25 апреля, четверг

Неумолимая память подсказывает - это уже было...

10 января 2014 / 13:29
обозреватель ТАСС

На территориях, которые были подконтрольны вооруженных силам Украины и нацгвардейцам пресловутого батальона "Айдар", ополченцы нашли четыре захоронения местных жителей.

Трупы, закопанные около шахты номер 22 «Коммунар» в 60 километрах от Донецка. Трупы людей, которых перед смертью жестоко, изуверски пытали. У некоторых, как сообщил премьер Донецкой народной республики Александр Захарченко, удалены внутренние органы. Всего на территориях, которые были подконтрольны вооруженных силам Украины и нацгвардейцам пресловутого батальона «Айдар», ополченцы нашли четыре захоронения местных жителей, сообщает телеканал LifeNews. Захарченко уверен, что подобных братских могил возле Тельманово, Енакиево, Старобешево и других населенных пунктов, где были развернуты киевские силы, можно обнаружить еще немало. Трагедия под Донецком. Убитые. Шахта. И неумолимая память перелистывает десятилетия назад, в 1943 год. Тогда фашистские оккупанты частью живыми, частью расстрелянными сбросили в шурф шахты № 5 семьдесят одного человека, среди которых были как молодогвардейцы, так и члены подпольной партийной организации. Всех молодогвардейцев перед смертью подвергали пыткам и истязаниям.

А менее полугода назад была Одесса. Дом профсоюзов. Загнанные в него люди. Они еще не подозревали, что пылающее снаружи и изнутри здание — это и есть последнее, что они увидят в жизни.

Их не выпускали из своего рода гигантской концлагерной печи. Отстреливали и забивали битами тех, кто предпринимал отчаянные попытки спастись. И память вновь подсказывает — несколько десятков лет назад такое уже было. Хатынь — деревня в Белоруссии, уничтоженная 22 марта 1943 года за убийство нескольких немецких военнослужащих. 149 жителей были сожжены заживо или расстреляны. Причем жуткую расправу учинил карательный батальон, сформированный из советских военнопленных, преимущественно — обратите внимание — выходцев с Западной Украины.

Последыши фашистов не считают, что они делают нечто выходящее за рамки гуманности. Так, командир батальона нацгвардии «Шахтерск» (а таких, сколоченных олигархами, на Востоке действует около полудюжины) Руслан Онищенко признал, что «наша задача — делать зачистку городов после того, как армия отработает их артиллерией, авиацией и тяжелой техникой. Мы заходим в города и производим чистку. Это — нормальная тактика боевых действий». Как происходят такого рода «зачистки», стало известно такой структуре, как «Фриланс бюро» (Агентство федеральных расследований). «Бойцы нацгвардии, созданной под патронажем Коломойского из боевиков Майдана, сжигают ополченцев, стреляют в рыбаков, женщин, детей и журналистов, мародерствуют», — отмечает бюро. А в отчете Комиссариата ООН по правам человека на начало июля и некоторыми дополнениями по более поздним событиям зафиксированы захваты людей боевиками «Правого сектора», пытки этих лиц.

Человеконенавистническая философия фашизма получает все большее распространение в Незалежной.

Правда, там, на верху, еще не говорят об этом открыто и публично. Тем не менее, этим можно объяснить «странное» отношении властей к одесской и донецкой трагедиям (а были, наверняка, и другие, о которых мы, возможно, услышим позднее). Следствие по делу одесского «крематория», по сути, замотали и прикрыли, да и вообще стараются не вспоминать. Что касается массовых захоронений под Донецком, то Киев, не в силах замолчать преступление (там побывали представители миссии ОБСЕ), утверждает, что виновны в трагедии… ополченцы и российские военные. Хотя уже практически установлено, что там позиции занимали силовики и нацгвардейцы. Так, представитель Совета национальной безопасности и обороны Украины Андрей Лысенко утверждал, что «обвинения национальной гвардии в массовых убийствах — хорошо спланированная, но плохо продуманная провокация». И привести хоть какие-то аргументы в пользу такой версии он не посчитал нужным.

Председателя комитета Госдумы по международным делам Алексея Пушкова не удивили утверждения украинских силовиков о том, что «они не имеют отношения» к массовым захоронениям. Однако, по его словам, «если бы не было Одессы, тогда можно было бы задуматься над тем, кто является автором этих преступлений (под Донецком)». «Но Одесса, бомбежки мирных городов, убийства, похищение и пытки российских журналистов, — все это указывает на то, что украинская сторона ведет эту войну с такой беспощадностью, которая уже подтверждена фактами», — подчеркнул Пушков. Столь же упорно открещиваются украинские власти и от причастности к катастрофе «Боинга» над территорией Украины. С самого начала Киев твердит, что в убийстве людей на борту авиалайнера виноваты ополченцы, которым помогала Россия. Однако, привычно наводя тень на плетень, не приводит, как всегда, никаких объективных и достоверных данных (а их и быть не может) в подтверждение своей версии.

И опять память подсказывает — что-то знакомое проскальзывает в методах и принципах киевской пропагандистской кампании, базирующейся на откровенной лжи (отсюда, кстати, и постоянно возникающие на украинской территории якобы российские войсковые части, будто бы осуществляющиеся из России поставки ополченцам оружия и боевой техники, и так далее).

Точно — это все похоже, как подсказывает память, на пропаганду фашистской Германии, которой руководил Геббельс.

Один из его референтов — Вильфрид фон Овен, как утверждает Википедия, составил список из нескольких базисных требований к пропаганде, которых придерживался его шеф. Среди них: пропаганда может и должна, особенно во время войны, отказаться от гуманизма и эстетики; пропаганда должна вестись как можно более метко и тем самым успешно, так как — по Мольтке — в войну самым гуманным методом является тот, который быстрее всего достигает своей цели; успех пропаганды в постоянном повторении тезиса; пропаганда не может быть объективной, она должна быть принципиально субъективно-односторонней. Увы, в киевском осовремененном варианте базирующаяся на «геббельсовских постулатах» пропаганда все же, увы, работает — как на внутреннюю, так и на внешнюю аудиторию…

…На Украине процветает и ультранационализм. А ведь от него еще полшага — и фашизм.

А память вновь предлагает историческую аналогию под свежую картинку беснующейся в одном из городков на западе Украины молодежи. И кричалку — «кто не скачет — тот москаль».

А потом они же пройдут ночными факельными шествиями (память поднимает черно-белые кадры 30-х и 40-х годов прошлого века в Германии), начнутся погромы по национальному признаку? То есть, доскачут до «коричневой чумы», если не прекратить это безумие решительно и немедленно. Вопрос — нужно ли это властям? Сейчас нет — ведь это элемент антироссийской кампании в угоду Западу. А в перспективе — вряд ли, так как уж очень стремится Украина в единую Европу, которая не жалует последышей Гитлера, хотя и молчит сейчас по политическим соображениям. Именно в этом контексте и следует, видимо, толковать слова президента Петра Порошенко, который в Национальном заповеднике «Бабий Яр» заявил, что «Украина никогда не допустит восстановления фашизма, преследования по национальности, раскола страны по языку, вере или какому-либо другому признаку». Тем не менее, хочется надеяться, что правильная фраза не имеет двойного дна и поклонники бесноватого Адольфа не будут рулить в Незалежной.

…24 августа около сотни украинских военных провели «маршем пленных» по центру Донецка в сопровождении вооруженного конвоя. Улицы после их прохождения помыли. И опять неумолимая память. Похожее уже было — в Москве, в июле 1944 года…

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также