15 апреля, понедельник

Сейчас в экономике слово имеет огромную силу

02 июня 2014 / 16:46
советник Председателя Правления, член Совета директоров ООО КБ «ЯР-Банк»

Девальвация рубля, которая произошла, соответствует рыночным факторам, но не соответствует макроэкономическим факторам.

 Разделяете ли вы оптимизм Сбербанка?

Я не был бы настолько оптимистичен. Безусловно, большая часть падения была связана именно с оттоком спекулятивного капитала. Это произошло из-за роста ставок в резервных валютах в т.н. надежных странах.

Вторая причина – угроза замедления китайской экономики, которая в целом может повлиять неблагоприятно на прогноз и динамику мировой экономики. Плюс волатильность на некоторых развивающихся рынках добавляет нервозности: Таиланд, Украина.

То, что кто-то поддался панике, и это повлияло на курс – тут я со Сбербанком не соглашусь. Это все копейки. Основное, что двигает рынок – это серьезные игроки и спекулянты, которые выходили из рублевых активов. Но это не те люди и не те компании, которые услышали по радио и побежали сдавать рубли.

На мой взгляд, причины, очевидно, другие. В ближайшее время их влияние снизится. Но сказать, насколько это отразится на курсе – трудно. В сырьевых странах и на развивающихся рынках везде валюта падала: турецкая лира потеряла около 13% с начала года, аргентинский песо – 20%, индонезийская рупия серьезно упала и т.д. Российская экономика имеет фундаментальное отличие от экономик этих стран: в России низкий дефицит бюджета. Но репутация Россия в глазах инвесторов, например, по сравнению с Турцией, конечно, хуже.

Девальвация рубля, которая произошла, соответствует рыночным факторам, но не соответствует макроэкономическим факторам. Так что та часть, за которую отвечает макроэкономика, должна выпариться. Дальнейшая динамика рубля в паре с долларом и евро будет зависеть от потенциального замедления китайской экономики и увеличения процентов ставок в США и Европе.

В пятницу выйдут очень важные американские данные по рынку труда за январь. Если они будут слабыми, это поддержит рубль.

Среднегодовой курс доллара в 2014 году будет между 33,50 и 34,50. По евро динамика будет схожая, потому что валюты развивающихся стран падали к евро в той же степени, что и к доллару. А друг к другу они ничего делать не будут. Доллар может немного укрепиться по отношению к евро, т.к. в Европе пока только зачатки роста, там долго будет мягкая монетарная политика.

В Сбербанке призывают ЦБ к «более агрессивным словесным интервенциям». Каких слов, по-вашему, банкиры ждут от ЦБ?

Это неплохой призыв. Обычно его мало кто вслух произносит, потому что он очевиден, лежит на поверхности. Сейчас в экономике слово имеет огромную силу. Если раньше Бен Бернанке (экс-глава Федеральной резервной системы США – ред.), а сейчас [нынешний глава ФРС США Джаннет] Йеллен что-нибудь не то скажет то...

На [российском] валютном рынке российский ЦБ - главный игрок. У него есть резервы поддерживать или ослаблять рубль. Но в плане Investor Relations у ЦБ абсолютно нет никакой политики. Это очень неправильно. От ЦБ исходят заявления, во-первых, зачастую, противоречивые, во-вторых, не способствующие сохранению стабильности и спокойствия.

Текущий курс рубля уже негативен для экономики. Все позитивные эффекты он давно исчерпал, остался только негатив: высокая инфляция, бегство капитала, недоинвестирование, потому что все инвестиции делаются за доллары, т.к. почти все оборудование закупается за границей.

Хоть ЦБ и старается переходить на политику инфляционного таргетирования, но он должен понимать, что быстро и безболезненно сделать это он не сможет, придется пристально смотреть на рубль и усиливать свою политику в том числе за счет своих выступлений.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика