21 мая, вторник

Московский кинофестиваль прежде всего славен внеконкурсным показом

06 декабря 2014 / 19:03
общественный активист

Множество претензий из года в год к качеству художественных фильмов, а «документалка» наоборот не перестает радовать.

В прошлом году случился скандал вокруг фильма режиссера Абделатифа Кешиша «Синий — самый теплый цвет». От режиссера потребовали вырезать слишком откровенные сцены. Самое смешное, что в итоге фильм все равно вышел в российский проект в первозданном виде. Смысла в цензуре я не вижу, режиссеры все равно настаивают на своем видении. Прокат автономен от фестивального жюри и прокатчики на него не ориентируются. Например, компания «Кино без границ» даже не переводит фильмы, а дает их с субтитрами. То есть никак не вмешивается в режиссерский замысел. Так что я скептически отношусь к возможностям цензуры.

Хотя есть такие, которые, как говорится, «напрашиваются». Я бы их просто не брала на конкурс. В прошлом году шел на ММКФ иранский фильм «Жиротряс», от которого народ немного опешил. От иранского кинематографа ведь не ждешь подвоха. Но автор фильма иранец лишь по корням, давно уже гражданин мира, и снимает что хочет. Я бы такие фильмы просто не отбирала. Тут дело не в цензуре, а во вкусе.

Радикальные фильмы обычно идут вне конкурса. Те 15−17 картин, которые отбираются в качестве конкурсных, никакого представления о фестивале, как правило, не дают. Фестиваль славен внеконкурсным показом — около тысячи фильмов. Самая хорошая, на мой взгляд, номинация — «Документальное кино». Множество претензий из года в год к качеству художественных фильмов, а «документалка» наоборот не перестает радовать. Она становится все лучше. Многие документальные ленты приезжают, уже будучи награжденными на других фестивалях. Конкурсные фильмы в любом случае пойдут в прокате, их всегда можно увидеть, на самом фестивале не обязательно тратить на них время. А вот на раритеты нужно ходить.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика