23 января, суббота

За счет девальвации мы видим рост промпроизводства на 3 процента

12 октября 2014 / 21:12
директор аналитического департамента группы компаний «Альпари»

Санкции влияли на рубль не напрямую.

Если брать влияние санкций на курс рубля, то они действовали не напрямую. Международные инвесторы увидели в санкциях некий сигнал к распродаже российских активов. Соответственно на средства закупалась валюта, что оказывало давление на рубль. Отток капитала составит к концу года, по всей вероятности, примерно 130 миллиардов долларов в результате. Правда, это в два раза меньше, нежели называли весной западные аналитики на фоне крымских событий. Так что не все так плохо.

Безусловно, совершенно справедливо и утверждение, что рубль — это «бумажная нефть». Но была и целенаправленная игра со стороны крупнейших западных инвестфондов. Здесь давление оказывалось как напрямую, так и опосредованно. Напрямую — через Саудовскую Аравию, через неуменьшение квот на добычу ОПЕК. Непрямо — через нефтяные фьючерсы, поскольку в цене на нефть довольно большая доля спекулятивной составляющей. Так что, как я и говорил ранее, мы можем увидеть к концу года вариант 60 на 60 — 60 рублей за доллар и 60 долларов за баррель.

Центробанк мог задействовать резервы, которые превышают 400 миллиардов долларов и сбить атаку. Финансовые власти также могли ввести обязательное резервирование для банков, что спровоцировало бы сброс валюты и, вероятно, небольшой банковский кризис. Это экономика и на такие меры не пошли.

Надо отметить, что за счет девальвации рубля мы видим рост промпроизводства на 3 процента, а также профицит бюджета в 1 триллион рублей. Так что в девальвации есть и плюсы, и минусы. Япония также хотела ослабления йены к доллару и девальвировала валюту — медленнее, чем в России, но почти на тот же уровень.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика