17 октября, воскресенье

Я бы не переоценивал фактор низовой активности, который выявило исследование

07 января 2014 / 00:28
исполнительный директор Института прикладных политических исследований

Есть Москва и Петербург, и есть остальная Россия.

Как и в любом исследовании, здесь встает вопрос достижимости. Мы понимаем, что, во-первых, в большей степени склонны отвечать на вопрос люди активные и, во-вторых, отвечая на вопрос, респонденты склонны выдавать социально одобряемую реакцию. Я бы не переоценивал тот фактор низовой активности, который выявило исследование Института социологии.

Очевидно, что более релевантны в данном случае методики включенного наблюдения, а также различные проективные методики. Во многом это связано со знаменитым вопросом «Готовы ли вы участвовать в массовых протестах?» Процент тех, кто заявляет о такой готовности всегда в разы выше числа тех, кто потом в протестах реально участвует. Так же и здесь.

Гражданская активность, несомненно, присутствует, но, безусловно, не в том объеме, при котором можно было бы говорить о том, что гражданские институты сформированы, и общество на низовом уровне активно. В то же время гражданские активисты, и здесь опять нет никакой новости, это люди преимущественно либеральных воззрений, но это накладывается российские реалии. В России особый либерализм. У нас даже либералы – все равно государственники. От этого не уйдешь, и эта тенденция нарастает. Если в 90-е и в начале 00-х мы фиксировали всплеск либерально-демократических настроений в обществе, то сейчас, ближе к середине десятых – мы имеем дело с нарастающим консервативно-этатистским трендом. Глядя на крупные геополитические и внутриполитические успехи, связанные с фигурой Путина, российские граждане все больше проникаются верой в «непогрешимость царя». Кроме того, пропагандистская линия, в соответствии с которой Владимир Путин – чуть ли не единственный президент в мире, которым жители его страны могут гордиться, в значительной мере культивирует этот консервативно-этатистский подход.

Результаты исследования говорят об этом достаточно красноречиво. Так, выше всего уровень доверия к президенту, далее – руководство региона и наиболее низкий уровень доверия – к местным властям.

А их нет. Путина человек каждый день видит в телевизоре. Все рассказы о том, что современные люди или молодежь – не смотрят телевизор – это все сказки. Социологи четко фиксируют: 90% населения смотрят телевизор. И каждый день они видят Владимира Путина по телевизору, после этого читают газету, и видят Путина в газете, далее заходят в интернет – и видят Путина в интернете. А муниципальных депутатов они не видят нигде. Даже в собственном дворе они их не видят. Естественно, что уровень доверия к виртуальным персонажам значительно ниже, чем к реальному для большинства граждан главе государства. Это странная дихотомия, если учесть, что с президентом страны абсолютное большинство граждан все равно никогда в жизни не увидится, но он для них куда более реален, чем муниципальный депутат, который живет в соседнем подъезде.

А как же расцвет урбанистики, молодые политики, идущие в муниципальные депутаты…

Есть Москва и Петербург, и есть остальная Россия. Расцвет урбанистики и активность молодых политиков в муниципалитетах мы наблюдали мы, в определенный период, наблюдали в Москве. Сейчас на выборах в Мосгордуму вы видите молодых политиков? Поверьте, и не увидите. Их не будет. Точно также мы не увидим молодых политиков на выборах губернаторов, на выборах мэров крупных городов. И никакого расцвета урбанистики мы также не увидим. Подобное существует лишь в благополучных городах-миллионниках: в Москве и в Петербурге. Вся остальная страна никакого отношения к этим явлениям не имеет. Задайте вопрос «Что такое урбанистика?», и 90% не смогут ответить, что это такое.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика