20 января, понедельник

Давайте не будем защищать двоечников!

23 июня 2014 / 18:36
научный руководитель института образовательной политики «Эврика»

25 процентов выпускников школы может не получить аттестат о среднем образовании.

Очень долго на Рособрнадзор все давили, и пару лет назад он сдался: начал объявлять о минимальном проходном балле заранее. При этом понятно, что нижний порог проявляется в том, как люди сдали. Сложно определить это значение загодя. Оставалось надеяться, что контрольно-измерительные материалы составлены таким образом, что эксперты, проанализировав уровень входящих них заданий, смогут принять решение о минимальном значении, будь то 24 или 36 баллов. Как видим, это не сработало – реальный нижний порог оказался ниже ожидаемого. Возникла социальная опасность, хотя я эту ситуацию так не расцениваю. Но опять же, под давлением общественности у Рособрнадзора и министерства возникла тревога в связи с тем, что будет слишком много людей, не сдавших обязательные экзамены, а значит не получивших аттестат. По экспертным оценкам число таких выпускников могло составить до 25 процентов. Я лично считаю, что ничего страшного в этом нет. Советская привычка считать, будто 100% выпускников должны получать аттестаты – это заблуждение. Точно так же как в классе не может быть 100% детей, которые усваивают любой предмет, точно также и в целом 100% детей, получающих аттестаты – это нонсенс, лицемерие, вранье. Но почему-то считается, что и слишком большим этот процент быть не может. Между тем, есть страны, где 40% детей не получают аттестат зрелости.

Но там к аттестат фиксирует и более высокий уровень образования. В той же Германии он предполагает 13-летний срок обучения в гимназии…

13 лет – в Германии и в Голландии, 11 лет в Израиле, где багрут получают далеко не все дети, и особой трагедии в этом нет, потому что его отсутствие не отсекает путей социализации. Дело даже не в наполнении этого документа, а в том, какие социальные двери он открывает, либо закрывает. В этом смысле, если человек не получил аттестат, он не может поступить в вуз. Все. Остальные направления социализации в его жизни открыты: он может работать, служить в армии и т.д. Понятно, что работать ты можешь не везде, но это вполне естественная плата за то, как ты учился. Отсюда, я полагаю, что в следующем году нам не надо бояться честно сказать: «Ребята, никаких искусственных занижений нижнего порога не будет. Просто надо решить, как мы устанавливаем планку: либо заранее, либо постфактум на основании средневзвешенного уровня работ».

Но это ведь противоречит всей советской и постсоветской традиции, когда неизменно ставились тройки, несмотря на то, что объективный уровень знаний учеников до этой оценки не дотягивал.

Совершенно верно. Но сохранение этой советской методики довольно опасно, так как неадекватная оценка не остается без последствий. Самое неприятное, если вслед за снижением планки ЕГЭ будет снижена нижняя планка приема в вузы. У всех вузов есть учредители, и уровень академических свобод в нашей стране не так уж высок. Я надеюсь, что вузы смогут отстоять адекватные требования к уровню абитуриентов. Снижение порога для аттестата – беда, но если будет снижен проходной балл для поступления в вузы, то это уже трагедия. Даже если мы посчитаем, что оценка в 20 баллов – это «удовлетворительно», на самом деле мы ведь не можем не понимать, что это «неудовлетворительно».

Опасность в том, что режим ручного управления, который сегодня имеет место в системе образования, не ограничен ничем: все можно. Либо существуют правила, они незыблемы, и они не меняются в ходе игры – тогда это институт, работающий в соответствии с принятыми нормами. Либо правила можно менять каждый год, а то и прямо на ходу. Можно рулить школами из федерального управления и федерального министерства, хотя они не учредители и не имеют такого права – у школ есть известная автономия и самостоятельность. В случае ЕГЭ были правила, были договоренности, нижний порог был утвержден, и оказалось, что можно все это перечеркнуть волюнтаристским решением.

Отказ от снижения порога обернулся бы своего рода шоковой терапией. Принято считать, что такое большое количество молодых людей, неожиданно для себя ушедших с привычного маршрута социализации, могли бы стать источником неприятных социальных эффектов…

Объясните мне, какими были бы последствия? Они не смогли бы поступить на работу? Их бы не взяли в армию? Они не смогли бы жениться или выйти замуж? Дешевые спекуляции на иррациональном страхе в духе «девушки окажутся на панели, а юноши в банде» невозможно обсуждать всерьез. Человек, не получивший аттестат, выброшен из общества? Ну что ж, значит таково общество. Тезис о том, что выпускник, не получивший аттестат, оказывается либо на панели, либо в банде не выдерживает критики. Куда хуже лицемерие и двуличие, когда «тройку» рисуют там, где должна быть «двойка». Это развращает.

Я понимаю мотивы, по которым это было сделано Рособрнадзором, и в данном случае адресуюсь не ему, а тем, кто формирует общественное мнение, к нашей элите. Давайте не будем защищать двоечников! Давайте будем стремиться к тому, чтобы правила всегда выполнялись. Иначе конкурентоспособность нации не возникнет никогда. Причем жалось к двоечникам возникает совершенно на пустом месте. Я понимаю, если бы они в результате на улице оказались, пошли в криминал или на панель, но этого же нет! Нужно немного снизить градус родительской и общественной истерии и дать органам управления работать по правилам.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика