28 марта, суббота

По итогам круглого стола в ИСЭПИ

17 июня 2015 / 19:24
политолог, заместитель директора Национального института развития современной идеологии

Политолог Глеб Кузнецов о актуальном политтехнологическом опыте громких избирательных кампаний последних двух лет.

Был сегодня на мероприятии РАСО и ИСЭПИ по поводу актуального политтехнологического опыта громких избирательных кампаний последних двух лет — от Штатов до Турции. И подумал, что когда смотришь на выборы «сверху», пытаешься их объединить по каким то «общим» принципом, классифицировать, когда ищешь у конкретной лошади общую «лошадность», то становится очевидно, что «политтехнологии» ничего не решают и никому кроме зарабатывающих на этом деле неинтересны.

Какая разница, в твиттере ты шлешь приглашение на голосование, по телеку его крутишь или даешь в руки избирателю с обещанием заплатить 500 рэ за правильное голосование на выходе?

И проблема даже не в вечном искусственном конфликте «контент vs средство доставки» (искусственном потому, что это одно в сущности и тоже, вернее одно без другого не существует), не в сообщении, «месседже», «нарративе», которое несут политические партии\кандидаты.

А в том, что в любом конфликте — а выборы это-таки конфликт — есть один вопрос, само правильное формулирование которого приносит победу\успех одной из сторон. Вопрос этот может быть обращен к избирателям, относится к политической традиции или направлен в уязвимое место самой политической системы. Главное, что он задает модель, по которой идет «война». А модель программирует победителя.

В midterms штатовском вопрос всегда один: «Хочешь передать привет действующему президенту?». Поскольку все всегда хотят, то партия действующего президента США эти самые midterms выигрывала, вроде как, всего три раза. Два раза при лучших президентах-демократах всех времен и народов: Рузвельте (причем при Рузвельте только единожды из трех рузвельтовских midterms) и Клинтоне, и один раз при Буше-младшем после 11 сентября. Чего спорить о технологиях и tea party, если от республиканцев требовалось всего лишь не напортачить самим себе в 2014 году? Если бы они не делали ничего, они бы все равно выиграли.

Во Франции последней вопрос звучал: «Тебя достал социализм Олланда так же, как и нас всех?» И в рамках этого вопроса еще пара «правых партий» помимо Сарко и Ле Пен могли бы неплохо выступить просто отработав «обязательную» программу.

В Польше с Дудой: «Кровь и почва vs Содом и Гоморра?». Тех, кто за кровь и почву тупо больше, они живут компактно в Австро-российской зоне раздела и лучше ходят на выборы. Не говоря уж о том, что фактор крови подчеркивается преемничеством Дуды уже ставшему легендой Леху Качиньскому.

В Турции — «Ты готов отдать Эрдогану все?». Нет. Готовы отдать многое, но не все. Поэтому он и не проиграл, но и не выиграл.

В Британии: «Можно ли сманипулировать традиционалистской политической системой в условиях стабильности и неинтересной гражданам политической повестки?» Можно. Сосредоточься на ее слабых местах, не думая ни о чем другом, сработай (как показал отличный доклад Евгения Минченко на мероприятии) по понятным описывающим эти слабые места ключевым показателям — и ты на коне.

В России, кстати, на всех «больших выборах» последних он тоже звучит абсолютно понятно — «Ты доверяешь Государству?» с логичным превращением любых выборов в референдум о доверии этой сверхценности, этому абсолюту русского человека. Так же он будет звучать и в 2016, и в 2018 и вообще всегда.

Собственно, вопрос стратегии войны\выборов и звучит в формулировании этого самого вопроса. Или если он сфомулирован и неизменяем — как в случае с американскими midterms и во всех российских выборах — в умении смирятся с поражениями и минимизировать ущерб от них. Искать в поражениях маленькие победы. Бороться на краях, в «серых зонах» повестки.

А в ФБ ты это делаешь, «от двери к двери» или на концерте «поп-звезды» в деревне — дело десятое. Как и на войне, не важно, чем ты человека убиваешь — мечом или «Искандером», важно, чего ты этим добиваешься. Какую задачу решаешь.

Источник


тэги
читайте также