22 ноября, пятница

Олимпийские игры Шойгу

31 июля 2015 / 16:32
военный обозреватель ТАСС

Военный обозреватель ТАСС Виктор Литовкин рассказывает о том, чем солдаты и офицеры будут заниматься на Армейских международных играх 2015 года.

Три недели августа на десяти армейских и флотских полигонах России — в подмосковном Алабино, в Дубровичах под Рязанью, на берегу Азовского моря под Ейском, рядом с дагестанским Каспийском, а также в Песочном, что на границе Ярославской и Костромской области, под Саратовом, Острогожском, Новосибирском, Кстово и Муромом будут идти «Армейские международные игры-2015». В них принимают участие 46 команд из 16 зарубежных армий и более двух с половиной тысяч военнослужащих. Соревнуются они по 14 боевым дисциплинам. Таким, как, например, уже известный всем «Танковый биатлон», не очень пока знаменитый «Суворовский натиск» (для мотострелковых взводов на БМП-2), «Авиадартс» (для летчиков), «Десантный взвод» (это понятно), «Каспийское дерби» и «Кубок Каспия» (для морской пехоты и экипажей кораблей), «Мастера артиллерийского огня» (для расчетов 120 мм минометов), «Мастера противовоздушного боя» (для расчетов переносных зенитных ракетных комплексов «Игла»), «Отличники войсковой разведки» (тоже понятно, для кого) и другим. В том числе для инженерно-саперных войск, водителей бронетехники и даже для армейских поваров.

Среди стран, которые приехали-прилетели на эти состязания можно выделить Индию и Китай, Венесуэлу и Никарагуа, Пакистан и Анголу, Сербию и Кувейт, даже Египет. И, конечно же, все постсоветские государства, входящие в Организацию Договора о коллективной безопасности. Эти состязания армейские шутники уже назвали «Олимпийскими играми Шойгу». И, как в каждой шутке, в ней тоже есть доля истины. Армейские международные игры проходят по инициативе министра обороны России генерала армии Сергея Шойгу. Зачем и какой в них смысл, мы поговорим чуть позже, а сейчас несколько любопытных фактов.

Некоторые из армейских подразделений будут использовать в ходе соревнований российскую боевую технику, которую они отлично знают, потому что она стоит у них на вооружении, в частности, танк Т-72Б3. Это Казахстан, Армения, Белоруссия, Армения, Венесуэла, Таджикистан, Киргизия… Некоторые, прибыли в Россию со своей боевой техникой и вооружениями. Из Китая, например, пришло четыре железнодорожных эшелона с танками, боевыми машинами пехоты, бронетранспортерами, инженерными машинами и машинами химической и радиационной разведки. Прилетели их штурмовики, бомбардировщики, истребители и вертолеты, приехало более двух тысяч солдат и офицеров. Для чего такие затраты? А переброска воинских подразделений, боевой техники, обслуживание ее, подготовка к очень серьезным испытаниям полигонным бездорожьем, искусственными препятствиями и стрельбой на незнакомой местности, на неизвестном мишенном поле, «подгонка» чужих машин под свой расчет-экипаж — все это стоит больших финансовых средств. И хотя организаторы армейских игр и хозяин отечественных полигонов Министерство обороны России значительную часть расходов берет на себя, все равно деньги, которые будут потрачены на эти соревнования, надо полагать — приличные. Отдельные СМИ даже писали о том, что «Шойгу затратил на „военные игрушки“ 6 миллиардов рублей».

Замечание, мягко говоря, очень поверхностное и неумное. Армейские игры — это не «игрушки», а очень важная часть боевой подготовки, которую круглогодично и круглосуточно проводят Вооруженные силы России. Без высокого боевого мастерства каждого солдата, сержанта (тем более, контрактника) и офицера, без их безупречного владения вверенным им оружием, получения необходимой информации о положении дел на поле боя и непрерывного управления боевым процессом невозможно победить в современной войне. Где и как этому можно научиться? Только в поле, на полигоне, на стрельбище.

