ракета будет жидкостной (ГРЦ Макеева специализируется именно на жидкостных стратегических ракетах атомных подводных лодок и сегодня вместо днепропетровского КБ «Южное» назначен единственным исполнителем по продлению сроков эксплуатации ракетного комплекса «Воевода», который когда-то был создан именно на берегах Днепра). А за основу работ по «Сармату» взят и опыт создания «Воеводы».

Сейчас все работы по этой ракете, как сказал Сергей Каракаев, проводятся в строгом соответствии с утвержденным графиком. Идут испытания отдельных ее узлов и агрегатов, создается под ракету новейшая экспериментально-испытательная база. Опытно-конструкторские работы будут продолжаться до 2018 года, а затем пройдут бросковые и летные испытания, после них наступит время серийного производства. И к концу нынешнего десятилетия «Сармат» будет принят на вооружение. В этом нет никаких сомнений. Дальность действия нового тяжелого комплекса будет сравнима с его предшественником, забрасываемый вес тоже. Но, добавлю от себя, поскольку нынешние ядерные боевые блоки значительно легче тех, что были сделаны для «Воеводы», то, надо полагать, на «Сармате» их будет значительно больше, чем раньше. Да и точность попадания новых РГЧ ИН намного выше. Буквально — в колышек, как это принято сегодня называть у ракетчиков. Даже при подлете к цели по непредсказуемой траектории и на гиперзвуке.

Интересная судьба и у боевого железнодорожного комплекса. Он был создан в Советском Союзе к концу семидесятых годов прошлого века под руководством выдающихся конструкторов братьев Владимира и Алексея Уткиных из днепропетровского КБ «Южное». Протяженность и запутанность железных дорог страны, вагоны, похожие на рефрижераторы, которые тянули и толкали до трех электровозов, а в каждом поезде было по три пусковые установки РТ-23УТТХ «Молодец» (SS-24 Scalpel) с 10 РГЧ ИН на каждой ракете, специальное устройство, которое сдвигало в сторону контактную сеть, чтобы поднять над поездом «Скальпель», — все это создавало для БЖРК уникальную возможность неузнанным прийти туда, откуда он мог нанести сокрушающий удар по вероятному противнику. Впрочем, это он мог сделать и на многих участках специально подготовленной для этого дороги.

У страны было три дивизии БЖРК — со штабом в Костромской области, станция «Василек», как называли ее журналисты, в Пермском крае, поселок Звездный и в Красноярском крае, поселок Кедровый. В каждой дивизии четыре ракетных полка, 12 поездных составов, с тремя ракетами в каждом. А еще с комфортабельными вагонами для личного состава, кухней, системой обеспечения пуска и всем необходимым для жизни и несения боевого дежурства в пути следования. А уходили поезда по стране на месяц и больше — ищи, как говорится, ветра в чистом поле.

В начале 2005 года БЖРК были полностью сняты с боевого дежурства и отправлены на разделку. Осталось только два музейных экспоната — на Варшавском вокзале в Санкт-Петербурге и в Техническом музее АвтоВАЗа. Причины, по которым Россия лишилась этих уникальных подвижных боевых комплексов, специалисты называют разные. Это и Договор СНВ-2, по которому должны были быть утилизированы ракеты «Молодец», хотя он, правда, так и не вступил в силу. Говорят и о желании российского руководства 90-х годов прошлого века пойти навстречу «стратегическому партнеру», избавиться от вооружений, которые его очень сильно раздражали. Вспоминают о том, что твердотопливные ракеты РТ-23УТТХ имели гарантийный срок только в 10 лет, а украинское КБ «Южное» и Павлодарский завод, на котором их делали, не имели в постсоветское время права обслуживать и модернизировать эти комплексы. Намекают на сложность эксплуатации поезда, где каждый вагон с ракетой весил не меньше 150 тонн и после того, как он проходил где-то, РЖД приходилось отправлять ремонтную бригаду для латания путей…

Как бы то ни было, факт остается фактом. Страна потеряла неуязвимый и грозный мобильный стратегический ракетный комплекс, который вместе с другими системами стратегического вооружения выполнял крайне важную задачу сдерживания вероятного противника. Сейчас этот комплекс решили возродить. На новой тяге и с новой ракетой. Создает ее Московский институт теплотехники, тот самый, которому наша страна и армия обязаны твердотопливными ракетными комплексами «Тополь», «Тополь-М», «Ярс» и «Булава». Весить ракета будет не сто с лишним тонн, как ее предшественница, а не больше сорока. Что позволит не переделывать под «Баргузин» всю железнодорожную сеть страны. Да и вагоны тоже.

