23 сентября, воскресенье

Оппозиция вновь примерила платье Бабы-Яги, что всегда против

24 августа 2018 / 15:57
политолог, генеральный директор Центра политического анализа

Как должна выстраиваться дискуссия вокруг важного и спорного закона? В рамках идеала она состоит из нескольких обязательных этапов, своего рода необходимых условий.

Sine qua non, как сказали бы древние римляне.

А именно: за любым масштабным преобразованием стоит глобальная идея, которая, по мысли инициаторов, ведет к всеобщему благу или призвана не допустить нарушения прав значимого числа сограждан. Даже когда предлагается не популярное решение, политики (если они хотят так называться) представляют инициативу как решение, которое должно быть принято pro bono publico, то есть «ради общественного блага».

Следующий шаг: формулировка контрпозиции. Это, по большому счету, и называется политическим процессом — через торги и длительное обсуждение приходить к наиболее устраивающему (вернее — наименее не устраивающему) стороны варианту решения.

Но в случае с пенсионными преобразованиями, которые накануне обсуждали в Госдуме и «Единой России», каноны жанра были сильно нарушены. «Единая Россия» в данном случае выступила с корректировкой правительственного законопроекта, предложив на общественный суд преобразования, которые бы сняли самые неприятные претензии к необходимому для страны законопроекту, не отменяя его по существу.

Генсовет ЕР еще накануне парламентских слушаний провел заседание и принял директиву с целым списком конкретных поправок для изменения правительственного проекта. Таким образом, партия вышла на общественные слушания, уже будучи вооруженной сильной и проработанной в региональных отделениях и союзных общественных позицией.

В ответ оппоненты партии власти в парламенте должны были предложить свои преобразования, но... они не предложили по факту ничего. Эсеры и коммунисты фактически отказались от обсуждения пенсионных преобразований, будто тема не требует поиска консенсуса вовсе. Пенсионная система России, по их мнению, замечательна и ни в какой коррекции не нуждается. Наоборот, левые выступали с идеей введения моратория на любые измененияя в данной сфере. Такой подход — это как обсуждать проблемы мелиорации на Марсе — интересно, и в целом имеет право на существование, только в совершенно другой реальности.

Не сказать, что контрпозиции на предложения правительства совсем нет. Есть идеи ультралиберального фланга, где некоторые горячие головы вообще периодически предлагают пенсии отменить как явление. Есть и иные варианты развития пенсионной системы — в конце концов, важным остается вопрос о количестве льготных категорий, о том, кто и когда имеет право на пенсию и в каком объеме. Остаются актуальными и вопросы общего, почти философского характера, например, о том, а что такое пенсия вообще. Это пособие по старости, компенсация за годы труда на благо Родины, святая обязанность государства по отношению к старшему поколению или солидарная ответственность работающих граждан перед полностью или частично утратившими трудоспособность лицами старшего возраста? Единственного верного ответа на данные вопросы нет, и быть не может, но концептуально здравые люди сходятся в одном: сегодняшняя пенсионная система нежизнеспособна. И в перспективе придется либо сокращать пенсии, либо повышать налоги (не факт, что и это поможет).

Устраняясь от диалога, левые думские оппозиционеры выглядят популистами плохого пошиба. Нельзя начинать дискуссию с обнуления позиции оппонента и обещания закатать его в асфальт. Кстати, примерно так ведет себя наша непарламентская несистемная оппозиция, которая любое “обсуждение” начинает с обещаний посадок и люстраций. На серьезный диалог это явно не настраивает. Схожую позицию заняли на этот раз и эсэры с коммунистами.

Глава КПРФ Геннадий Зюганов, например, назвал законопроект самым жестоким и циничным среди тех, что вносились в Госдуму за последние 25 лет. Еще Зюганов заявил, что реформа противоречит посланию президента России Владимира Путина. Это заявление, конечно, может показаться сторонникам Зюганова ярким, но по сути в нем нет никакой альтернативы предлагемому правительством законопроекту. Так же как нет и честного ответа на то, как быть с существующей системой социального обеспечения в реальной демографической ситуации.

А лидер эсеров Сергей Миронов и вовсе проявил себя в качестве публичного чтеца стихотворного жанра. В заключении своего выступления (в общем виде сводящееся все к тому же «Баба-Яга против») он продекламировал сатирическое стихотворение однопартийца Александра Володина о том, как россиянам «стонать Россия не велит».

Послушай, если сам не шаришь,
Какие люди нам нужны:
Умри до пенсии, товарищ,
Спаси бюджет своей страны!

Эффектно, конечно, но к обсуждаемому серьезному преобразованию лидер эсеров явно относится безответственно. Не говоря о том, что само стихотворение является не слишком талантливой переработкой интернет-мемов и демотиваторов, посвященных пенсионному законопроекту.

Владимир Жириновский и вовсе в своей коронной манере высказался по всем темам, кроме собственно пенсионной системы. Он вспомнил развод юмористов Евгения Петросяна и Елены Степаненко, убийство сестрами Хачатурян своего отца. В итоге он выступил против всего, и пенсионной реформы в том числе. Но, пожалуй, только в голове Владимира Вольфовича тема развода Петросяна может коррелировать с проектом правительства о корректировке системы пенсионного обеспечения.

В сухом остатке, общественности было представлено две серьезные позиции, которые были аргументированы и внятно изложены. Первая - либеральная. Отчасти ее представили в Госдуме такие экономисты как Владимир Мау и Ярослав Кузьминов, а также глава Счетной палаты Алексей Кудрин, который подчеркнул, что реформу нужно было проводить еще 10 лет назад и более мягко. Кудрин уверен, что без изменений качество жизни пенсионеров не улучшится. Кстати, если не считать разумных предложений единороссов, то именно либералы выступили с наиболее компетентными и продуманными коррективами к предложенному законопроекту в части мотивировки работодателей сохранять рабочие места за людьми предпенсионного возраста. Удивительно, что ни профсоюзы, ни левые партии с такими предложениями не выступили в принципе.

Вторая позиция: позиция мягкой корректировки пенсионного законопроекта, с которой выступили единороссы. Партия власти в данном случае не только заранее провела большую работу по обсуждению проекта закона со своими избирателями (чего ее противники явно не делали), но и внесла целый список конкретных поправок и гарантий для людей старшего возраста, которые снимают большую часть претензий в концепции преобразований. По факту, единороссы выступили и за левых, и за правых. Не отрицая необходимости перемен, партийцы попытались снизить возможные риски от реализации правительственного проекта.

Это такой удивительный парадокс, когда одной партии приходится проводить политику сразу за себя и за того парня — то есть работать еще и за своих оппонентов, поскольку те работать не хотят. Конечно, в процессе реализации может оказаться, что какие то из предложений единороссов не столь эффективны, как хотелось бы, а что-то потребует дополнительного регулирования, но другие партии не предложили вообще ничего.

Тянуть на себе всю общественную дискуссию — занятие неблагодарное для любой партии. С другой стороны, если вести себя так, как остальные участники парламентской дискуссии, то сложно потом удивляться, почему на выборах ты недополучаешь чаемых тобой процентов. Если вся твоя работа сводится к чтению стихов, то не стоит рассчитывать на то, что люди захотят тебя видеть в парламенте, а не на сцене в качестве мастера разговорного жанра, типа Евгения Петросяна.


тэги
читайте также