20 ноября, среда

Шесть сигналов Владимира Путина

07 февраля 2014 / 22:27
обозреватель ТАСС

1 июля президент РФ Владимир Путин выступил с речью перед участниками проходящего в Москве совещания послов России в зарубежных государствах.

1 июля президент Р. Ф. Владимир Путин выступил с речью перед участниками проходящего в Москве совещания послов России в зарубежных государствах. Впрочем, публичная часть его выступления, показанная в прямом телевизионном эфире, была адресована не только и не столько высокопоставленным представителям российского дипломатического корпуса (с ними глава государства пообщался еще и отдельно, без прессы, за закрытыми дверями), сколько внешним партнерам России, ее союзникам и конкурентам. Именно им адресовал Путин сигналы, которые достаточно отчетливо проступали в строках президентского выступления. Ну, или между строк.

Двухслойная речь

Выступление, которое многие заранее расценивали как программную речь президента по актуальным проблемам внешней политики, оказалось неожиданно коротким — немногим более 20 минут, но зато насыщенным. И как бы двухслойным: глава государства то сухо читал текст, подготовленный, если судить по некоторым формулировкам, не без участия самих дипломатов, то в свойственной ему манере отклонялся от текста и, глядя в зал, принимался общаться со слушателями, что называется, без бумажки — доходчиво, образно и эмоционально.

Благодаря такой манере выступления сигналы, которые изначально были заложены в текст речи, приобретали дополнительную окраску, переплетались, иногда повторялись.

А эмоциональные отступления от написанного текста усиливали впечатление того, что президент не просто обрисовывает перспективы и ставит задачи перед дипломатами, а ведет заочную полемику со своими зарубежными, прежде всего западными, коллегами. Именно им, а в первую очередь Белому дому, адресовал Владимир Путин свой первый сигнал —

Хватит строить «мировую казарму»

Однополярный мир не состоялся, заявил Путин. И подчеркнул: «Мировое развитие невозможно унифицировать. Но можно и нужно искать точки соприкосновения. Видеть друг в друге не только конкурентов, но и партнеров». А для этого следует «избавиться от амбиций, стремления устроить „мировую казарму“, расставить всех по ранжиру, навязать единые правила поведения и жизни общества». Вместо этого нужно «начать, наконец, строить отношения на основе равноправия, взаимоуважения, взаимного учета интересов».

Слова о готовности России к равноправному сотрудничеству и строгому соблюдению партнерских обязательств звучали в президентском выступлении несколько раз. Наряду с замечаниями об обязательности соблюдения международного законодательства всеми странами, недопустимости вольной его трактовки в чьих-то узких интересах и применения двойных стандартов, а также о непозволительности использования санкций как инструмента международной политики упоминание о равноправии как основе отношений ясно давали понять: Россия не признает «право сильного», но при этом она достаточно сильна, чтобы не поступаться своими интересами в угоду кому бы то ни было.

И Путин заявил об этом ясно и недвусмысленно: Россия не собирается участвовать в таких международных форматах, где ей «отводится роль стороннего наблюдателя, у которого нет решающего слова по ключевым вопросам, представляющим для нее жизненный интерес».

«Только за то, что нам рядом разрешают посидеть, мы не должны платить нашими жизненными интересами. Я надеюсь, что эта очевидная вещь должна в конце концов стать понятной и для наших партнеров», — заявил президент.

Если же партнеры, под которыми явственно подразумеваются страны «восьмерки», этого почему-либо не видят, то вот им второй сигнал —

Россия идет на Восток и на Юг

«Ключевым, стратегическим направлением внешней политики России, рассчитанным на долгосрочную перспективу», назвал Путин интеграцию на пространстве СНГ, зримым воплощением которой стал подписанный 29 мая в Астане Договор о Евразийском экономическом союзе. И эта интеграция не ограничивается только Россией, Белоруссией и Казахстаном: уже скоро, напомнил Путин, членом ЕАЭС станет Армения, переговоры с Киргизией также находятся «на продвинутой стадии». Таким образом, речь идет о формировании на евразийском пространстве «мощного, притягательного для бизнеса и инвесторов центра экономического развития», который «открыт и для других стран» СНГ.

Отдельно упомянул президент «прочную российско-китайскую дипломатическую связку», в основе которой лежит «совпадение взглядов на глобальные процессы и ключевые региональные проблемы». «Принципиально важно, что российско-китайская дружба не направлена против кого бы то ни было. Мы не создаем каких-то военных союзов.

Напротив, она являет собой пример равноправного, уважительного и продуктивного взаимодействия государств в XXI веке», — подчеркнул Путин.

В его выступлении говорилось также о намерении РФ развивать отношения с другими традиционными партнерами в Азиатско-Тихоокеанском регионе — Индией, Вьетнамом, Японией, государствами АСЕАН. Не обошлось без упоминания о большом потенциале таких объединений, как ШОС и БРИКС, и о стремлении России «в большей мере использовать потенциал растущих рынков государств Латинской Америки и Африки, богатый опыт политических и гуманитарных связей с этими странами».

