17 октября, четверг

Между снимающими новости и создающими образы есть серьезная разница, которую стерла война

09 марта 2014 / 21:45
фотограф

Андрей создал образ этой войны, образ ополчения, зверств украинской армии и ужаса происходящего.

Фотожурналист Андрей Стенин мертв? Похоже так. Мертв. Угольки, найденные в расстрелянной машине под Дмитровкой, официально признали останками Андрея. На войне бывают разные чудеса, но спорить с результатами генетической экспертизы крайне сложно.

Есть моменты, которые не дают поставить уверенную точку в этой истории, но это уже работа следствия. И, надеюсь, военного трибунала. Трибунала, который усадит на неудобные скамейки всех виновных в этом ужасе.

Я не был знаком с Андреем и всегда избегал контактов с работниками новостных агентств, о чем сейчас сожалею. Между снимающими новости и создающими образы есть серьезная разница, которую стерла война. Теперь создают образы те, кто должен следовать за ними, а документалисты нервно ждут своей очереди, чтобы прикоснуться к истории.

Андрей создал образ этой войны, образ ополчения, зверств украинской армии и ужаса происходящего. Именно он сделал главные фотографии о молодой Новороссии, достойные учебников по своей исторической значимости и музея, по форме и художественной составляющей. Такого не было в России со времен Великой Отечественной.

Именно сочетание исторической значимости и высокого художественного мастерства делают работу Стенина уникальной. Такие специалисты есть за границей, но не в России, а поскольку вся российская фотожурналистика и фотодокументалистика подчинены зарубежным центрам и финансируются из тех же фондов, что и война против Новороссии, то появление Стенина было не выгодно никому, а смерть удобна многим.

Именно поэтому, все так называемые авторитетные коллеги не заметили его исчезновения и высказались, только после того, как получили морального пинка в публичном сетевом пространстве. Люди, которые управляют производством образов в России, очень долго искали удобные формулировки для того, чтобы выразить свою озабоченность исчезновением Андрея, что неудивительно в контексте их полной зависимости от США и Европы, с которыми фактически мы находимся в состоянии холодной войны.

Стенин воевал за Россию. Теперь «прозападные», конечно соболезнуют и в ужасе, но я не верю в их искренность. Любой, кто против Новороссии, в лучшем случае, посочувствует смерти человека, но никогда не будет считать Стенина своим коллегой.

Сейчас из «цивилизованных», «российских», «журналистов»  польется град крокодильих слез или едких рассуждений про судьбу российского пропагандиста. И они будут стараться сделать и напечатать как можно больше своих фотографий, создающих другой образ войны и ополчения, выгодный им. Они же знают, что никакой пропаганды в России нет, кроме нескольких телевизионных программ. Даже не каналов, программ.

Стенин - исключение из всех правил, и, к сожалению, его работа остановилась, и есть все основания полагать,что теперь картинка из Новороссии тоже сильно изменится, не в нашу пользу.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика