26 сентября, понедельник

Ни Майдан, ни референдум в Крыму не являются формой прямой демократии

14 марта 2014 / 20:46
доктор исторических наук, руководитель Центра истории России, Украины и Белоруссии Института всеобщей истории РАН

Майдан – это просто инструмент политической борьбы.

На мой взгляд, ни Майдан, ни референдум в Крыму не являются формой прямой демократии. Если референдум проводится в рамках какой-то большой территории, то вопросы формулирует элита. Если говорить о крымском референдуме, назначенном на 16 марта, то там людей ставят перед вопросами, которые явно не отражают весь спектр мнений. В частности, нет вопроса о сохранении статус-кво или вопроса о предоставлении Крыму независимости. В данном случае я говорю даже не о юридической стороне дела – по законам Украины подобный референдум незаконен, но даже мнение избирателя может выходить за рамки двух поставленных вопросов.

То же самое касается восстания и повстанческих структур. Это не форма демократии – это форма протеста. Если правительство доводит ситуацию до восстания или до волнений и массовых выступлений, то выступающие как-то организуются. Либо они ориентированы на своих вождей, либо создают самоуправление. Скажем, во время Революции 1917 года возникли Советы, в которые входили представители конкретных объединений: они могли переизбираться. А Майдан – это митинг. Там же нет правильного представительства от определенного количества людей или от каких-то заводов, учреждений, организаций. Это люди, которые слушают трибуну. Одобряют или не одобряют, но кто пришел, тот и кричит.

Так что в обоих случаях мы имеем дело не с непосредственной демократией, тем более, правильно организованной – не с самоуправлением, а с инструментом политической борьбы, в которой пока выигрывают не массы, а элиты. Для изменения ситуации люди должны иначе организоваться.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика