10 июля, пятница

Александр Пожалов: кто из лидеров КПРФ «пролетает» мимо Госдумы?

21 сентября 2016 / 10:55

Политолог Александр Пожалов анализирует итоги выступления КПРФ на выборах: «Списочная часть фракции КПРФ в новой Госдуме, судя по предварительной статистике их региональных групп, несет немало сюрпризов».

«Партия лишается не только секретаря ЦК Сергея Обухова (это было понятно уже после того, как юристы федерального штаба забыли вовремя подать справку в составе комплекта документов на весь список) и секретаря ЦК Павла Дорохина (тюменско-курганская группа изначально выглядела малопроходной).
По-видимому, вне Госдумы остаются люди, чьи региональные группы еще летом казались точно проходными:

— секретарь ЦК Вадим Соловьев
— глава комитета ГД по обороне Владимир Комоедов (за спиной которого в расчете на победу в Севастопольском округе сидел единоросс Ризван Курбанов)
— Сергей Мамаев
— партспонсор Вадим Кумин (№ 2 московской группы)
— в оставшейся с единственным мандатом вместо железных двух подмосковной группе главе земельного комитета ГД Алексею Русских (№ 2), которого и так в последний момент убрали с наработанного Коломенского округа, предстоит договариваться с главой обкома — лидером группы
— „преемник“ Рашкин остается во фракции в политическом одиночестве, без многих своих партнеров из регионов
— Иван Никитчук не будет больше радовать СМИ законопроектами „против пропаганды гомосексуализма“ (пал жертвой высокого результата СР и ЛДПР в Челябинской области и традиционно слабой там кампании КПРФ)», — пишет политолог.

«Только ли в том дело, что коммунисты просчитались с явкой, ее географическим распределением по регионам и своими рейтингами?» — задается вопросом он.

«Не только. После съезда пришлось неоднократно говорить о том, что именно КПРФ из партий парламентской четверки хуже всех адаптировала список к интересам регионов и новой смешанной системе выборов. КПРФ не только заполнила всю федеральную часть целиком, на 10 мест. Коммунисты никого из них не отправили в округ хотя бы для проформы. У ЛДПР при заполненной федеральной десятке трое все же баллотировались в округе, и было понятно, что 1 списочный мандат точно освободится для регионов (Диденко в коалиционном округе). Таким образом, вес списочного мандата для региональных групп КПРФ стал чрезмерным. В ЦК словно забыли, что списочных мандатов теперь всего 225», — продолжает Пожалов.

«У КПРФ была хорошая возможность воспользоваться переходом на смешанную систему выборов, чтобы обеспечить управляемое мягкое обновление фракции за счет сильных регионалов.
Этого сделано не было. Большинство сильных регионалов или активных федеральных одномандатников уступило проходные места в своих группах „варягам от ЦК“. В отличие от СР, сильные одномандатники которых одновременно, как правило, возглавляли и группу», — считает эксперт.

«Всех перспективных регионалов в ЦК КПРФ бросили на амбразуру — на округа с мотивированными единороссами, которые не были подстрахованы местом в списке. При этом, судя по ходу кампаний, ЦК не особо и помог большинству регионалов с ресурсами на кампанию в округе», — анализирует ошибки коммунистов он.

«В такой ситуации выплыли лишь немногие сильные кадровые партийцы — Казанков в Марий Эл (первое место в группе дали не ему, а развалившему чувашский реском и провалившемуся там на губернаторских выборах Шурчанову), Куринный в Ульяновской области, где губернатор не особо возражал избавиться от главной для себя занозы (в списке же Ульяновск объединили с Татарстаном под кандидата от ЦК Синельщикова, „кинув“ одновременно еще и татарстанский реском — ну вот и КПРФ в Татарстане получила лишь 4,1%). Новосибирские Жирнов и Сулейманов, волгоградский Таранцов, костромской Ижицкий, подмосковная Еремейцева (в коалиционном округе ЛДПР), олимпийский чемпион Носов, горноалтайский Ромашкин, хакасский Семенов и некоторые другие, кто создавал серьезное напряжение в округах — утонули», — констатирует Пожалов.

«С Соловьевым перехитрили сами себя. Заранее было известно, что сильный список на те же регионы (Тверь, Новгород — традиционная вотчина Алексея Чепы) формируют конкуренты из СР. Заранее было понятно, что явка на северо-западе не будет высокой. Что в такой ситуации надо делать? Лично работать на явку и результат. Тульскому Лебедеву ничто не помешало и в губернаторских выборах участвовать, и в думском округе идти, и группу возглавлять. Куринный тоже и в губернаторской кампании был, и в окружной, и в непроходной части списка. Калашников в Самарской области активно отработал Тольяттинский округ, хотя гарантированно проходил по списку.
А Соловьева только в список поставили — и на губернаторские выборы. В принципе известно, что сперва Соловьев не особо рвался на губернаторские выборы, но обещание, данное еще при Шевелеве, и решение ЦК надо выполнять. Ну вот и выполнили спустя рукава, подав не те папки с подписями. Был бы Соловьев еще и в округе — уверен, и явка была бы выше, и КПРФ не уступила бы в Тверской области по спискам ЛДПР, и не факт, что Максимову бы избрали», — полагает он.

«С Мамаевым (чье появление на северах вызвало большое недоумение местных партийцев) и Комоедовым тоже просчитались с явкой и собственными рейтингами. Да и сам Мамаев слабым третьим местом в округе своей родной Кировской области показал, что его прошлогодний „варяжский“ результат в Марий Эл был заслугой марийского рескома и антирейтингового главы республики, а не лично Мамаева. Удивительно, конечно, насколько неготовой и разобранной федеральная КПРФ подошла к этой парламентской кампании», — резюмирует эксперт.

Источник


тэги
читайте также