24 мая, пятница

Пропаганда противника на начальном этапе СВО

05 августа 2024 / 18:25
историк, политолог, генеральный директор Центра политического анализа, доцент Финансового университета при Правительстве России

Украинская пропаганда времен начального периода СВО работала преимущественно на три аудитории. И для достижения эффекта на каждую из них использовался свой набор механизмов, средств и своеобразных месседжей.

Проблема заключалась в том, что Украина объективно проигрывала и в военном, и в информационном отношении, несмотря на предварительную подготовку. Пропаганда имела целью ликвидировать отставание по многим фронтам.

Центр политического анализа и социальных исследований продолжает публикацию просветительского курса лекций политолога, доцента Финансового Университета при Правительстве России Павла Данилина.

Курс разработан в рамках реализации проекта «Противодействие деструктивным информационным воздействиям на сознание современной молодежи», признанного победителем конкурса грантов Мэра Москвы для социально ориентированных некоммерческих организаций в 2023 году.

Украинскому режиму были интересны внутриукраинская аудитория, российская аудитория и страны Запада в самом широком смысле этого слова. Первые должны были сплотиться вокруг фигуры президента Владимира Зеленского и никак не думать о том, чтобы хоть как-то усомниться в политической линии, которой придерживались украинские власти (скажем, в части мобилизации и запрета выезда всех мужчин до пенсионного возраста, падения уровня жизни и так далее).

Россия должна была быть демотивирована, армия ее в прямом и переносном смысле развалиться, а в пределе — российские власти должны были лишиться рычагов управления под давлением внутренних беспорядков. Правда, тут была большая проблема — украинская пропаганда в принципе плохо работала на территории России, а большинство граждан оказались к ней слабовосприимчивы. Не было никаких рычагов влияния и на большинство российских СМИ.

И, наконец, важнейшая аудитория — западное общественное мнение и СМИ, но что еще важнее — западные политики, от которых зависел объем кредитов для Украины, агитация в поддержку Зеленского и его команды и поставки натовского оружия.

Следует отметить, что пропаганда киевского режима с начала СВО была весьма изощренной и разнообразной.

Своя аудитория была обработана задолго до начала СВО. Во-первых, традиционно украинский агитпроп был настроен антироссийски еще с первого «оранжада» времен Ющенко. Да и фактически весь период украинской «незалежности» процесс нациестроительства проходил под антироссийскими лозунгами разной степени радикализма. Даже при относительно доброжелательно настроенных по отношению к России президентах Кучме и Януковиче (которые вообще использовали практически пророссийскую риторику в ходе своих избирательных кампаний) ставка делалась на лавирование между позицией Востока страны и радикальных националистов. Украинский курс истории подавался и в школе, и в университетах, и в публицистике и СМИ преимущественно в антироссийском ключе.

Что тут говорить о президентстве Виктора Ющенко, и также о Петре Порошенко и Владимире Зеленском? Их политика была целиком выстроена на борьбе со всем русским. А в качестве образцов для подражания были выбраны и вовсе украинские нацисты, фашистские пособники вроде Степана Бандеры и Романа Шухевича. Владимир Путин так описывал это воздействие на умы: «На протяжении десятилетий после распада Советского Союза Украина прошла путь прямого, неприкрытого вмешательства западных стран в её внутренние дела. Собственно, и в России пытались сделать то же самое, но, к сожалению, на Украине удалось внедрить в сознание миллионов людей такие псевдоценности, которые привели к тому, что на этой территории создали фактически анти-Россию, сея ненависть, насилуя сознание людей, лишая их своей подлинной истории. Всё сделано для того, чтобы перекроить сознание миллионов, и очень умело подносился фитиль к распаду нашей страны».

Весь этот нарратив после начала СВО был запущен самым разнузданным образом. В украинских СМИ и тем более соцсетях максимально тиражировались тезисы о русских как нации «генетических рабов» (в отличие от генетически «демократических» украинцев), российские солдаты именовались не иначе как «орки» - и это далеко не самое резкое определение. «Мочить русню» стало едва ли не официальным слоганом украинских соцсетей. С такими призывами, кстати, появлялись многочисленные сообщения в западных соцсетях, которые такую откровенно человеконенавистническую риторику «банить» совсем не торопились.

Работала ли эта риторика? Еще как! Один весьма характерный пример: хит юной украинской актрисы и певицы Маши Кондратенко «Ванька-Встанька» вышел летом 2022 года (официальное видео в ютьюб-канале певицы было опубликовано 18 июля). Англоязычная «Википедия» определяет трек как «ироничную евро-поп песню».

Текст первого куплета и припева этой песни с зажигательной музыкой — в переводе на русский — такой:

Вы говорили, что не знали
Ой как так вышло, как же так?
В лесах вы блуждали,
Куда бежать, как же так?
Ой, мы видим ваши слезки
Страшно вам, аж роща бузит!
Скажет даже баба из повозни,
Что вас всех нужно губить!

Ванька, встань-ка, что такое?
Приготовь себе пакет!
Ванька-встанька, не беги!
Уже некуда идти!

Речь идет, как несложно догадаться, о солдатах российской армии. Для недогадливых певица в своем аккаунте поясняет: «"ВАНЬКА-ВСТАНЬКА" - комическая песня с привкусом сатиры и сарказма, которая была написана мной для поднятия боевого духа наших солдат и украинцев! Ванька-встанька-название традиционной русской игрушки, что в контексте песни характеризует оккупанта, лучшая судьба для которого на украинской земле-найти черный пакет для себя, пока его не вручили ему наши казаки из ВСУ!» И это расчеловечивание противника под развеселую танцевальную музыку стало крайне популярным. Менее чем за два года с момента выхода клипа только на официальном аккаунте певицы клип был просмотрен более 30 миллионов раз. И естественно, что песня доступна на всех популярных музыкальных сервисах.

На фоне такой работы с собственным населением резко контрастировала первоначальная риторика и пропагандистские практики украинских властей, обращенные к российской аудитории. 15 марта Владимир Зеленский, в одном из своих ежедневных обращений внезапно заговорил по-русски и обратился к российским военным. В частности он сказал: «Я знаю, что вы хотите выжить. Мы слышим в перехватах ваших разговоров, что вы на самом деле думаете об этой войне, об этом позоре и о своём государстве. Ваши разговоры друг с другом. Ваши звонки домой родным. Мы слышим это всё. Мы делаем выводы. Мы знаем, кто вы такие. Поэтому я предлагаю вам выбор. От имени украинского народа даю вам шанс, шанс выжить. Если вы сдадитесь нашим силам, мы будем обращаться с вами так, как и положено обращаться с людьми. Именно с людьми – достойно. Как с вами не обращались в вашей армии. И как ваша армия не обращается с нашей». Классическая военная пропаганда, направленная на войска противника! Риторика практически слово в слово воспроизводит листовки Третьего Рейха, которые раскидывали на позиции советских бойцов. К примеру, вот таких — чисто в духе выступления Зеленского:

Примерно с этой же целью, но для работы с гражданским населением было устроено и интервью Зеленского российским оппозиционным СМИ. Интервью состоялось 27 марта. В видео-конференции в качестве инициатора участвовал Михаил Зыгарь (позже признан иноагентом), который готовил тогда большую авторскую программу на телеканале «ОстВест». Также Зеленскому задали вопросы главный редактор Meduza Иван Колпаков, специальный корреспондент «Коммерсанта» Владимир Соловьев, главный редактор «Дождя» до остановки работы канала Тихон Дзядко (позже признан иноагентом) и главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов (Муратов позже был признан иноагентом передал свои вопросы, но в интервью не участвовал).

Механизмы работы против такой пропаганды на встрече с военкорами описал Владимир Путин в июне 2023 года. Отвечая на вопрос одной из участниц встречи, он отметил: «Конечно, в условиях боевых действий можно было бы что-то и ограничивать. Но мы не должны забывать, что то, о чём Вы сейчас сказали, безусловно, в значительной степени является работой противоположной стороны, противоборствующей стороны. Потому что работа в информационном пространстве – это поле боя, и очень важное поле боя. Поэтому если кто-то с адресом обратным что-то выкладывает и пишет – это одно дело. А когда без адреса и непонятно, кто пишет и кто говорит, – это совсем другая история. Потому что мы с вами хорошо знаем, что выкладывать в интернете можно и автоматическим способом, прибегая к известным техническим средствам, и можно накручивать эти ролики или мнения миллионами, а за этим стоит один человек, который просто использует современные средства, тиражирует их бесконечно. Но, конечно, наверняка есть люди, которые настроены соответствующим образом, и они могут выражать свою точку зрения. Что можно противопоставить? Я думаю, что эта аудитория меня поймёт. Этому можно противопоставить и нужно противопоставлять не столько ограничения административные или правоохранительные претензии, сколько эффективную работу в информационной сфере с нашей стороны».

