18 марта, понедельник

Продать оружие — не проблема, проблема — удовлетворить спрос

04 февраля 2016 / 00:01
военный обозреватель ТАСС

В Нижнем Новгороде состоялось первое в этом году заседание комиссии по военно-техническому сотрудничеству с зарубежными странами, в котором принял участие президент России Владимир Путин.

Город на Волне был выбран для этого мероприятия не случайно. Во-первых, там начал работать один из новейших, построенных в последние годы высокотехнологичный оборонный завод концерна ВКО «Алмаз-Антей», который выпускает самые современные и востребованные не только в России, но и во многих странах мира зенитно-ракетные комплексы С-400. А, во-вторых, Нижний — сам по себе крупнейший центр оборонного машиностроения. Здесь расположен авиационный завод «Сокол», где делают и модернизируют многофункциональные истребители марки «МиГ». Тут находится судостроительный завод «Красное Сормово», известное, в том числе, и своими дизельными подводными лодками. Недалеко от него Центральное конструкторское бюро по судам на подводных крыльях имени Алексеева, где строились отечественные экранопланы, и ЦКБ «Лазурит», разработчик подводных лодок и батискафов, ОКБмаш имени Африкантова, что входит в госкорпорацию «Росатом», а также завод аппаратуры связи имени Попова, разработчик и производитель станций управления. Нельзя забыть и о знаменитом автозаводе, об Арзамасском машиностроительном, где делают бронетранспортёры для Российской армии и не только для нее, о других подобных предприятиях и КБ. А вниз и вверх по Волге и другие крупные центры ВПК — Ярославль, Казань, Самара, Волгоград… Не случайно Волжско-Вятский регион, как и Урал, называют «Оружейной кузницей России». И слова Владимира Путина, обращенные к экспортерам оружия, относились ко всем им.

А говорил президент о том, что наша страна в прошлом, 2015 году продала за рубеж оружия и боевой техники на 14,5 миллиарда долларов, а портфель заказов достиг рекордного с 1992 года объема — 56 миллиардов, что позволило нам сохранить второе место в мире по объему поставленной продукции. «Возможности нашей техники и вооружений были продемонстрированы в боевой обстановке, в ходе борьбы с террористической угрозой», — подчеркнул Владимир Путин.

В отечественных СМИ подробно рассказывают, какие системы вооружений и куда именно поставила Россия на экспорт. Среди них, например, Индия. Ей было отгружено 12 комплектов для сборки истребителей Су-30МКИ, 23 вертолета Ми-17В-5, партия авиационных двигателей АЛ-31ФП и РД-33, ей также завершена модернизация дизель-электрической подлодки проекта 877 Sindhukitri и шести вертолетов Ка-31, иных типов вооружения и военной техники (все вместе на сумму — не менее 4 миллиардов долларов). Индия была и остается крупнейшим покупателем российского вооружения. В Ирак поставлялась техника по контрактам 2013 года: вертолеты Ми-35М, Ми-28НЭ и Ми-171Ш, зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь-С1», тяжелые огнеметные системы ТОС-1А «Солнцепек», танки Т-72Б. Мы заработали на них свыше миллиарда долларов. Вьетнам получил две дизель-электрические подлодки проекта 06361 «Варшавянка», четыре истребителя Су-30МК2 и средства поражения к ним (всего тоже на сумму около миллиарда). Алжир получил шесть вертолетов Ми-26Т2, партию ЗРПК «Панцирь-С1», танки Т-90СА. Мы также приступили к модернизации его боевых машин пехоты до варианта БМП-2М (за все 800 миллионов). Китай в этом году ограничился лишь партией вертолетов Ка-32 и авиационных двигателей Д-30КП2. Кроме того, Египет подписал с Россией крупный пакет контрактов (не менее чем на 5 миллиардов), включающий поставки истребителей Миг-29М, систем ПВО типа «Бук-М2Э» и «Антей-2500», а также 46 вертолетов Ка-52.

Сыграли свою роль и упомянутые Владимиром Путиным соглашения со странами СНГ: например, Азербайджану была передана партия танков Т-90С, боевых машин пехоты БМП-3, вертолетов Ми-17В-1, а также закрыт контракт на поставку 18 единиц ТОС-1А (цена этого вооружения 600 миллионов долларов). Из стран ОДКБ коммерческие поставки шли только в Белоруссию (ее ВВС получили четыре учебно-боевых самолета Як-130) и Казахстан (четыре истребителя Су-30СМ). За них мы получили реальные деньги — почти 500 миллионов долларов. Правда, были и бесплатные поставки из арсеналов Минобороны России — в Белоруссию четыре дивизиона зенитных ракетных комплексов С-300ПС, в Казахстан — пять дивизионов таких систем и в Киргизию — десять бронетранспортеров БТР-70 М.

Правда, большой погоды нашим экспортерам оружия страны СНГ не делают. Главные покупатели — Индия и Китай. В перспективе, когда с него полностью снимут санкции, Иран. Пекин первым из зарубежных заказчиков купил у нас четыре дивизиона новейших зенитно-ракетных комплексов С-400 «Триумф», стоимостью почти в два миллиарда долларов, и первым подписал контракт на поставку 24 многофункциональных истребителей Су-35, которые тоже будут стоить ему два миллиарда. Дели также собирается приобрести у нас зенитно-ракетный комплекс С-400 «Триумф», заказать две дизель-электрические подводные лодки проекта 636 и взять в лизинг еще одну атомную субмарину проекта 971 «Щука-Б», которая строится на Дальневосточном заводе «Звезда». Стоимость этих контрактов не называется, так как они еще не закреплены на бумаге и не одобрены руководством двух стран. Но перспективы у них, как утверждают специалисты, есть. Также, как и у оружейных соглашений с Саудовской Аравией, которая интересуется зенитно-ракетным комплексом С-400 «Триумф» и оперативно-тактическим комплексом «Искандер-Э».

Повлияли ли на перспективы нашего оружейного экспорта действия в Сирии наших летчиков и моряков? Безусловно. Такие бомбардировщики, как Су-34, и многофункциональные истребители, как Су-30МС и Су-35С, продемонстрировали высочайший уровень российских вооружений и высокую точность попаданий применяемых ими бомб и ракет. И на что еще обращают внимание военные специалисты, устойчивое и надежное управление этими самолетами, как с земли, так и через космос, и с помощью БПЛА — беспилотников. Это умеют делать далеко не все государства, на вооружении которых стоят самые современные летательные аппараты. И, конечно, на всех произвели неизгладимое впечатление удары наших крылатых ракет «Калибр-НК» с акватории Каспийского моря и с борта дизельной подводной лодки в Средиземном море, а также ракет Х-101 и Х-555 с бортов стратегических бомбардировщиков Ту-160 и Ту-95МС.

Правда, крылатые ракеты Х-101 и Х-555, как, впрочем, и «Калибр-НК», мы поставлять на экспорт не можем. Международными правилами запрещено продавать ракеты, которые летают дальше 300 километров, а вышеперечисленные ракеты имеют официальную дальность до 1,5–3 тысячи километров. Желающих их купить много, но продать некому. Хотя могут быть варианты. Например, тот же «Калибр», но с аббревиатурой «Калибр-НКЭ», который летает на расстояние не больше разрешенных 300 км, может найти покупателя. Тем более, что его можно разместить не только под крылом самолета, но и на подводной лодке, на надводном корабле и даже… в морском грузовом десятитонном контейнере, который легко перевозится на прицепе к трейлеру. Автомобиль подъезжает к определенному месту крыша контейнера откидывается, из него поднимаются две сигары ракеты и… через пару секунд летят туда, куда их посылают. Такие российские проекты уже не раз демонстрировались на международных оружейных выставках. Но есть ли у них покупатели, автору пока еще не известно.

Тем не менее, если говорить о «сирийской рекламе российского вооружения», а она, хочешь — не хочешь, была действительно впечатляющей, даже чисто с военной точки зрения, не говоря даже о политическом резонансе, то надо признать: не все из того, что мы продемонстрировали в Сирии, можно продать на зарубежных рынках. В том числе и по той причине, которая уже называлась. Хотя на бомбардировщики Су-34 и истребители Су-30 и Су-35, на огнеметы «Солнцепек» и «Буратино», зенитно-ракетные комплексы С-400, «Тор-М2», «Бук-М2», «Панцирь-С1», на танки Т-90 — никаких ограничений нет. Тут нельзя не вспомнить о ролике, который гуляет по просторам интернета, где показано, как террористы запрещенного в РФ Исламского государства выстрелили ракетой по сирийскому танку Т-90 из американского ПТУРа TOW, попали в него, но не причинили ему никакого вреда. Танк завелся и уехал туда, куда ему было нужно. И это тоже своеобразная и, надо отдать должное, весьма эффективная реклама российского оружия.

