22 ноября, пятница

Черствый кубинский пряник

18 декабря 2014 / 16:20
обозреватель ТАСС

Событие само по себе - действительно историческое. Барак Обама практически одновременно с Раулем Кастро объявил 17 декабря о нормализации отношений между двумя странами.

Событие само по себе — действительно историческое. Президент США Барак Обама практически одновременно с главой Госсовета и Совета министров Кубы Раулем Кастро объявил 17 декабря о нормализации отношений между двумя странами.

Немного истории. В 1960 году США ввели санкции против Острова свободы, где годом ранее победила революция во главе с Фиделем Кастро. Спустя два года, при 35-м президенте Джоне Кеннеди, ограничительные меры стали жестче, и позднее американская администрация еще не раз прибегала к их усилению. В последний раз — и весьма значительно — режим торгово-экономической блокады был ужесточен в 2003 году при 43-м президенте США Джордже Буше.

Предшествовало же «перезагрузке» отношений решение Гаваны освободить 65-летнего американца Алана Гросса, который был субподрядчиком Агентства международного развития, функционирующего в структуре госдепартамента США, приговоренного в 2011 году к 15 годам лишения свободы за незаконный ввоз телекоммуникационного оборудования. На свободу выходит и еще один американец, который уже провел в кубинской тюрьме почти 20 лет за агентурную деятельность.

В обмен США выпустили трех кубинских агентов, которые были приговорены к длительным срокам заключения, включая пожизненные.

Что касается самих заявлений двух лидеров, то, например, Обама сообщил, признав, что попытки изолировать Кубу потерпели провал, что поручил госсекретарю Джону Керри «немедленно начать переговоры по возобновлению дипломатических отношений, которые были прерваны с января 1961 года», а также пересмотреть статус Кубы как государства-спонсора терроризма. При этом, как это принято у американских политиков, апеллировал к «интересам народов», которые вдруг стали на первое место в политике США. Со своей стороны, Кастро реалистично отметил, что, хотя Гавана и Вашингтон «договорились о восстановлении дипломатических отношений», это «не означает, что главная проблема решена». «Экономическая, торговая и финансовая блокада, которая приносит огромный ущерб народу и экономике нашей страны, должна прекратиться», — подчеркнул кубинский лидер. Понимая, судя по всему, что претензии Вашингтона к Гаване вряд ли поменяются в одночасье, он также отметил, что, «признавая, что у нас есть глубокие различия, прежде всего в том, что касается вопросов национального суверенитета, демократии, прав человека и внешней политики, я подтверждаю нашу готовность вести диалог по всем этим темам». Однако, подчеркнул он, Гавана выступает за «уважительный диалог, основанный на суверенном равенстве».

Но как-то не хочется особенно хвалить Обаму.

Мол, в отличие от всех предшественников в Белом доме набрался мужества и сделать правильный ход. Не хочется, когда начинаешь накладывать его прокубинские заявления на реальную ситуацию. Можно начать, например, с того, что намерение нормализовать отношения с Кубой, не исключено, продиктовано личными и партийными интересами президента, популярность которого в стране находится на крайне низком уровне. А шаг навстречу Гаване — это шанс попасть в американскую и мировую историю самому Обаме, это и возможность улучшить имидж Демократической партии (не случайно республиканцы в Конгрессе не выразили «полного и глубокого удовлетворения», в том числе и по этой причине) у избирателей, среди которых традиционно много латиноамериканского происхождения, выступавших за действия против Острова свободы. Видимо, последние понимают, что у обамовского заявления есть и потайная сторона, а потому в стране не проводятся акции протеста против смягчения кубинской политики. Ведь американский лидер подчеркнул, что «мы по-прежнему убеждены в том, что кубинские рабочие должны иметь право формировать профсоюзы и участвовать в политическом процессе». Как прокомментировала событие газета «Майами геральд», «поворот Обамы к Кубе — это не изменение правил игры в отношении Гаваны, как утверждают некоторые эксперты. Правила игры изменяться лишь тогда, когда кубинские власти сделают эффективные и существенные шаги по направлению к установлению в стране демократических свобод». Естественно, на американский лад.

Впрочем, президент США и сам не скрывает, несмотря на высокопарные заявления об «интересах народов», что предстоящее потеплении в двусторонних отношениях — это тот же инструмент проведения американской политики диктата к суверенным странам.

Просто он сменил название с «кнута» на «пряник». Так вот, Обама пояснил, что «мы можем иметь больше влияния на ход событий, когда у нас есть в действующий посол, когда имеют место взаимные обмены». Глава Белого дома также туманно напомнил, что на Кубе «произойдет смена поколений». А как Вашингтон влияет на события в иных государствах, при этом открыто и явно не вмешиваясь во внутренние дела, можно проследить на истории путча на Украине. Призывая какое-то время домайдановские власти в Киеве к соблюдению демократических прав и свобод, американские эксперты по «цветным революциям» срежиссировали государственный переворот, поставив у руля страны угодных и послушных политиков. Не послужат ли украинские события своего рода сценарием и для Кубы? Ведь в отношении Украины одной из главных целей Вашингтона было любыми средствами оторвать ее от России, а отношения Гаваны и Москвы весьма и весьма дружеские.

Есть и еще один аспект, касающийся положения дел во всем Западном полушарии. Дело в том, что антикубинская позиция Вашингтона уже долгие годы является раздражающим фактором для столиц стран Латинской Америки (справедливости ради — они тоже призывают Гавану не столь жестко править на острове). А в последнее время отношения США и латиноамериканских государств как на индивидуальном уровне, так и с их региональными структурами заметно ухудшились. Причем, благодаря американским действиям и заявлениям. Вплоть до таких бесцеремонных и абсолютно незаконных актов, как задержании в одном из европейских аэропортов самолета президента Боливии Эво Моралеса по подозрению, что на его борту мог находится экс-сотрудник ЦРУ Эдвард Сноуден, которого будто бы хотели вывезти из России, где он получил на законных основаниях убежище. Впрочем, перечислять все точки преткновения в отношениях между США и странами Латинской Америки — занятие не благодарное, на это уйдет слишком много времени.

И публичный шаг навстречу Гаване для Вашингтона является и шансом как-то подправить далеко не радостную картинку в этом плане.

Что же Россия? МИД выразил надежду на то, что «в Вашингтоне быстрее осознают бесперспективность аналогичного санкционного давления на другие страны». В заявлении отмечается, что Россия неоднократно призывала США идти именно по этому пути, «оставив позади идеологические предубеждения прошлого века». Насчет последнего есть сомнения — думается, что призывы такого рода пока ждет судьба и всех предыдущих, то есть их проигнорируют, если оборотная сторона медали автором правильно считана.

А как, и думается весьма точно, хотя и кратко, выразился вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин (он, кстати, возглавляет российско-кубинскую межправительственную комиссию по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству), «теперь будут душить в объятиях».

…И все же хочется верить в лучшее. В то, что реальная нормализация американо-кубинских отношений — не за горами. И для этого, если, как говорят, помыслы чисты, не надо ждать смены поколения — ни на Кубе, ни в США. Нужен всего лишь здравый смысл.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также