18 декабря, вторник

Оружие, которое мы выбираем

14 января 2015 / 21:00

Влиятельный американский журнал The National Interest опубликовал статью, в которой расхвалил пять мощных видов обычного российского вооружения, которые, по мнению автора журнала Дейва Маджумдара, США не просто следует недооценивать, а еще и бояться. Причины, как минимум, две — они по своим техническим характеристикам превосходят американские аналоги, и, кроме того, Россия их уже поставляет или собирается поставлять на экспорт.

В числе таких «смертоносных», по мнению автора, образцов многоцелевой истребитель С-35, неатомная подводная лодка «Амур», основной боевой танк Т-90С, крылатая противокорабельная сверхзвуковая ракета П-800 «Оникс», на базе которой создана российско-индийская ракета «БраМос», способная применяться, как с кораблей и подводных лодок, наземных комплексов береговой обороны, а также в перспективе и с самолетов. А замыкает пятерку «избранных» противокорабельная парогазовая перекисно-водородная торпеда «53−65», созданная еще в советское время.

Спорить с автором американского журнала, которого характеризуют, как специалиста по военной тематике, а, тем более, опровергать его — бессмысленно. Можно только поблагодарить за бесплатную рекламу отечественных вооружений, которые действительно неплохо продаются на международном рынке. Танки Т-90С, к примеру, в количестве более 250 единиц у России закупила Индия. И покупает еще. Кроме того, она производит их у себя по российской лицензии. В том числе и из поставляемых с «Уралмашзавода» машинокомплектов. А, кроме Индии, Т-90С приобрели Алжир, Азербайджан, Туркмения, Уганда и еще несколько стран мира. Чем он их привлекает?

По мнению The National Interest, при сравнительно похожих тактико-технических характеристиках он гораздо дешевле, чем западные танки Leopard 2 и M1M2 Abrams. У российского танка, пишет Дейв Маджумдар, современные системы управления огнем, средства наблюдения, связи и навигации сочетаются с эффективными системами защиты. Добавим от себя только одну деталь, пушка на Т-90С гладкоствольная, калибром в 125 мм, заряжается автоматически. Может стрелять, как традиционными для танков снарядами — бронебойными, подкалиберными, осколочно-фугасными и кумулятивными, так и реактивными, управляемыми по лазерному лучу ракетами «Рефлекс». У «американца» — заряжание 105 мм пушки — ручное, то есть в экипаже, в отличие от российской боевой машины, не три человека, а четыре. ПТУРами (противотанковыми управляемыми ракетами) он, как, впрочем, и «немец», стрелять не может. О других характеристиках — подвижности, маневренности на поле боя, скорости хода по бездорожью, эффективной дальности стрельбы и других боевых качествах умолчим. Они требуют отдельного разговора.

При этом нельзя не сказать о тактике применения танков как ударной огневой силы любой армии, ее сухопутных войск, о чем американский журнал не пишет. Может, потому, что это не входило в задачу опубликованной им статьи? И все же… Дело в том, что сравнивать различные танки, что называется, в чистом виде, в своеобразной статике, как на международных оружейных выставках, для военных специалистов — не совсем корректно. Сопоставление скорости, защищенности, огневой мощи и прочего хорошо для каталогов и справочников. Способность преодолевать бездорожье полигонов и выигрывать танковые дуэли лучше всего проверять на таком мероприятии, как «Танковый биатлон» (немцы и американцы, кстати, в прошлом году отказались в нем участвовать, сославшись на санкции, хотя до этого обещали прислать свои машины и экипажи. В России считают их «отмазку» несостоятельной. Надо было честно признаться — испугались проиграть).

А вот на поле боя любому танку, что нашему, что не нашему, требуется серьезная поддержка. В виде летящего над ним вертолета или беспилотника, не исключено и боевой машины поддержки танков. Обзор, как и возможность наблюдать за полем боя, у командира танка, наводчика и механика-водителя довольно ограничены. Им нужны «дополнительные» уши и глаза, которые есть у других средств вооруженной борьбы. Тех же БПЛА или «вертушек». Иначе не только мина, но и солдат противника или даже террорист, спрятавшийся под кустом или за камнем с гранатометом в руках, может стать для танка смертельной опасностью. Так случилось и во время второй Ливанской войны 2006 года, когда бойцы Хезболлах пожгли довольно много очень хорошо защищенных, считавшихся неуязвимыми израильских танков «Меркава».

И потому сегодня российские конструкторы и танкостроители создают не просто новый танк, который по своим тактико-техническим характеристикам должен превзойти Т-90 и самые лучшие танки самых передовых в военном отношении стран мира, а новую гусеничную платформу «Армата». На ее базе появится не только сам танк с мощным двигателем, бронированной капсулой для экипажа, новой системой управления боевой машиной и огневыми средствами, системой связи и навигации, прицельно-вычислительным комплексом, бортовой информационно-управляющей системой и другими системами обеспечения боя. Но будет еще и боевая машина поддержки танка, инженерная машина разграждения, тяжелая боевая машина пехоты, другая техника. Она станет незаменимой в современном комплексном, многофункциональном бою рядом с самим танком, интегрированным в сетевую систему с беспилотниками, самоходными артиллерийскими установками, авиационным прикрытием и поддержкой. Не исключено и с информационной поддержкой космических аппаратов.

«Армата» пока секретный проект. Впервые эта машина видимо должна появиться на публике в марте этого года, когда начнется подготовка к юбилейному параду в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, да и то на полигоне в Алабино. Но 9 мая на Красной площади она, как обещают руководители ОПК и Минобороны, станет «звездой» торжественного прохождения войск и боевой техники, как, впрочем, и другие ударные системы, о которых The National Interest еще не писал, но которые должен держать в уме и Вашингтон, и Брюссель, и другие центры силы. Например, стратегические грунтовые ракетные комплексы РС-24 «Ярс» или его дальнейшее развитие, у которого пока нет официального названия, но есть индекс РС-26. А еще в прессе можно встретить и такие его обозначения, как «Ярс-М», «Рубеж» и «Авангард». Хотя последнее название, скорее всего, относится к оснащению ракетного комплекса — его разделяющихся головных частей индивидуального назначения, летающих по непредсказуемым траекториям и способных прорватьлюбую противоракетную оборону. Что нынешнюю, что перспективную.

Но вернемся к публикации американского журнала. Его акцент на многоцелевом, способном работать по воздуху, земле и надводным целям, истребителе Су-35 (по классификации НАТО Flanker-Е+) производства концерна «Сухой», имеет право на существование. Самолет, как пишет Дейв Маджумдар, представляет собой модернизированную версию советского Су-27, хотя такое сравнение не очень корректно. От Су-27 «тридцатьпятый» взял только планер, да и то в сильно усовершенствованном виде. Сопла его двигателей обладают способностью изменять свой рисунок, отклоняться вверх-вниз или вправо-влево, что позволяет самолету практически «танцевать» на одном месте, уходить от ракетного удара противника и совершать другие кульбиты воздушной акробатики. Что, кстати, не может делать ни один американский истребитель. Даже суперсовременные F-22 и F-35. The National Interest отмечает, что Су-35 очень быстр, способен подниматься на большие высоты и имеет огромную боевую нагрузку. Одно из главных достоинств российского истребителя заключается в сочетании расширенных возможностей перехвата высотных целей с молниеносной скоростью и уникальным двигателем с повышенной тягой, утверждает издание. Подобные характеристики в комбинации с самой современной авионикой делают Су-35 крайне опасным противником для американских истребителей, делает вывод журнал.

От себя добавим, что в «тридцатьпятом» использованы технологии пятого поколения, обеспечивающие превосходство над истребителями аналогичного класса. Отличительными особенностями самолета являются новый комплекс интегрированного бортового электронного оборудования на основе цифровой информационно-управляющей системы, новая радиолокационная станция (РЛС) с фазированной антенной решеткой и большой дальностью обнаружения воздушных целей, а также увеличенное число одновременно сопровождаемых и обстреливаемых целей (сопровождение 30 и атака восьми воздушных целей, а также сопровождение четырех и атака двух наземных целей). А еще он несет на своих подвесках широчайших комплекс вооружений, способных «доставать» противника на предельных дальностях.

Опять же, Су-35 не обязательно должен воевать один на один с противником или в звене два против трех, три против пяти и так далее. Но он будет обязательно взаимодействовать с командными пунктами, расположенными на земле и в воздухе (самолет дальнего радиолокационного обнаружения и наведения А-50У или создающийся сейчас А-100), не исключено с космическим аппаратом, получая через него необходимую информацию. Сам может стать командным пунктом, распределяющим цели по истребителям своей группировки, прикрывать или поддерживать в бою фронтовые штурмовики Су-34 или истребители-перехватчики МиГ-31, дальние бомбардировщики Ту-22М. Спектр его задач и возможностей очень широк. Не случайно, этот истребитель называют предтечей перспективного авиационного комплекса фронтовой авиации (ПАК ФА) Т-50, его старшим братом. Все, что может «тридцатьпятый», будет уметь и Т-50, а еще все то, что не умеют и не скоро будут уметь самолеты Пентагона. Носители самого современного ракетного вооружения и систем радиоэлектронной борьбы.

Дейв Маджумдар написал о бесшумной дизельной (неатомной) подводной лодке России «Амур» (проект 1650), вооруженной торпедами, торпедо-ракетами, крылатыми ракетами и минами. Вспомнил о сверхзвуковой противокорабельной ракете П-800 «Оникс», на основе которой создан российско-индийский «БраМос», о старой парогазовой перекисно-водородной торпеде для аппаратов калибра 533 мм, которая, попав в кильватерный след фрегата, эсминца и даже авианосца, уже не отстанет от него, пока не нанесет удар в самое незащищенное место в корпусе. А есть еще сверхзвуковые противокорабельные ракеты «Москит», «Гранит» и «Гранат», от которых у наших заклятых партнеров, как называют их моряки, нет никакой защиты. Плюс на наших самолетах и вертолетах, не считая наземных установок, существуют уникальные системы радиоэлектронной борьбы.

Американцы до сих пор с ужасом вспоминают, как в апреле минувшего года безоружный, довольно старенький российский фронтовой бомбардировщик Су-34 крутанулся вокруг зашедшего непрошенным в Черное море эсминца «Дональд Кук», вооруженного системой противоракетной обороны «Аэгис» с противоракетами SM-2, крылатыми ракетами дальнего радиуса действия «Томагавк». Потом врубил свою систему РЭБ (радиоэлектронной борьбы) «Хибины». На эсминце сразу отключились все системы управления кораблем и его вооружением. «Аэгис» стала слепа и глуха, ракеты — тоже. Говорят, на корабле началась паника. Потом, 27 членов его экипажа, вроде бы, написали рапорта, что не могут и не хотят служить на плавсредстве, которое не способно защитить их жизнь (по принципу, «а если бы атака была ракетной?»). Но так это или не так, а американским морякам пришлось задуматься — стоит ли заваривать кашу с такой страной, как Россия? И журнал The National Interest им и не только им такую мысль, похоже, тоже порекомендовал.

Хотя я, может быть, и не прав. Подобные статьи в американской прессе, как публикация Дейва Маджумдара, выборочно рассказывающая о преимуществах российской боевой техники, как правило, появляются тогда, когда конгрессу и сенату необходимо утвердить военный бюджет на будущий год. А поскольку Пентагону, хотя он имеет бюджет, в десять раз превышающий аналогичный российский, денег всегда не хватает, то такие материалы должны как бы стимулировать американский истеблишмент на поддержку аппетита военных. Иметь боевую технику и вооружение, которое уступает по своим тактико-техническим характеристикам русским, — это для Америки позор. Нельзя исключать, что The National Interest педалирует тему «недооценки нескольких видов обычных российских вооружений» именно с этой целью.

Тем не менее, повторимся: спасибо за бесплатную рекламу. Головокружения от успехов ни в российском Минобороны, ни в ОПК не наблюдается. И хотя в минувшем году Гособоронзаказ был выполнен отечественной оборонной промышленностью на 95 процентов, есть сложности с поставками новой боевой техники из-за отсутствия кое-каких комплектующих в связи с санкциями (не хватает 700 комплектующих для 200 видов техники), уверенность в том, что отечественные войска к 2020 году обновляться на 70 процентов, не угасает. Это значит, что в боевом строю появится новое вооружение, которое не оставит равнодушными, в том числе, и наших заокеанских партнеров. И тут, кроме пользы, как говорил мой отец, не будет никакого вреда.

Виктор Литовкин, военный обозреватель ТАСС

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также