20 сентября, пятница

Кто делает журналистику на Украине

25 июля 2014 / 22:59
член международной академии ТВ и радиовещания

Мы так привыкли к стандарту, согласно которому идеальный журналист – сторонний наблюдатель, что когда текст начинает цеплять тебя самого, это кажется непрофессиональным.

Есть тексты, писать которые тяжело — душевно и физически. Мы так привыкли к стандарту, согласно которому идеальный журналист — сторонний наблюдатель, что когда текст начинает цеплять тебя самого, это кажется непрофессиональным.

Стало как-то немодно иметь помимо гонораров еще и убеждения. Хотя, если вспомнить историю, то когда Эрнест Хемингуэй пересекал Ла-Манш с войсками союзников, в его кобуре был отнюдь не соленый огурец. Что не мешало ему создавать сильнейшие материалы. Наличие убеждений не мешало и нашему легендарному Михаилу Кольцову в Испании. Также трудно представить себе Константина Симонова, обсуждающего с сотрудниками ведомства Геббельса объективное освещение погромов на Украине. Наверное, времена меняются. Но — обо всем по порядку.

27 июня в Вене представители Секретариата российского Союза журналистов подписали с украинскими коллегами некий документ с красивым, хотя и длинноватым названием (привожу, как в тексте): «Две страны — одна профессия: план действий российских и украинских журналистских организаций в связи с ситуацией в Украине и вокруг неё».

Подписывался документ на бланке представителя ОБСЕ по вопросам свободы прессы в присутствии Международной федерации журналистов, Европейской федерации журналистов, организации «Репортеры без границ» и Международного института прессы.

Как и большинство подобных документов (похожий уже подписывался в Вене в мае этого года — состав подписантов изменился не слишком), данная бумага за все хорошее — от средств защиты для журналистов, работающих в зоне конфликта до того, чтобы «обращаться к органам саморегулирования с просьбами рассмотреть непрофессиональные действия работников СМИ в обеих странах, которые пренебрегают принципами правдивого и сбалансированного освещения событий».

Присутствует, конечно, типичная мантра: «Мы будем публично и сообща осуждать действия тех работников СМИ, которые раздувают стереотипы и предрассудки, поощряют язык ненависти и ксенофобию, оправдывают террористическую деятельность, покровительствуют агрессивному национализму и шовинизму, разжигая тем самым нынешний вооружённый конфликт». Предусмотрен также обмен преподавателями, которые будут рассказывать несмышленышам с обеих сторон, как освещать конфликт.

Впрочем, ряд товарищей, подписавших документ с украинской стороны, на сию тему уже высказались. Со всей, так сказать, европейской толерантностью.

Итак, начинаем парад героев.

Заметно выделяется фигура руководителя Независимого медиапрофсоюза Украины Алексея Луканова. Именно этой чрезвычайно мощной организации принадлежит текст рекомендаций для журналистов по освещению боевых действий на востоке Украины (доступен, в частности, на сайте профсоюза и, разумеется, на странице Национального Союза журналистов Украины, о котором — чуть ниже). К слову — профсоюз входит в Международную федерацию журналистов (IFJ) и осуществляет правозащитную деятельность на территории Украины.

Итак, рекомендации — следующие (цитирую по переводам, оригинал текста видел лично — но вдруг ошибусь, не дай бог). Журналисты должны избегать показа погибших и не использовать слово «трупы». «Вид покойников может деморализовать если не военных, то их родителей, которые сделают все, чтобы их сын не попал на фронт».

Не стоит распространять видео, «которые выкладывает в YouTube враждебная сторона» (в качестве примера приводятся записи с пленными). В случае если журналист узнал о сложностях со снабжением войск, ему рекомендуется «не давать репортаж в эфир», пока не будет возможности рассказать о том, «как эту проблему начали решать или хотя бы пообещали это оперативно сделать».

Еще одна рекомендация касается названий подразделений, участвующих в военной операции.

«Не помогайте врагу дезориентировать граждан Украины — многие из них, слыша название батальона, сомневаются, это украинские или российские подразделения. Вместо таких названий батальонов, как „Айдар“, „Днепр“, „Азов“, лучше употреблять словосочетание „украинские военные“, в „одном из территориальных батальонов“, „украинская армия“. Вместо батальона „Восток“ лучше говорить „кадыровские наемники“ и т. д.», — пишут они.

Журналистам также советуют на время боевых действий не публиковать материалы «о партийных разногласиях и распрях».

Наконец, авторы памятки пишут, что материалы — даже если это репортажи о поражениях — не стоит заканчивать «безнадежностью». «Даже у тех, кто погиб, могут быть дети, и память об их подвиге останется в поколениях потомков, которые будут гордиться своими родителями», — рассуждают они.

Свою же личную позицию господин Луканов выражает следующим образом: «Согласно социологическим исследованиям Центра Левады, 80 процентов россиян поддерживают политику Путина, и если общество на 80 процентов поддерживает захватническую войну, оно глубоко больно. Как его лечить? Я бы просто развел руками, сам бы делал маленькие дела, а в глобальном смысле — не знаю».

Но это — только начало. Парад продолжается.

Не менее интересен главный журналистский начальник Украины, тоже подписавшийся под бумагой — первый секретарь Национального союза журналистов Украины Сергей Томиленко. Кроме того, кстати, член общественного совета при Госкомтелерадио Украины, а также — член комиссии по журналистской этике.

В июне этого года — накануне подписания документа, — он дал обширное интервью «Черноморской ТРК» (конкретно — некоему Александру Янковскому, запомните эту фамилию, читатель). Назвать данный эфир иначе, чем русофобский шабаш, попирающий все представления о свободе слова и журналистике, язык не поворачивается. С подачи абсолютно сервильного интервьюера вновь зазвучала страшная сказка о том, что корреспонденты телеканала «Лайф ньюс» были задержаны с ПЗРК и даже воевали. «Russia Today» был без доказательств обозван каналом, основанным на манипуляциях. Томиленко предложил заставить канал «Russia Today» придерживаться стандартов журналистики при помощи контролирующих органов Великобритании и США. Очевидно, так он понимает независимость.

По его мнению, все массовые, влиятельные (тут Томиленко разделения не делает — может, просто не знает — И. М.) СМИ в России утратили журналистскую квалификацию и они все — оружие войны. Очевидно, именно в связи с этим он поддерживает запрет на въезд на Украину для журналиста «Комсомольской Правды» Александра Коца («пусть отдохнет в своей России») и вообще думает, невредно «поприжать» газету. Ведь идет информационная война, причем ведет ее Россия.

Для завершения этого портрета — загадка. Угадайте, как фамилия единственного нетитулованного подписанта с украинской стороны? Правильно — это Александр Янковский, тщательно старавшийся переплюнуть своего гостя в антироссийской истерии на этой программе. Получилось — за что, видимо, и был допущен взрослыми дядями к поездке. Даже ручку доверили подержать.

Продолжу — уже кратко, остальные подписанты помельче, хотя из той же колоды.

Ответственный секретарь Киевской организации НСЖУ Алла Малиенко прославилась тем, что исключила из НСЖУ Министра МВД Украины Виталия Захарченко. Во время Майдана, естественно. Что делал в Союзе Министр — вопрос открытый, но вот за что был исключен (цитата Малиенко): «несоблюдение требований Евромайдана, частые случаи избиения журналистов и неподобающее расследование дел, которые касаются журналистской деятельности». Про избиения журналистов сейчас уже лучше было бы помолчать. А вот то, что Евромайдан для нее поглавнее журналистов — видно наглядно.

Диана Дуцик, заместитель директора Могилянской школы журналистики Национального университета «Киево-Могилянская академия», ведущий эксперт НСЖУ. Вот последняя статья, где стоит подпись Дианы Дуцик (свежая, кстати). Называется «Москва уже готова откусить Донбасс: Следите за руками Путина, Петр Алексеевич!» (это адресуясь к Порошенко). Несколько ранее Диана Дуцик подхватила густой бред о том, что российское телевидение использует 25-й кадр. Основываясь на «новых данных» СБУ Диана Дуцик рассуждает о том, что «подобные манипуляционные технологии повышают, в частности, у российского зрителя, градус агрессии, негативное отношение к Украине и всему украинскому».

В этом нет ничего удивительного. Ее непосредственный шеф — он же «министр» образования и науки в так называемом «правительстве» Яценюка Сергей Квит.

Прославился легализацией учебников истории, восхваляющие бандеровщину (и соответственно, запрещенные его предшественником).

А вот и цитата в тему. «Среди известных представителей „Тризуба“ — президент Киево-Могилянской академии Сергей Квит, мой хороший друг и собрат. В свое время он был сотником в нашей организации». Это сказал уж вовсе явный фашист Ярош. Демократия, говорите? Свобода прессы?

Хватит, пожалуй. Любознательный читатель сможет составить для себя более подробное досье, воспользовавшись интернетом. Важно, что за столом, где подписывался документ, не нашлось места для сотрудников газеты «Вести», пытавшихся отражать все точки зрения и поплатившиеся погромом в редакции и уничтожением газеты. Не нашлось места обозревателям и блогерам, пытающимся донести правду.

Зато нашлось место для людей, под рассуждения о свободе прессы требующих закрыть, уничтожить, задушить все, что не совпадает с их мнением.

Сотрудничество с ними добивает украинскую журналистику, а не поддерживает ее.

И унижает журналистику российскую, потому что ничего, кроме ножа (в лучшем случае — плевка) в спину ожидать не приходится.

…На момент завершения материала украинская сторона потребовала запретить въезд в «цивилизованные страны» целой группе известных российских журналистов. А что же реакция наших украинских коллег? Ждем-с.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также