21 сентября, понедельник

Россия в Сирии: год рывка в мировые державы

10 марта 2016 / 10:38
политический обозреватель «Царьград ТВ»

За год операции России в Сирии важны не столько успехи на земле, сколько завоёванный статус мировой державы.

После того как исполнился год с начала военной операции России в Сирии, все бросились, в основном, вспоминать и высчитывать успехи и неуспехи в наземной ситуации в этой стране. Что, например, предполагалось недолгое участие ВКС в боевых действиях — несколько ударов, и сирийская правительственная армия погонит боевиков различных исламистских банд.

Не всё удалось
Не вышло, действительно. И банды оказались сильнее, чем предполагалось, и сирийская армия послабее и, главное, деморализованнее, чем казалось. Военное планирование долго плохо стыковалось — у сирийских генералов непонятно откуда скопились излишки фанаберии, и они кидали свои войска в плохо подготовленные операции, а российские лётчики должны были их прикрывать. И поддержка террористов со стороны США, Запада, заливных арабских монархий, хотя и ясно предвиделась, но оказалась значительно весомее и организованнее, чем ожидалось.

Что американские советники, например, командуют курдскими отрядами, не слишком скрывалось, но вот то, что они организуют и обеспечивают боевые действия признанных на уровне ООН террористами террористов Джебхат ан-Нусры — в это до конца не всем верилось. Теперь-то уже с этим всё ясно, и битва за Алеппо идёт столь бескомпромиссно потому, что превратилась, по сути, в столкновение американского и русского военного мышления.

А этот уровень тоже очень интересно проверить! За прошедший год проверили многое — и оружие, и тактику, и системы технической и радиотехнической поддержки. Практически проверили всё.

Осталось помериться уровнем военного мышления в ситуации «заочной» войны, войны «по поручению» — когда столкновение великих военных держав происходит не напрямую, а через посредство местных боевых соединений.

За кем пойдут люди
Но это — не главное, что произошло за год. Тем более что сирийские войска при поддержке российских ВКС и наземных сил действительно добились неиллюзорных успехов, практически под полный контроль взяв — или этот контроль укрепив — ключевые с точки зрения экономики и военной стратегии территории на западе страны. Как отметил сирийский политолог Назар Буш, «за этот год сирийская армия при поддержке ВКС России освободила более 600 населённых пунктов страны, включая крупные города и стратегически важные пункты».

На этом фоне многие наблюдатели считают, что осталось полностью освободить Алеппо — и перелом в войне наступит. В том же заверяют и военные специалисты. Остальное — важные, но детали. Если на карте в чёрный цвет запрещенной в России террористической организации ИГИЛ закрасить Сирийскую пустыню, это не будет означать, что на деле они оккупируют треть территории Сирии. На деле они сидят в деревеньках по оазисам вдоль дорог. И если отобрать у них ключевые города, которые они ещё удерживают, они превратятся в то, чем были, пока не получили денег и оружия от США и «заливных», — в обычных локальных бандитов.

После освобождения Алеппо этим и будет определяться вектор дальнейших боевых действий. Но это будущее. А Россия победных для себя результатов уже добилась.

Продолжает Назар Буш: «За этот год операции России в Сирии сделано очень много полезного — в первую очередь для самой России. Для Сирии тоже, но это — само собой. А вот Россия смогла предотвратить нападение террористов на свою территорию. Она уничтожила более 4 тысяч террористов, выходцев из республик Советского Союза, которые в других обстоятельств готовы были бы перенести войну на её территорию. Но главное, что если бы террористы победили в Сирии, то за ними в Россию пошли бы тысячи других, потому что люди на Востоке идут за победителями, за сильным. Но когда они видят, что ВКС России эффективно уничтожают целые отряды вместе с главарями, люди очень сильно задумываются, стоит ли за ними идти».

Но снова: для России это важно, как важно само по себе пресечение терроризма, но и это — не главное.

Проверка оружия и себя
Практически все военные обозреватели согласны: Россия на сирийском театре смогла испытать многие виды вооружений, опробовать их в условиях реального боя, «прокатать» в боевых условиях лётчиков, техников, вообще специалистов. Кроме этого — военнослужащих «наземных» специальностей: от бойцов сил специальных операций и артиллерийских наводчиков до офицеров войск радиоэлектронной борьбы и штабных планировщиков и стратегов.

И это — не говоря уже о флоте, который показал как точно и надёжно умеет отстреляться при необходимости крылатыми ракетами большой дальности. О стратегической и дальней авиации, которые оказались способны не только положить ракеты «в форточку» противнику, но и отбомбиться по нему предельно эффективно. А сколь нетривиальная задача была решена по ходу снабжения сирийской группировки!

Словом, эти люди и силы проверку войной прошли. Да так, что весь мир удивился. «Мы показали всему миру, что Россия обладает самым современным и совершенным вооружением, — подчеркнул ведущий военный эксперт России Виктор Литовкин. — Весь западный мир кричал, что Россия чуть ли не дубинками воюет, а мы показали, что у нас есть самая современная истребительная и бомбардировочная авиация, что у нас есть подводные лодки, вооружённые крылатыми ракетами большой дальности, у нас есть ракетные корабли, которые могут с акватории Каспийского моря наносить удары на расстоянии более полутора тысяч километров. И хотя мы не раскрываем все тактико-технические характеристики этих ракет, но специалисты знают, что они могут летать не только на это расстояние, но и на 2,5 тысячи километров».