И не просто в чистом поле, а на оборудованном всеми необходимыми мишенями, компьютерной техникой и обеспеченными современными боевыми машинами самого разного назначения войсковых учебных центрах и полигонах. Притом, в соревнованиях между подразделениями. Начиная от самых маленьких — расчетов, экипажей, отделений и заканчивая ротами, батареями и батальонами и дивизионами. От их слаженности, извините, за армейский термин, чувства локтя, то есть понимания, что в данный момент делает твой боевой товарищ и что он сделает через секунду-минуту, от сыгранности боевой ячейки, если говорит спортивным языком, зависит жизнь солдата и успех в бою.

Если, опять же, сравнивать армейские игры с олимпийскими или с чемпионатом мира, Европы или даже страны, а каждого солдата и офицера, подразделение или команду, принимающие в них участие, со спортсменами самого высокого класса и уровня, то надо заметить, что без каждодневной тренировки, без стремления к первенству, без высокого морального духа, победу в них не одержать невозможно. Правда, есть одно «небольшое» отличие. Если в спорте победа гарантирует чемпионство и призы, то в реальном бою, где каждый воин и подразделение стремятся к успеху и победе, призом становится твоя собственная жизнь, жизнь твоих близких, а, в конечно счете, суверенитет и независимость твоей страны.

Извините за эмоции, но иногда эту аксиому, очевидные для каждого военного вещи приходится растолковывать. Правда, тем, кто что-то хочет понять. А тем, кто заранее знает, что армия — обуза для государства и общества, рассказывать об этом, мне думается, бесполезно. Но тем не менее. Приведу несколько весьма показательных, на взгляд автора, цифр.

В ходе подготовки к «Армейским международным играм», точнее во время боевой учебы, которая организовывалась на 67 армейских и флотских полигонах России, в ее пяти военных округах — в Западном, Северном, Южном, Центральном и Восточном, где проходили отборочные этапы конкурсов боевого мастерства, начиная от экипажей, расчетов и отделений и заканчивая армейскими и всероссийскими, приняли участие более 200 воинских частей и соединений (часть — это полк или отдельный батальон, соединение — бригада), более 200 тысяч военнослужащих. При этом было израсходовано более 135 тысяч артиллерийских снарядов, более полумиллиона патронов, выработано более 20 тысяч тонн горюче-смазочных материалов (дизельного топлива, бензина и керосина). А еще построено, модернизировано и отремонтировано 60 полигонных объектов (пункты управления, танкодромы, машинодромы, стрельбища, артиллерийские директрисы). Проложено 125 километров дорог. В том числе и железнодорожных путей.

Зачем это было нужно, мы уже обсуждали. Еще одно сравнение для примера. Три года назад, когда впервые для проверки боеготовности некоторых воинских частей они были подняты по тревоге, переброшены на незнакомые полигоны, Генеральный штаб решил устроить для отдельных батальонов стрельбы из танков, что были за ними закреплены и которые вместе с подразделением прибыли на новое для танкистов место. Как вы думаете, сколько экипажей выполнило боевую задачу хотя бы на «удовлетворительно»? Гадать не стоит, скажу сразу — ни один. А почему?

Да, потому что обычно танкисты стреляли на своем полигоне, где все мишени известны, как родинки на собственном лице. И, конечно же, пристреляны. К тому же, огонь велся не из собственного, закрепленного за экипажем танка, а из трех учебных, что «приписаны» к директрисе («родные» стояли в парке, под навесом, хранились на случай… известно, какой), и можно представить, если бы он, не дай бог, наступил. Если бы воевать пришлось на незнакомой местности, что бы было, домысливать не стоит. Именно после той, первой внезапной проверки, руководство военного ведомства во главе с генералом Шойгу приняло решение все учения во всех округах проводить только внезапно. И все части и подразделения теперь отправляются в указанные Генеральным штабом районы на собственной технике и выполняют боевые задачи, ведут огонь по неизвестным ранее целям именно на ней. И не жалеют ни патронов, ни снарядов, ни моторесурсов.

