27 июля, четверг

Спасение утопающей науки - дело самих утопающих ученых

30 июня 2017 / 09:47
политический обозреватель «Царьград ТВ»

Хотелось, чтобы всё было как в США. Чтобы никакой академии наук, а исследования проводились бы в университетах. Или ладно, пусть академия будет - но не более чем почётным клубом для успешных учёных, но наука - строго чтобы в университетах.

Такую, если кратко и в простоте, поставили задачу перед реформой РАН в 2013 году её так до сих пор и не объявившиеся авторы. Впрочем, не в именах дело. Весь замысел, цель, задачи реформы были продиктованы либеральными представлениями о том, что всё у нас должно быть как в Америке. Тогда, мол, будет хорошо. Но поскольку либералы наши - все птенцы гнезда Кудрина-Чубайса, а они оба признавались на камеру, и даже любовались собою при этом, что их помыслы далеки от блага нынешней России, то понятие "хорошо" становится "притяжательным": хорошо - для Америки.

Чуть ли не в последний день перед депутатскими каникулами законопроект о реформе протащили через первое чтение в Государственной Думе. Лишь всеобщий вой возмущения академической общественности, быстрые действия авторитетных светочей науки да вмешательство президента позволили это "22 июня" для РАН перевести в относительно упорядоченное отступление.

Как раз в эти дни конца июня научная общественность отмечает четвёртую годовщину того события. Каковы же результаты реформы академии? Заработали её институты, переданные в ведение Федерального агентства научных организаций (ФАНО), как часы? Все "нобелевки" за это время стали нашими? Наши учёные уже проникли в тайны чёрной дыры в центре нашей Галактики?

Оказывается, нет. Если продолжить парадигму 22 июня, то за четыре года академия наук  допятилась до Москвы, где наступление противника на время выдохлось.

"Взлёт", как назвала это министр образования и науки Ольга Васильева, российской науки выражается куда более скромными показателями. Например, таким: доля публикаций российских ученых в международных научных журналах, по данным Web of Science, превысила намеченный в майских указах показатель 2,44 процента. Ещё два показателя, которые она назвала: на 43 процента выросло число молодых учёных, а внебюджетное финансирование увеличилось на 19 млрд рублей, - имеют отношение не к науке, а к управлению и бюрократии. Как будто дело в молодости учёных, когда нужно, к примеру, добиться квантовой телепортации через космос, как это сделали китайцы. А 19 миллиардов хорошо, конечно, но они не сделают российский суперкомпьютер победителем мирового рейтинга по скорости. Особенно на американских процессорах.

А вот с циферкой роста публикаций разговор поинтереснее. Во-первых, кто подсчитывал? Судя по тому, что комментируют его с восторгом представители известного либерального гнезда - Высшей школы экономики (ВШЭ) Леонид Гохберг и директор наукометрического центра ВШЭ Иван Стерлигов, подсчёты велись где-то близко от этой площадки. Но даже они в либеральных "Ведомостях", начинавшихся некогда как проект с участием английской газеты Financial Times и американской The Wall Street Journal (корпорация небезызвестного медиамагната Руперта Мёрдока), не смогли натянуть сову на глобус без разрыва… скажем, мягких тканей. Ибо "взлёт" в их изображении представляется совершенно комичным.

Если "в 2011 году доля публикаций отечественных ученых составляла всего 1,86 процента, Россия занимала 16-е место, то сейчас она выросла до 2,48 процента (14-15-е места)". Вау! - восхитимся на их же языке. Да рядом с таким взлётом старт ракеты-носителя "Протон" - игры детей с китайской хлопушкой!

Совершенно понятно, почему либералам хочется изобразить взлётом прибавку в полпроцента за шесть лет - нужен хоть какой-нибудь успех. А его нет - даже у тех, кого реформа не затронула, потому что они к РАН и не принадлежали: национальные исследовательские центры, те же высшие школы всяческих экономик, сколковы и проч. Можно заглянуть на сайт такого исследовательского центра и в разделе "Новости" на трёх страничках увидеть только одно сообщение о результате такого научного исследования. А так всё больше - "проведено", "состоялось", "прошло", "приняли участие"…

А нет успеха потому, что для успехов в науке нужны всего три условия: заказ на исследования, деньги на исследования, организация исследований. И если до 2013 года первое условие выполнялось так сяк, спорадически, второе - ни так, ни сяк, разве что под заказ, то третье всё же работало. У науки был организующий центр. Голова.

После 2013 года она была откручена и спрятана в чулан за ненадобностью.

Поначалу сомнения, что такая схема - без головы - сработает, намертво давились административным ресурсом и либеральной пропагандой.