Формат выступления не позволил президенту подробно остановиться на отношениях с этими государствами и объединениями, они перечислены как бы скороговоркой, через запятую, но и без того понятно: мир гораздо больше, чем Европа и США, поэтому все разговоры о том, чтобы «изолировать Россию», попросту бессмысленны. Отсюда третий сигнал, адресованный Европе —

Все видим, понимаем, сочувствуем, но решать вам

«Мы все видим» — это Путин сказал про реверсные поставки газа из Европы на Украину, с которыми партнеры, по меткому замечанию президента, «кое-чего нахимичили»: «Ну как можно по одной и той же трубе в одну сторону газ подавать и в обратную?.. /Украинцы/ наш газ, по сути, получают и платят кому-то из западных партнеров в Европе, которые недополучают эти объемы».

На самом деле «все видим» — это не только про «химию» с газом, это и про все остальное. Путин не случайно упомянул про «вызывающую возмущение» историю с французскими банками, которым в США грозят многомиллиардные штрафы за нарушение американского санкционного режима. По мнению российского президента, это попытка шантажировать Францию, надавить на нее, чтобы сорвать контракт на поставку в Россию двух кораблей типа «Мистраль».

Но, дипломатично добавил Путин, это «не наше дело».

Так же и с газом: Россия видит, что европейцы и украинцы «химичат», но не предпринимает никаких действий, чтобы не усугублять ситуацию. Главное — чтобы не пострадали добросовестные потребители. А Россия будет и впредь дорожить репутацией надежного поставщика энергоресурсов: построила «Северный поток», построит и «Южный», «несмотря на известные трудности». В Европе, подчеркнул Путин, Россия видит своего естественного и важнейшего торгово-экономического партнера. Но видит она и другое: «Европу просто хотят использовать в чьих-то интересах, она становится заложником недальновидных идеологизированных подходов». На взгляд российского президента, Европе не помешала бы своего рода «страховочная сетка», чтобы ливийский, сирийский, иракский и украинский кризисы «не оказались заразными». А впрочем, европейцам самим решать, как им строить отношения с другими государствами, в том числе с США. У России же для Соединенных Штатов есть свой собственный сигнал —

Ваш номер не первый

США в речи Путина были упомянуты последними, и уже одно это ясно означает: выстраивание отношений с Вашингтоном сегодня не является для Москвы приоритетом, у нее есть дела поважнее. При этом Россия «совсем не собирается закрывать отношения с США». А то, что эти отношения «сейчас не в лучшей форме», так это не вина России. Напротив, РФ всегда старалась быть предсказуемым партнером, но в ответ ее интересы зачастую игнорировались, а в адрес Москвы то и дело звучали «откровенно ультимативные, менторские нотки». Что ж, и в этих условиях Россия готова к конструктивному диалогу, но только на равноправной основе.

А отсюда еще один сигнал - Россия будет защищать права русских.

По убеждению Путина, события на Украине стали «концентрированным выражением пресловутой политики сдерживания, проводимой в отношении России». В результате «под угрозой оказались наши соотечественники, русские, люди других национальностей, их язык, история, культура, законные права», сказал президент. И четко сформулировал ответ России на происходящие события: «Я хочу, чтобы все понимали — наша страна будет и впредь энергично отстаивать права русских, наших соотечественников за рубежом, использовать для этого весь арсенал имеющихся средств: от политических и экономических до предусмотренных в международном праве гуманитарных операций, права на самооборону». Он также особо подчеркнул, что РФ будет, безусловно, оказывать помощь украинским беженцам.

При этом Путин дал понять, что Россия не собирается вмешиваться во внутриукраинский конфликт, поскольку «все, что происходит на Украине, — это, конечно, внутреннее дело украинского государства». А отсюда и заключительный, шестой сигнал —

За происходящее на Украине отвечает ее президент

Россия вместе с европейскими партнерами, сказал Путин, пыталась убедить недавно избранного президента Украины Петра Порошенко «в том, что дорога к надежному, прочному и долгосрочному миру не может лежать через войну».

К сожалению, Порошенко этим увещеваниям не внял: он принял решение прекратить действие перемирия, в результате чего боевые действия на юго-востоке страны возобновились.

А раз так, то меняется и степень ответственности Порошенко за происходящее: «Вот до сих пор Петр Алексеевич не имел отношения к приказам начать военные действия, но теперь он взял на себя такую ответственность сполна — не только военную, но и политическую, что гораздо важнее».

Этот сигнал не только Киеву, но и тем, кто поддерживал и продолжает поддерживать сомнительную с точки зрения легитимности киевскую власть: как писал Антуан де Сент-Экзюпери, «мы в ответе за тех, кого приручили».

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также