Работа с российской стороны дала свой результат — вскоре после начала СВО риторика Зеленского по отношению к российским военным резко сменилась — стало понятно, что массово сдаваться в плен никто не собирается. Уже 15 сентября, обращаясь к военным, Зеленский использовал совсем другие слова: «Вы — слабаки, которые воюют с гражданскими. Подлецы, которые, сбежав с поля боя, пытаются навредить откуда-то там издалека. Террористами вы останетесь, которых будут стыдиться их собственные внуки». Понятно, что такая риторика, скорее, рассчитана на собственное уже население, но совсем не на военных иной стороны.

Правда, работа на российскую оппозиционную аудиторию, а особенно тусовку так называемых релокантов, была более успешной. В эфире эмигрантских СМИ и ютьюб-каналов регулярно появляются украинские спикеры. Первоначально в этом качестве особенно эффективно выступал один из советников офиса президента Украины Алексей Арестович, но позже его из-за разборок в украинском руководстве уволили с работы и даже вынудили эмигрировать. Но регулярно выступал и продолжает выступать в эфирах другой советник главы офиса Зеленского Михаил Подоляк. Депутаты Верховной рады (обычно от фракции Зеленского «Слуга народа»), а также многочисленные «независисимые» «военные эксперты» (часто в таком качестве выступают просто отставные украинские военные, аффилированные с ВСУ или украинским Генштабом).

Последним, но далеко не по значению, направлением украинской пропаганды стала работа на западные элиты. С большим удовольствием в Киеве с начала СВО принимали делегации из западных стран, особенно их лидеров. Второй важной категорией гостей были лидеры общественного мнения — особенно голливудские звезды. На Украину был просто вал такого политического и пиар-туризма. Для реноме западных политиков было важно сфотографироваться с Зеленским в приближенных к боевым условиям. Для гостей устраивали специальную программу — иногда знакомили с изобретенными местной пропагандой зверствами российской армии, встречали воздушной тревогой (чтобы гости не усомнились, что находятся в воюющей стране и получили свою долю острых ощущений), показывали трофейную российскую технику и т.д. и т.п.

Свои результаты это приносило — обычно по итогам таких визитов анонсировался очередной пакет помощи со стороны той или иной страны, разнообразных фондов и персональных пожертвований. А Зеленский получал еще и «плюсик в карму» с токи зрения своего собственного населения — к нему ведь ездят важные иностранные гости.

Но и конечно на Западе проходила отдельная кампания по дискредитации всего русского — отмена русских артистов, спортсменов, деятелей искусства. Чтобы продолжать работать на Западе от «русских» украинские пропагандисты требовали стать «хорошими русскими» - то есть присягнуть Киеву, а в идеале — вообще «донатить ВСУ».

Против «неправильных» высказываний и «неверной» позиции немедленно устраивалась кампания по травле. Иногда вполне успешная. А иногда — направленная откровенно против формально «своих» - то есть сочувствующих украинским властям. Ведущий закрытого в России ультра-оппозиционного телеканала «Дождь» (признан иноагентом) Алексей Коростелев в эфире 1 декабря 2022 года предложил всем, кто хочет рассказать о мобилизации в российской армии, писать на почту телеканала или в телеграм-бот. «Многие из историй, написанных на наши почту и телеграм-бот, становятся опубликованными. И мы надеемся, что многим военнослужащим в том числе мы смогли помочь, например с оснащением и просто элементарными удобствами на фронте». Коростелева украинские пользователи соцсетей, боты и политики разных мастей немедленно обвинили в сочувствии к российским военным. И потребовали кары. На следующий день ведущий был уволен с телеканала. Впрочем, этого оказалось недостаточно — Латвия немедленно отозвала лицензию на вещание у «Дождя», и оппозиционеры были вынуждены перебраться в менее подверженные украинскому влиянию Нидерланды.

Один из интересных кейсов пропаганды связан с попыткой отмены компьютерной игры российских разработчиков Atomic Heart. В данном контексте он весьма показателен для оценки работы украинской пропаганды первого периода СВО.