Командующий Ракетными войсками стратегического назначения генерал-полковник Каракаев сказал мне, что новый БЖРК будет значительно превосходить своего предшественника по точности, дальности полета ракеты и другим тактико-техническим характеристикам. По скрытности передвижения тоже. Все это позволит «Баргузину» долгие годы, как минимум, до 2040 года находиться в боевом составе РВСН. А встать на боевое дежурство он сможет где-то в конце 2018 года. И в ракетных войсках будет воссоздана группировка ракетных комплексов трех видов базирования — шахтного, подвижного грунтового и железнодорожного, которая еще в советское время доказала свою высокую эффективность.

Тут нельзя не сказать об уникальных достоинствах нашей страны — о ее огромных просторах. 12 ракетных дивизий, которые стоят сейчас на защите ее национальных интересов, распределены по всех территории — от Бологого, Тверской области до Иркутска. А между ними есть Тейково, Ивановской области, Татищево, Саратовской, Козельск, Калужской, на Урале — Нижний Тагил и Верхняя Салда, на Алтае — Ужур и Барнаул, Новосибирск и даже поселок Зеленый в Иркутской области. В пяти часовых поясах стоят наши ракеты. Когда некоторые забугорные эксперты пугают наше государство «быстрым глобальным ударом», для которого в США уже, якобы, заготовлено семь тысяч крылатых ракет с ядерными и обычными боеголовками, а их одновременный налет может лишить нас любой возможности защищаться, надо знать и помнить, что все стратегические ракетные комплексы они вывести из строя не в состоянии. Хотя бы потому, что у дозвуковых «Томагавков» дальность полета всего 2500 км, и ни с Черного, ни с Балтийского моря, тем более с Тихого океана они не достанут все наши пусковые, которые, кроме шахтных комплексов, конечно же, не будут стоять и ждать, когда их смогут накрыть каким-то «глобальным ударом». Более того, все боевые позиции наших ракетных войск тщательно замаскированы. Они прикрыты и будут прикрыты зенитно-ракетными комплексами С-400 и С-500. Они смогут вывести из строя («ослепить», как говорят военные) даже спутники наведения этих ракет. Ну, а, в конце концов, если только кто-то всерьез попробует проверить нашу обороноспособность, жалеть его будет уже некому. На дальности в 11−15 тысяч километров наши ядерные ракеты достают до любого уголка земного шара.

Быстрый глобальный удар готовится час, как минимум. «Тополь-М» и «Ярс», как и другие комплексы РВСН, стартуют после принятия решения президентом через секунды. Мы никого не пугаем, даже не предупреждаем. Просто напоминаем горячим головам, что шутить с ракетно-ядерной Россией не стоит. Они, впрочем, и сами это, думаю, понимают.

Да, чуть не забыл. В уходящем году Ракетными войсками стратегического назначения было выполнено восемь учебно-боевых и испытательных пусков. Все они были успешными и подтвердили высокие летно-технические характеристики стоящих на вооружении ракетных комплексов. До конца нынешнего года запланировано еще два испытательных пуска. Каких и где, командующий не говорил, мы не спрашивали. Сюрпризом для наших заокеанских партнеров они не станут. Несмотря на натянутые отношения между Минобороны России и Пентагоном, наша страна добросовестно выполняет свои обязательства перед США по Договору СНВ-3 и заранее предупреждает о пусках своих стратегических ракет.

На будущий год запланировано 14 пусков, предусматривающих проведение летных испытаний перспективных образцов вооружения и контроль технической готовности ракетных комплексов, принятых на вооружение. Среди них количество испытательных пусков должно увеличиться до девяти. Ещё пять пусков будут преследовать другие цели: утилизация с попутным запуском космического аппарата (видимо, проект «Днепр» на базе «Воеводы»), а также продление сроков эксплуатации и контрольно-серийный пуск.

В Крыму подразделения Ракетных войск стратегического назначения размещать не планируется. В системы управления ракетными комплексами введены по соглашению с США и Китаем, так называемые, «нулевые полетные задания». То есть наши ракеты в данную минуту не нацелены ни на кого. Но ввести эти задания не представляется сложным, для этого требуется только несколько минут. И еще интересный факт — за все 55 лет своего существования РВСН, как, впрочем, и войска Воздушно-космической обороны, ни разу не принимали участия в боевых действиях. Их задача самим своим существованием предотвращать такие действия, сдерживать агрессивные аппетиты некоторых руководителей некоторых государств и военно-политических союзов.

Будем надеяться, они и дальше продолжат эту замечательную традицию — быть надежной гарантией мира и спокойствия на просторах нашей страны и наших союзников.

Виктор Литовкин, военный обозреватель ТАСС

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также