«Более того, — снова вспомнил эксперт об авиации и тех результатах, что она показала, — благодаря этим ударам, этой технике, благодаря высочайшему мастерству наших лётчиков мы показали, что умеем наносить предельно высокоточные удары даже с высоты 5 тысяч метров. Мы не промахиваемся, не попадаем по госпиталям, школам, что нам пытаются приписать, мы бьём точно туда, куда надо бить. При этом используем не только данные со спутников, с беспилотников, с самолётов дальнего радиолокационного наведения — мы используем ещё и агентурную разведку, техническую и прочую. У нас данные о террористических объектах перекрываются сразу несколькими источниками».

Важно ли это? Безусловно. Но — и это не главное.

Война — вообще не главное на этой войне
Очень важны военно-стратегические результаты, достигнутые Россией за год операции в Сирии. Точнее даже — геостратегические.

«Россия получила крупнейшую базу на берегу Средиземного моря, — указывает Виктор Литовкин. — Моря, которое полностью оккупировал американский флот, который, между прочим, вооружён крылатыми ракетами „Томагавк“, которые стреляют на 2,5 тысячи километров. Эти корабли регулярно заходят и в Чёрное море, откуда прицеливаются к нашим базам ракетных войск стратегического назначения. И нам очень важно иметь возможность их останавливать не в Чёрном море, а на подходах к нему. Так же, как террористов мы останавливаем на дальних подступах к нашей территории, так и американцев с их „Томагавками“ пытаемся остановить подальше от наших границ. И для этого нам нужно наше присутствие и в воздухе над Средиземным морем, и в акватории, где теперь тоже постоянно присутствуют наши корабли».

«Россия твёрдой ногой стала на Ближнем Востоке, — подтверждает Назар Буш. — И это очень важно для неё. Тут она смогла отбить угрозу подальше от своей территории, раз. Она поставила здесь свою военную базу, два. И я считаю, что русские не должны уйти оттуда никогда в жизни».

Важно и то, указывает сирийский политолог, что Россия «доказала всему миру, что серьёзно берётся за дело и делает его до конца, что она — это страна, которая серьёзно борется с терроризмом». И это, заверяет он, привело к тому, что рейтинг России очень поднялся по всему Ближнему Востоку и по всему миру.

Так что же — главное?
«Россия стала основным игроком в решении всех абсолютно международных проблем, — утверждает Назар Буш. — США и НАТО начали считаться с Россией».

Да, они сейчас обвиняют Россию во всех грехах, усмехается сириец. Так это известный факт: они любят Россию только тогда, когда она слаба. Когда она сильна, они её не любят, потому что боятся. А не бояться, по его мнению, уже не могут: «Россия смогла испытать новое оружие и использовать старое, которое лежало на складах и которое она сумела модернизировать и успешно применить. И это испытанное оружие убедило весь мир и прежде всего Запад, что Россию задевать опасно».

Военный эксперт Виктор Литовкин формулирует тот же тезис иначе: «Это всё — ведение современных боевых действий, современное ведение войны. И мы показали, что всё это умеем. Мы показали всем тем, кто считал нас слабыми, что они, мягко говоря, не правы. В том числе и американцам. И теперь они вынуждены с нами считаться. Несмотря на то, что министр обороны США Эштон Картер брызгал слюной, крича, что никогда не будет сотрудничать с русскими, но их военные вынуждены с нами сотрудничать, потому что вынуждены с нами считаться».

А теперь вспомним, с чего начиналась сирийская кампания. Когда президент Путин объявил о ней, в России проявилось некоторое замешательство, а в мире пошли насмешки.

Отечественное замешательство понятно — «афганский синдром» ещё тогда действовал. И кстати, прекратил действовать сегодня, что само по себе является ещё одной победой в ходе сирийской кампании. Понятны и насмешки в мире: Россия, конечно, обладает сильной армией, а события в Крыму показали, что этой армии удаются тонкие операции, — но в нынешней ситуации «медведь вляпался в ближневосточное болото, где и увязнет».

Ведь и бывший турецкий премьер организовал операцию по, к сожалению, удачной атаке на русский самолёт из-за такой же, в частности, убеждённости: русский далеко не тот, что раньше, и если его щёлкнуть по носу, то он утрётся и уступит.

Оказалось, нет. Не утёрся. И не уступил. И не только Турции. Которая в итоге не только извинилась, но и пошла на беспрецедентный подъём двусторонних отношений, признав все российские интересы в Сирии и на Ближнем Востоке.

Русский, как выяснилось, не уступил и Америке. А закончившаяся позорным вилянием хвостом давешняя словесная атака Госдепартамента на Россию, с угрозами терроризма против неё, если она не остановит наступление в Алеппо, уже и клиентов США ввергла в задумчивость.

Потому что они поняли главное. Главное — что Россия поверила в себя. И заставила за этот год поверить в себя весь мир.

А для самой России этот год был годом восхождения духа. Это был год постепенного, но неуклонного восхождения к самой себе. К самой себе прежней.

К империи мирового порядка.


тэги
читайте также