21 июля, воскресенье

Цивилизационный подход Владимира Путина

10 июня 2023 / 18:30
историк, политолог, генеральный директор Центра политического анализа, доцент Финансового университета при Правительстве России

Речь главы государства на Валдае – пожалуй, самое глубокое и философское высказывание Владимира Путина за все 23 года его президентства.

 Размышления о России и ее роли в мире, о мире и его роли для России, о врагах и конкурентах, о союзниках и равнодушных – все это явно многократно обдуманно, пережито и передумано. Антиглолбализм и защита суверенитета перемежаются в стройной и четкой логике вместе с взглядом на Россию как на государство-цивилизацию и взглядом на мир как на пространство активности нашего и других цивилизационных проектов.  

Вообще, концепция России как государства-цивилизации стала одним из наиболее значимых тезисов в выступлении Владимира Путина в рамках Валдайского клуба. Президент отметил среди основных качество государства-цивилизации - многообразие и самодостаточность. «Современному миру чужда любая унификация, каждое государство и общество хотят самостоятельно выработать свой путь развития. В основе его – культура и традиции, укреплённые в географии, историческом опыте, как давнем, так и современном, и в ценностях народа. Это сложный синтез, в процессе которого и возникает самобытная цивилизационная общность. Её неоднородность, многообразие – это залог устойчивости и развития», - таков был взгляд Владимира Путина на отличительные особенности, позволяющие считать Россию не просто страной или государством, но еще и цивилизацией. 

Это вообще крайне важное утверждение, которое раскрывает представление России о самой себе и окружающем мире, данное в краткой, но емкой формуле. В принятой в этом году Концепции внешней политики термин «государство-цивилизация» также является одним из основополагающих. В частности, в этом документе говорится: «Более чем тысячелетний опыт самостоятельной государственности, культурное наследие предшествовавшей эпохи, глубокие исторические связи с традиционной европейской культурой и другими культурами Евразии, выработанное за много веков умение обеспечивать на общей территории гармоничное сосуществование различных народов, этнических, религиозных и языковых групп определяют особое положение России как самобытного государства-цивилизации, обширной евразийской и евро-тихоокеанской державы, сплотившей русский народ и другие народы, составляющие культурно-цивилизационную общность Русского мира».

Цивилизация — понятие многогранное, с его помощью не раз уже пытались осмыслить мировой исторический процесс. Николай Данилевский, Освальд Шпенглера, Арнольд Тойнби, Фернан Бродель, Питирим Сорокин, Карл Ясперс, Шмуэль Эйзенштадт — множество выдающихся умов прошлого и современности давали свои определения роли цивилизаций в историческом процессе.

Сэмюэль Хантингтон в своем известнейшем одноименном трактате прямо говорит о «столкновении цивилизаций», как об основном конфликте современности. По его мысли, широко распространённые западные убеждения в универсальности ценностей и политических систем Запада наивны. Постоянное стремление к демократизации и такие «универсальные» нормы будут только ещё больше противодействовать другим цивилизациям. В этом с Хантингтоном согласен и Владимир Путин, который отметил в своей «валдайской речи» колониальную сущность Западного проекта: «есть некий «цивилизованный мир», который служит образцом для остальных, все должны следовать этим стандартам, образцам, а кто не согласен – тех загонят в «цивилизацию» дубинкой «просвещённого» господина».

Любой непредвзятый взгляд на современный миропорядок согласится – Западный проект навязывает всем остальным цивилизационным проектам свои исключительные рамки, мерки, понятия и даже некий «порядок, основанный на правилах». 

Настоящий, обоснованный и не витающий в облаках историко-философский концепт рано или поздно приобретает свое конкретное политико-идеологическое измерение. Скажем, формационный подход, господствовавший в советской науке, в практическом плане выразился в конкуренции двух противоборствующих систем — социализма и капитализма. В свою очередь, идея исключительности США как «града на холме», помноженная на гордыню и мессианство неолибералов — нашло свое выражение в экспансионистской политике США в конце ХХ и начале ХХI века. В особенности это проявилось после распада Советского Союза и краха социалистического проекта, когда США и их союзники в Европе начали активно насаждать «демократию» по всей планете, наивно и схоластически посчитав, что лучше ничего и быть не может, а также, что демократия по-американски – это товар, который жизненно необходим всем цивилизациям без исключения. 

Для обоснования подобных действий в конце 80-х годов ХХ века очень удачно американским политикам подвернулся текст Фрэнсиса Фукуямы о «конце истории» и грядущей безальтернативной победе либеральных демократий во всем мире. Вооружившись этой доктриной, Вашингтон пошел крушить демократизатором всех, кто был не согласен жить по американским лекалам. Процесс насильственной «демократизации», надо сказать, протекал с известными издержками для «демократизируемых» стран. И издержками этими стали сотни тысяч жертв и миллионы беженцев (если вспомнить только афганский, иракский и сирийский кейсы). Побочный ущерб, как говорят в США. 

Впрочем, собственно демократию по-американски (и хотя бы даже нечто ее напоминающее) практически нигде «цивилизаторам» построить не удалось — свидетельством чему стало позорное бегство американцев и их союзников из Афганистана и приход там к власти исламских радикалов. Но провалы в политике демократизации, как очередное доказательство старого принципа «насильно мил не будешь», все никак не могут убедить американцев отказаться от бесчеловечных внешнеполитических социальных экспериментов и авантюр. Вот и нынешняя трагедия Украины — прямое последствие такого проекта «демократизации».

Поэтому, когда глава государства российского говорит о роли и значимости цивилизаций в современном мире, то этот подход Владимира Путина во внутренней и — особенно — во внешней политике представляется как куда более реалистичным и гуманным, так и куда более привлекательным. Действительно, Западный мир сегодня уже далеко не единственный законодатель мод — уже подросли Китай, Индия и иные страны «глобального Юга». Никуда не делась и Россия с ее уникальной цивилизацией. Цивилизацией с тысячелетней историей, в рамках которой вот уже на протяжении все того же тысячелетия мирно уживаются множество народов (сегодня в нашей стране изнасчитывается более 190). 

При этом, Россия никому не навязывает свою модель государственного строительства. Ни к одной из цивилизаций не пристает с диктатом и требованиями перенимать русские культурные и исторические традиции. В том числе так происходит и потому, что этот опыт многообразия, объединивший тысячу лет истории, огромную территория и сотни разных культур — нетиражируем. Он такой же уникальный, как уникальна сама Россия. 

Понимая это, Россия выступает за многообразие цивилизаций в мире, за их мирное сосуществование. Пусть расцветают сто цветов. Во внешнеполитическом дискурсе это выражается в концепции многополярного мира. А если проще и совсем на бытовом уровне, то Путин как бы говорит коллективному Западу: «не надо учить нас жить, жили без вас тысячу лет и еще тысячу проживем. И от остальных, пожалуйста отстаньте, дайте им жить своим умом. Он у других ничуть не хуже, чем ваш». 

Очень хотелось бы, чтобы этот призыв услышали и правильно поняли в том числе и те круги на Западе, которые видят, что глобализация и демократия по-американски уничтожают уже не только конкурентов, но и саму западную цивилизацию