Страна, говорят генералы, выделяет армии средства не для того, чтобы она, как мышь под веником, сидела в своих казармах, а чтобы училась воевать и побеждать. Этого можно достичь, как мы уже упоминали, только в поле, только на учениях, только в состязаниях и борьбе, кто лучший, кто мастеровитее…

Кстати, индийцы, китайцы, пакистанцы, казахстанцы, белорусы, армяне, военнослужащие из Южной и Центральной Америки, из африканских стран тратят свои средства и приезжают в Россию, надо догадываться, вовсе не на экскурсию. А для того, чтобы перенять опыт организации боевой подготовки, выработки воинского мастерства, чтобы увидеть, на что способны в умелых руках российская боевая техника и оружие. Не исключено, потом что-то купить, о каких-то совместных производствах договориться, понять, куда отправить на учебу своих курсантов и офицеров. Заодно, это, в первую очередь, относится к китайским военным, сравнить выучку своих специалистов с боевой выучкой военнослужащих других армий, что-то подкорректировать в планах подготовки собственных войск и подразделений, естественно, если это требуется, или убедиться, что собственная программа совершенствования боевого мастерства военнослужащих находится на верном пути. И, конечно, сравнить в деле свою боевую технику и вооружение своих солдат с российскими аналогами. Где еще представится такая возможность?! Не на войне же?!. А на международных выставках вооружений сравнительных состязаний не бывает.

В министерстве обороны России выразили сожаление, что на «Армейские международные игры-2015» не приехали военнослужащие из Западной Европы и Соединенных Штатов, хотя их тоже приглашали. Заместитель министра Анатолий Антонов на пресс-конференции, посвященной открытию игр, сказал: «Верю, что настанет время, и коллеги из западноевропейских стран и США решатся на открытые соревнования. Это в определенной форме вызов нашим коллегам. Мы готовы приехать и к ним на полигоны и продемонстрировать, кто лучше, кто мощнее, кто грамотнее, кто более квалифицированный. Я думаю, что представители вооруженных сил стран, которые присутствуют здесь (в Москве — авт), тоже были бы готовы сразиться с ними открыто на этих полигонах».

«Предстоящие игры продемонстрируют боевые возможности современных образцов военной техники. Не скрою, не все страны решились приехать к нам в гости. Были, разумеется, не только политические, но и военно-технические опасения. Некоторые государства не скрывали, что проигрыш на соревнованиях российской технике приведет к подрыву их экспортных возможностей. А это может привести к миллионным потерям», — заметил заместитель главы военного ведомства.

Понятно, провалит американский Abrams или немецкий Leopard состязание российскому танку Т-72Б3 или китайскому «тип 96», кто потому будет их покупать. Разве что опять под политическим нажимом или выкручивания рук. Может, поэтому и отказываются приезжать натовцы в Подмосковье, на армейские игры. А Крым и Украина — только повод замаскировать неуверенность в своих силах. Одно дело гарцевать по Восточной Европе на «Страйкерах» и «Бредли», демонстрируя напуганным обывателям свою мощь, другое — посоревноваться в скорости, проходимости и меткости стрельбы на полигоне с русским БМП-2, БМП-3 или БМП-4. Тут ведь и опозориться не долго. Тем не менее, Анатолий Антонов призвал западных коллег к сотрудничеству. «Может, настало время нам, военным, помочь политикам сдвинуться с „мертвой точки“ и пройти вперед, — сказал он. — Перестать смотреть друг на друга через прицелы танковых пушек».

Будем надеяться, что призыв заместителя министра обороны России не останется гласом в пустыне. А «Олимпийские игры Шойгу» станут поводом и местом для безопасного соревнования и реального сотрудничества с пользой для самых разных армий мира.


тэги
читайте также