Atomic Heart — компьютерная игра в жанре шутера от первого лица с элементами ролевой игры, разработанная российской студией Mundfish. Выход проекта состоялся 21 февраля 2023 года для стационарных игровых консолей PlayStation 4, PlayStation 5, Xbox One, Xbox Series X/S и персональных компьютеров. Однако анонсировалась игра задолго до начала специальной военной операции и, несмотря на всякое отсутствие связи с последней, она подвергалась агрессивной критике задолго до выхода.

Игра повествует об альтернативном СССР, в котором страна вышла на массовое производство роботов, обслуживающих население страны. Главным героем игры является майор Сергей Нечаев — агент советской разведки под псевдонимом П-3, прибывший на предприятие по производству роботов под кодовым названием «3826», находящемся в КазССР. По неизвестной причине роботы на объекте вышли из строя и напали на персонал, а затем захватили «3826». Теперь майору Нечаеву предстоит не только разрешить ситуацию и остановить роботов, но и выяснить причину произошедшего.

Но за пару недель до релиза на YouTube появился англоязычный ролик с украинскими субтитрами. В нем «достоверно» рассказывалось, что большинство создателей игры непосредственно связаны с российскими властями. Правда, компания базируется на Кипре, но это было уже неважно. Также неважным было и то, что компания не позиционирует себя как российскую, отдельно упирая на международный состав разработчиков из таких стран как как Польша, Украина, Австрия, Грузия, Израиль, Армения, ОАЭ, Сербия и Кипр. И тем не менее, авторы украинских роликов упоминали факты работы разных сотрудников и боссов студии на Mail.ru, VK и — о ужас… «Газпром».

Украина взорвалась массой комментариев на тему. Например, еще в августе 2022 года украинский геймдизайнер Сергей Мохов, работающий в Remedy, опубликовал ряд сообщений в своей соцсети (разумеется, на английском языке), критикующих игру в весьма интересных выражениях. «Atomic Heart — русская игра, переполненная советской символикой, от разработчиков, которые ничего не сказали о войне и геноциде, причинённом своей страной, за 6 месяцев после вторжения (не говоря уж о 8,5 годах войны)», — написал Сергей Мохов.

Также он сравнил современную Россию с Третьим Рейхом, а студию Mundfish — с немецкой компанией, делающей игру про нацистов прямо во время Второй мировой: «Многие российские войска сражаются в Украине под советскими флагами с целью восстановления Советского Союза. Здесь я могу ошибаться, но, по моему личному скромному мнению, существование этого проекта так же безвкусно, как немецкая компания, делающая игру о Третьем рейхе во время Второй мировой войны».

А через несколько дней после релиза уже Минцифры Украины направило официальное письмо компаниям Sony, Microsoft и Valve, требуя полностью запретить продажу этой «стрелялки». Причем ее хотели забанить не только на территории Украины, но и по всему миру. По мнению украинского замминистра Александра Борнякова, во время игрового процесса российская агентура якобы собирает секретные данные геймеров, передавая их на Лубянку и в Кремль. А коммерческая прибыль, вырученная за продажу Atomic Heart, якобы направляется в тайный фонд борьбы против Украины. «Разработчики игры не выступили с публичным заявлением про осуждение путинского режима и кровавой войны, которую Россия развязала против Украины. Мы призываем ограничить распространение этой игры в других странах из-за ее токсичности, потенциального сбора информации данных пользователей и возможности передачи их третьим лицам в России, а также потенциального использования денег, привлеченных из покупок игры, на ведение войны против Украины», — заявил по этому поводу Борняков.

Игру не отменили, но отзывы критиков и журналистов были весьма сдержанными и даже исключительно положительные отзывы снабжались преимущественно явно заниженными оценками. По данным Metacritics, критики сразу после выхода оценили ПК-версию Atomic Heart на 77 баллов из 100, Xbox-версию на 72 балла из 100, а PlayStation-версию всего на 71 балл из 100. Впрочем, у рядовых пользователей на Западе игра получила более благосклонные отзывы. В Steam, где игра продавалась во всех странах кроме СНГ, игра получила 9 баллов пользовательского рейтинга из 10. В VK Play оценка была еще лучше — 9,5 из 10.

И все-таки даже при этом, пример весьма показателен — преследование всего «русского» продолжалось на всем начальном периоде СВО. Здесь и активное давление на западных пользователей и СМИ. И работа по консолидации украинского общественного мнения против «плохих русских» и всего «советского» (хотя ничего советского, кроме символики в игре вообще не было). Все сошлось в одном — абсурд, конечно, что это просто невинная компьютерная игра, но и так пропаганда работает тоже.


тэги
читайте также