23 июля, вторник

О международном трибунале по «Боингу»

30 июля 2015 / 16:07
председатель Комитета по международным делам в Совете Федерации

Появление Украины в числе соавторов резолюции Совбеза — явное подтверждение тому, что ей «гарантировали» благоприятный для нее исход еще не завершенного расследования.

Вчера произошли два события, внешне разные и никак не связанные друг с другом, но, я уверен, на одну и ту же тему и с одним и тем же авторством.

Одно из них — попытка протащить через Совет Безопасности ООН идею создания международного трибунала по трагедии MH17. Второе — присоединение к антироссийским санкциям ЕС еще семи европейских стран. Связь этих событий не только во времени, но и, что называется, в пространстве очевидна — в очередной раз попытаться выставить Россию в качестве международного enfant terrible, сбивающего самолеты и аннексирующего территории. Нет тут ни юриспруденции, ни экономики — сплошная политика. Или, вернее, её подобие.

Теперь по отдельности. Про несоответствие Уставу ООН совершенно справедливо заветированного вчера Россией проекта резолюции по малазийскому Боингу сказано уже достаточно. Обращу внимание на два других обстоятельства. Появление Украины в числе соавторов резолюции Совбеза — явное подтверждение тому, что ей «гарантировали» благоприятный для нее исход еще не завершенного расследования. Вычленение одного эпизода украинской драмы в предмет трибунала — очевидная попытка предотвратить трибунал по ВСЕМ эпизодам украинских событий. Чтобы любой ценой не дать состояться МТБУ по подобию МТБЮ. Где самой тревожной для Украины я бы считал букву «Б» в аббревиатуре.

И второе. Идея международных трибуналов ООН, реализованная до того считанное количество раз (Югославия, Руанда, Ливан, что еще?), помимо необходимости соответствия международному праву, во всех этих случаях опиралась на одно непреложное обстоятельство — фактическая неспособность национальной системы правосудия в соответствующих странах это правосудие совершить. Недееспособность страны, на территории которой произошло преступление. Когда виновники в целом установлены, но степень их виновности еще подлежит разбирательству (но некому это сделать), а возмездие, к тому же, вообще под вопросом либо заставляет себя ждать.

В случае с вчерашней идеей трибунала нет ни соответствия Уставу ООН, ни завершенного расследования и установленных виновных, ни развала судебной власти на Украине, где произошла катастрофа и где по идее должно вершиться правосудие. Правда, Украине уже отказали один раз в дееспособности, когда следствие по сбитому Боингу, вопреки правилам ИКАО, было доверено другой стране — Нидерландам. И если читать идею международного трибунала как еще одно признание недееспособности украинских властей — ладно бы. Но не так. Эта идея преследовала другую, единственную и только одну цель — выгородить Украину, что бы ни произошло на самом деле, вывести её из-под ответственности и сделать виновной во всём, что происходит на Украине и с Украиной, только Россию. Даже если нет в этом ни правовой, ни человеческой логики. Потому что геополитика.

Геополитика и в единомоментном присоединении к санкциям ЕС семерки европейских стран, в Евросоюз не входящих. Что называется, добрали до кучи. Про Украину и Грузию не комментирую, это из разряда «чем хуже, тем лучше». К Лихтенштейну, Исландии и Албании вопросов, увы, особых нет, наши страны мало что объединяет. Досадно, что под напором Брюсселя не устояли соседняя нам географически Норвегия и очень близкая исторически Черногория. Видимо, им были сделаны «предложения, от которых невозможно отказаться».

Почему так сразу и почему именно сейчас? На мой взгляд, события вчерашнего дня — реакция наших недоброжелателей на явно захлебнувшиеся антироссийские санкции образца 2014 года и, во многом, на успех уфимских саммитов БРИКС и ШОС, которые продемонстрировали всему миру отсутствие международной изоляции России и всю мощь набирающих скорость и содержание глобальных интеграционных проектов с её участием. Потребовалось сбалансировать и уравновесить. Что бы там ни происходило на самом деле в следствии по делу Боинга в реализации Минских соглашений в боевых условиях Юго-Востока Украины либо в мирном и спокойном Крыму.

Оба вчерашних действа с участием оппонентов России не имеют практического смысла. КПД ниже паровозного. Если не считать того, что будет о чем рассказать собственным избирателям, у которых накапливается все больше вопросов к бессмысленным антироссийским действиям Запада.

Но не это бы надо считать.

Источник
 


тэги
читайте также