27 сентября, воскресенье

Как ходили в театр японцы

18 июня 2020 / 14:10
философ

Японцы одними из первых догадались, что современное искусство должно быть заумной формалистической бредятиой, чтоб никто ничего не понимал, но все уважали.

В связи с этим обычный театр масок превратился в знаменитый театр Но. Поэтому труппам приходилось давать по одному-два представления в деревне, а потом уезжать от этих тупых провинциалов, ничего не понимающих в искусстве. Жизнь в деревне, конечно, скучная, но вытерпеть больше одного вечера завывания и дерганья на непонятную тему, да ещё за свои же деньги - японские крестьяне не такие герои.

Закономерно театр Но разделился на враждующие школы. Ибо если народ разделился на элиту и ничего не понимающее в совриске быдло, то и богема должна делится на элитную и не совсем. Элитой каждая труппа считала себя, а остальных уже не совсем. Или совсем не. Поэтому делали друг другу пакости, вплоть до поджогов. А каждую маску особый мастер делал десять лет. И если она сгорела, то всё - этот спектакль больше не идёт. Жизнь у артистов была тяжёлая, и сёгун Токугава решил поддержать великое современное ему искусство.

В столице Эдо раз в год устраивались бенефисы в честь старейшего актера труппы. И на площади перед дворцом делалась сцена, и 15 дней труппы, чей дедушка выходил в тираж, давали представления с 7 утра до 9 вечера. Было 1 500 сидячих мест, и 4 000 стоячих. Каждое место стоило йену. Надо отдать должное сёгуну, себе он не отстегивал, весь сбор шёл старейшему актёру труппы, которая давала представления в этот день.

Между прочим, тогда на 1 йену можно было купить коку риса. А коку риса - это 150 кг. То есть пенсия была эквивалентна 825 тонн риса. По-нынешнему это целый железнодорожный состав, 41 с лишним вагонов. Учтите также, что в натуральной экономике стоимость живых денег в разы, а то и в десятки раз больше. Нашему Пенсионному фонду завидно. Правда, система была клановая. Никуда патриарх из труппы не уходил, потому как за такие деньжищи, да ещё при всеобщей любви к совриску вообще и богеме в частности, могли и зарезать. Теперь пенсионер актерил из-за кулис, работал кошельком труппы. Но не сильно капризным, потому как сильно капризных травили. Японская кухня, сами понимаете, дело специфическое.

Те, кого оттерли от очереди в этом году, мстили. Вплоть до того, что посылали доносы сёгуну, дескать, данная труппа вовсе не совриском занимается, а под видом его практикует пропаганду устаревшего имперского. Ну а если донос терялся в груде остальных, то и киллеров нанимали, куда ж без этого. Ниндзя брали предоплату, и вообще иметь дело с богемой брезговали - должен же кто-то быть ещё более презренным. А вот ронинов иногда удавалось нанять за долю в будущем бенефисе. Но это не то, без гарантии. Зря они надеялись, что сценический бой так уж проигрывает самурайскому. Предпенсионер актер Миятуси Накадзи как-то упокоил трёх таких убийц одновременно. Правда, потом выяснилось, что до того как стать актёром, он был разбойником, ну так мало ли у кого какие светлые моменты в биографии...

Но это всё обычное японское зверство. Да и не сильно японская богема и элита в том от других отличается. А вот чисто японская специфика была в другом.

Прекрасно зная, как народ на самом деле любит модный театр, чиновники сёгуну подсунули регламент посещения. Дескать, за счастье лицезреть такое искусство, да ещё и сёгуна на представлении, следует не только платить йену, но и:

- выкупать билеты заранее, по графику, всем жителям города по очереди (количество мест и длительность театрального сезона и были рассчитаны как раз так, чтоб каждая семья Эдо могла окультуриться);

- приходить на место к 5 утра (чтоб чиновники могли всех проверить и отметить, что такой-то в этом году в театре был);

- со своих мест во время действия не выходить (напомню, представления шли с 7 утра до 21 часа);

- не пить и не есть (что с учётом предыдущего пункта правильно).

А кто нарушит, тому, естественно, секир-башка. И кемпетай за этим следила будь здоров. Не потому, что тайная полиция так уж любила театр, а потому что после подписания правил сёгуном - их нарушение уже бунт. Ну, ничего личного, работа такая. Вот такой получился театральный налог, с одновременным привитием народу терпения к гениальным решениям властей и почтения к искусству.

Так что горожане возлюбили театр не меньше, чем крестьяне. И хоть нынче и сёгуна нет, и тайная полиция теперь за другое секир-башка делает, но куда денешься, это уже более чем 400-летняя традиция. И вот каждый японец, не желающий попасть в некультурное быдло, до сих пор раз в год ходит в театр Но. И хвалит, и соседям рекомендует ходить почаще.

И угадайте с трёх раз, зачем они обязательно тащат в театр каждого иностранца?


тэги
читайте также