Но вот, о чем необходимо сказать. Да, наше оружие пользуется в мире большой популярностью. Даже несмотря на огромную и не всегда добросовестную, точнее всегда недобросовестную конкуренцию американских оружейников, которые и так занимают половину мирового оружейного рынка. Но им все неймется и вытеснить Россию за пределы этого рынка — голубая мечта США. Не получается. Почему? По многим причинам. Наша боевая техника имеет серьезное преимущество по своей эффективности, простоте в управлении и обслуживании, по соотношению цена-качество, что очень важно для любого покупателя, по своим высоким тактико-техническим параметрам, не уступающим, а то и превосходящим западные аналоги. А еще потому, что наша страна никогда не ставит в зависимость свои поставки с какими-то политическими уступками или подчинением нашего партнера по военно-техническому сотрудничеству. И это очень ценится. В том числе и такими крупнейшими покупателями, как Индия, Китай, Алжир, Венесуэла… Более того, мы всегда готовы делиться с нашими партнерами по ВТС своей технологией, создавать и реализовывать, как это делается с Дели, совместные оружейные проекты. И портфель заказов на 56 миллиардов долларов, обеспечивающий нашу оборонку работой на ближайшую пятилетку и дальше, об этом очень наглядно свидетельствует.

Правда, ежегодных поставок объемом свыше 14–15 миллиардов долларов мы, к сожалению, обеспечить не можем. По многим причинам. Одна из них в том, что прежде, чем продать какую-либо оружейную систему за рубеж, мы должны полностью обеспечить ею собственную армию. Это правило, которое действует в стране с 2010 года.

Мы упоминали о зенитно-ракетном комплексе С-400, который у нас заказал Китай и даже уже оплатил аванс, и об очереди на него со стороны Индии, Саудовской Аравии, других стран. Но первые дивизионы этой системы Пекин может получить только после 2017 года, а затем все остальные страны. Почему? Сначала эти ЗРК получит Российская армия. Гособоронзаказ на нее составляет 18 полков. Одиннадцать из них уже стоят на защите неба Москвы, Санкт-Петербурга, Кольского полуострова, Северного Кавказа, Приморья, Камчатки, нашей базы в Латакии… Получит армия еще семь полков, а в этом и следующем году концерн ВКО «Алмаз-Антей» обещает выполнить свои обязательства (запущенный в Нижнем Новгороде завод — подспорье для выполнения этой задачи), подойдет очередь Китайской Народной армии. И всех остальных. Примерно такая же история с другими «горячими контрактами».

Но вопрос не только с очередью на наши высокоэффективные оружейные системы. Перед российской оборонной промышленностью стоит задача расширять и умножать производство уникального товара, который требуется на мировом оружейном рынке и который мы умеем делать. И вопрос — гуманно ли продавать оружие или не гуманно — здесь не стоит. Пусто место не бывает. Не будем зарабатывать на вооружениях мы, заработают другие. Те же американцы, немцы, французы, израильтяне… А для того, чтобы расширить оборонное производство, необходимо строить новые заводы (опять не могу не пройти мимо примера концерна ВКО «Алмаз-Антей», тем более, что новое предприятие в Нижнем у них не единственное, такое же недавно запущено в Кирове), а для работы на оборонных предприятиях, конструкторских бюро готовить молодые кадры (этим занимаются сегодня, как сами заводы, так и ведущие вузы страны и даже армия с ее научными ротами), но для того, чтобы эти кадры закреплялись в оборонке, им необходима достойная зарплата (не на каждом предприятии она есть, хотя у автора в наличии и очень хорошие примеры), а к ней — возможность получить жилье. Это в данной проблеме — самое главное.

Некоторые весьма успешные предприятия — НИИ приборостроения имени Тихомирова, Концерн «Тактическое ракетное вооружение», другие фирмы, знаю я, — несмотря на сложное экономическое положение все же активно строят жилье (общежития гостиничного типа) для своей молодежи, выдают льготные кредиты, связанные с работой именно на том предприятии, которое расщедрилось на него, принимают другие эффективные меры, чтобы привлечь талантливых выпускников вузов. И если недавно по оборонной отрасли средний возраст инженерно-конструкторских кадров составлял 60–65 лет, то сегодня он опустился до 45–50 лет. Не очень много, но это уже прогресс. И успехи наших экспортеров оружия, как и боеготовность наших вооруженных сил, зависят сегодня и от этих ребят, от того, чему они и как научатся от тех уникальных отечественных специалистов, которые еще остаются в строю.

В своем выступлении на заседании комиссии по военно-техническому сотрудничеству с зарубежными странами президент не только хвалил оружейников и экспортеров вооружений за успехи на мировом оружейном рынке. Звучала и критика, в том числе и за скандальный контракт по «Мистралям». Было сделано и много серьезных рекомендаций, как улучшить работу и вывести ее на новый уровень. Не только в его докладе, но и в выступлениях участников совещания. О том, как они будут выполняться, узнаем чуть позже.

Мнение военного обозревателя ТАСС Виктора Литовкина
не всегда совпадает с официальной позицией агентства ТАСС.


тэги
читайте также