Во-первых, институты РАН перевели под ФАНО, где их начали оптимизировать. И действительно - многие из них зажили лучше.

Вот только в релизах своих ФАНО рассылало гордые сообщения о научных успехах в духе того, что в институте А определили, что такие-то клещи живут внутри растений, а не снаружи, а в институте Б рекомбинировали средства так, что хватило на топливо для экспедиции.

Во-вторых, решили, что деньги на исследования будут давать через гранты, а эти гранты будут давать фонды, а фонды будут определять, кому давать, через конкурс.

Роскошнейшая по классике либеральная схема! Всё честно и справедливо. Совершенно в соответствии с нею проходили залоговые аукционы. Учёные - люди более честные, нежели комсомольские функционеры времён перестройки, потому целые нефтегазовые провинции к рукам не прибрали. Но фундаментальные исследования длятся годами, и без заранее известного результата, а конкурсы ежегодны, и побеждают в них не те, кто лучше исследует, а те, кто лучше описывают будущие успехи.

В-третьих, решили, что науку теперь будут творить в вузах. Ведь прекрасно! Профессор прочёл лекцию, семинар провёл в своей лаборатории, где его студенты не каля-маля в тетрадках и записки девушкам пишут, а лично в экспериментах участвуют, научный раж и опыт приобретая. И под эту идеальную картинку в федеральные, национальные, исследовательские и прочие университеты были вбуханы громадные миллиарды.

Нет, вузам похорошело, конечно. Что не может не радовать. Вот только в половине процента бурного "взлёта" отечественной науки за 6 лет зашиты и результаты вузовских усилий. Гора долго тужилась при родах, что называется. А если учесть, что то ли около, то ли больше 60 процентов работ написано либо учёными РАН/ФАНО, работающими в вузах, либо работниками вузов в сотрудничестве с учёными РАН/ФАНО, то мышка и вовсе превращается в червячка. Или в клеща, который, как оказалось, живёт не там, где ожидалось…

Но вот на переломе четвёртого года реформы на пятый в Москве состоялось совместное заседание Совета Российского Союза ректоров (РСР) и Российской академии наук. Уже из заявки видно, что на нём должны были "обсуждаться вопросы сотрудничества университетов России и Российской академии наук, подготовки научных кадров высшей квалификации через аспирантуру и управления вузом в условиях современности". Мы уже частично об этом мероприятии рассказывали, но тогда в тему не легло главное. А главное оказалось в том, что это совещание чётко обозначило: попытка рассорить академическую науку с вузовской не удалась. Напротив, был утверждён, как выразился исполняющий обязанности президента РАН Валерий Козлов, "дух единения Академии наук и российских вузов, неравнодушных к будущему науки".

Более конкретно же решено было совместно определять наиболее прорывные и востребованные научные сферы, и по ним и для них готовить студентов и вести совместные исследования. То есть - да, американская схема… чуть-чуть. Потому что на деле она - российская, где всегда целью больших вузов было подготовить больших учёных, которые в идеале станут академиками, а академия, в свою очередь, открывала кафедры, лаборатории при вузах и даже создавала специальные школы для детей - физико-математические, химические, биологические и другие.

Но и сегодня, как отметил ректор МГУ Виктор Садовничий, "около ста университетов России имеют соглашения с РАН, около семидесяти ведут активную научную деятельность совместно с институтами РАН". "Если говорить о сотрудничестве МГУ и РАН, то можно привести такую цифру: 255 членов РАН работают в МГУ, ежегодно выпуская множество успешных научных публикаций", - заявил он.

И добавил, на первый взгляд, наивно: "Хотя сотрудничество университетов и центров РАН демонстрирует свои успехи, нельзя сказать, что оно эффективно. Именно для того, чтобы повысить эффективность этого сотрудничества, и было созвано сегодняшнее заседание".

Таким образом, можно констатировать - не достижение, нет! вящей цели вернуть науке голову, - но некий важный шаг по направлению к ней. Покамест - через преодоление безумных барьеров, понарасставленных в науке авторами концепций её реформирования. И вновь - чисто, аккуратно, интеллигентно. По-академически. Конечно, наука должна развиваться и в вузах. Но не против и не за счёт академической науки. А вместе с нею.

А там, глядишь, и до восстановления головы дело дойдёт. А уж если эта голова воссядет на том крепком туловище, которым может стать ФАНО, если будет заниматься своим делом - экономикой - тут вообще можно будет опять начать верить в наше научное будущее.

Особенно, если ещё и заказчик со своими желаниями определится…

Источник


тэги
читайте также