18 ноября, понедельник

Такой пропагандистской агрессивности против России не было даже во времена холодной войны

17 ноября 2014 / 20:21
директор Института Глобализации и социальных движений

Никакие компромиссы и уступки не подействуют, поскольку интерпретируются исключительно как признак слабости.

Скандально плохой прием, оказанный Путину в Австралии, воспринят с ликованием либеральной публикой. В самом деле, сигнал был российской элите послан: никакого компромисса не будет, Западу нужна только безоговорочная капитуляция России, а вместе с ней и голова Путина, без предоставления которой капитуляция не засчитывается.

В общем, как и предупреждали — никакие компромиссы и уступки не подействуют, поскольку интерпретируются исключительно как признак слабости. В это Кремль до последнего момента не хотел верить, надеясь на здравый смысл западных лидеров: зачем дестабилизировать страну, где так много ценных для самого же Запада ресурсов? Но, увы, здравый смысл здесь не поможет, поскольку на Западе искренне думают, будто смогут удержать ситуацию под контролем, сменив в России менеджмент.

Однако тот же самый вопрос стоит и перед российскими лидерами. Они-то гораздо лучше Запада понимают глубину проблемы и то, насколько их курс в отношении Крыма и Новороссии был обусловлен объективными обстоятельствами, которые никуда не исчезнут. Как решить этот ребус? Скорее всего — никак. Решения, которое позволило бы сохранить Россию в орбите Запада, уже нет.

Сейчас только ленивый не замечает, что такой идеологической и пропагандистской агрессивности против России на Западе не было даже во времена холодной войны. Вопрос — почему?

Как ни парадоксально, именно потому, что сейчас Россия структурно и экономически куда ближе к Западу. Была идеологическая борьба, была гонка вооружений, был геополитический конфликт. Но это может тянуться годами, оставаться под контролем. С того момента, как СССР отказался от продвижения мировой революции, он не посягал на непосредственные, текущие интересы западного капитала в его сфере влияния.

Во время холодной войны шла борьба двух систем, а сейчас имеет место конкуренция. Конкурентная борьба куда безжалостнее и страшнее идейной, ведь тут речь о деньгах, а не о принципах.

Кто станет первой жертвой, если ситуация выйдет из-под контроля? Конечно, сами наши либералы. И тогда они поймут, что именно Путин все эти годы был лучшим защитником их интересов в реальных условиях России. И будут с сожалением вспоминать о былых временах. Но будет уже поздно.

А вот наши казенные патриоты уж больно космополитичны. У всех виллы в Европе, дети в Америке. А главное, их капиталы работают на международных фондовых рынках. Интересами детей ещё можно пожертвовать, но капиталы вряд ли позволят своим собственникам пожертвовать собой.

Отсюда вывод, что российская элита, осознав, что игра пошла всерьез, и заокеанский барин не на шутку разгневался, скорее всего, пойдет сдаваться. А вот как отнесется к этому общество — вопрос иной. И кстати, страх перед обществом — единственное, что может помешать капитуляции. Но вот тут-то и возникает самый интересный вопрос: кого в элите боятся больше — собственного населения или западных лидеров?

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика