18 августа, воскресенье

Инфляционные качели

10 октября 2014 / 18:30
экономический обозреватель, кандидат экономических наук

Что из этого всего следует? Прежде всего, то, что прогнозы по грядущему снижению инфляции – вовсе не такая уж утопия, какими они кажутся на первый взгляд.

Осенью цены понеслись вскачь. Для того чтобы это заметить, вовсе не надо быть финансовым аналитиком — достаточно просто ходить в магазины за покупками. А ведь еще в середине лета денежные власти уверенно заявляли, что удержат годовую инфляцию в плановых рамках 6−6,5 процентов. Но реальность перечеркнула эти благие намерения: официальные прогнозы Минэкономразвития сдвинул до 7,6 процентов. На недавнем инвестиционном форуме «Россия зовет» ведущие министры экономического блока и даже президент страны легко оперировали прогнозной цифрой уже в 8 процентов. А независимые эксперты считают, что по итогам года, если Росстат что-то не «подкрутит», мы увидим двузначные цифры инфляции. Последний раз такое наблюдалось в кризисном 2008 году.

Почему так резко начали расти цены, в общем-то понятно.

Определяющих факторов — два: рост продуктовой инфляции в результате ответных санкций России в отношении стран Запада, а также резкая девальвация рубля на фоне снижающейся цены нефти.

Между тем, руководство Центробанка, вопреки суждениям всего экспертного сообщества, упорно обещает довольно заметное снижение инфляции уже в следующем году — до 5,5 процентов, а в трехлетней перспективе — и вовсе до 4 процентов. Многие воспринимают эти обещания либо как свидетельство некомпетентности, либо как популистские сказочки, не имеющие ничего общего с реальностью. В самом деле, те факторы, из-за которых нынешней осенью инфляция разогналась не на шутку, вроде бы никуда не исчезнут. Плюс к ним добавится еще такой важный «драйвер», как опережающий рост тарифов естественных монополий, уже одобренный на следующий год. В общем, на первый взгляд, кажется, что инфляция вернется к худшим своим временам, и раскручивающийся маховик роста цен в ближайшей перспективе ничем не остановить.

Но все же попробуем побороть в себе привычный скепсис, связанный с любыми планами властей касательно инфляции, и зададимся вопросом: есть ли какие-то аргументы в пользу прогнозов Центробанка? Иными словами, есть ли шансы на то, что инфляция в обозримой перспективе пойдет вспять?

Как представляется, некоторые аргументы для этого есть. Прежде всего, это позиция самого Центробанка, который твердо намерен продолжать политику таргетирования — борьбы с инфляцией монетарными методами. Банк России последовательно повышает ключевую ставку, делая деньги все более дорогим товаром, и отказывается бездумно включать печатный станок, с тем, чтобы залить задыхающуюся от недостатка ликвидности экономику деньгами. Подобная позиция ЦБ вызывает его ожесточенную критику со всех сторон: и из коридоров власти, и от банкиров, и от представителей реального сектора. Дескать, жесткая монетарная политика ЦБ не дает экономике дышать и препятствует росту ВВП, который в стране совсем уже сошел до нуля.

Не будем углубляться в дискуссии, чья позиция более верна с точки зрения обеспечения экономического роста.

Заметим лишь, что с точки зрения решения задачи обуздания инфляции Центробанк безусловно прав. Судя по публичным выступлениям первых лиц ЦБ, в своих действиях они исходят из следующей логики: безработица в стране сейчас находится на низком уровне, и на рынке труда попросту нет свободных ресурсов для быстрого роста производства. Поэтому гипотетический монетарный импульс уйдет не в рост ВВП, а в рост цен. Если включить печатный станок на полную мощь, не производство вырастет, а отток капитала усилился. Основания для такого прогноза — более чем серьезные: если за первое полугодие 2013 года чистый отток капитала составил 33,7 млрд долларов, то за первое полугодие 2014-го он достиг 74,6 млрд. Рост более чем двукратный. Если текущий уровень процентных ставок не привлекателен для капитала, то снижение процентных ставок только увеличит его отток. Если капитал бежит из страны, то надо повышать ставки, что и делает Центробанк.

Впрочем, всем, включая руководство ЦБ, ясно: одними монетарными методами инфляцию не победить. Помочь в этом деле, как ни парадоксально, может низкий экономический рост, который сейчас имеет место в отечественной экономике. Когда этот рост практически остановился, и доходы людей в массе своей не растут, рынок сталкивается с глобальным падением платежеспособного спроса. В этих условиях просто бессмысленно наращивать цены — продукция не будет покупаться, что обречет производителей и продавцов на бесславный конец. Подобный эффект в российской экономике наблюдался в 2009 году: ВВП в разгар кризиса ушел в минус, а инфляция после 13,6 процента в 2008-м упала за год на 5,3 процента. В кризисной экономике попросту не было денег, чтобы обеспечивать платежеспособный спрос на продукцию. Чтобы не уйти с рынка совсем, производители и продавцы вынуждены были опускать цены — пусть даже себе в убыток.

Сейчас, конечно, не кризис, но экономический рост на нуле, и — не было бы счастья, но несчастье помогло — этот фактор работает на снижение инфляции.

Западные санкции, которые лишают российские банки возможности получения дешевых кредитов, как ни парадоксально, тоже тем самым работают на сбивание инфляции: нет «лишних» денег — нет повода расти ценам. Это, конечно, циничная логика с точки зрения общих экономических интересов страны, но для сдерживания инфляции — безусловное благо.

То же самое касается и цен на «черное золото». Дешевеющая на глазах нефть остановит приток в экономику «шальных» нефтедолларов, что опять-таки плохо с точки зрения интересов страны в целом и федерального бюджета в частности. Но с точки зрения борьбы с высокой инфляцией — то, что надо.

Что касается продовольственной инфляции, то она, конечно, набирает скорость — это факт. Недавно Минэкономразвития поднял свой прогноз по ней до конца года почти в два раза- с 7,2 до 13 процентов. Однако, не вызывает сомнения, что через пару-тройку месяцев либо «война санкций» закончится, либо продовольственный рынок, испытавший на первых порах шок, полностью приспособится к изменившейся ситуации. Дефицита в глобальном плане на этом рынке, как известно, нет — так что адекватная замена «выбывшим» продуктам, безусловно, быстро будет найдена. Так что велика вероятность, что через некоторое время рост цен на продукты остановится и стабилизируется. А по отдельным группам продуктов питания, не исключено, что и вовсе произойдет снижение цен.

Да и с рублем не все так однозначно.

Да, удешевление национальной валюты объективно работает на рост инфляции. Но переоценивать влияние одного фактора на другой не стоит: если рубль потерял к доллару с начала года чуть ли не четверть своей стоимости, то инфляция поднялась лишь на 7,6 процента. Да и рубль не будет катиться вниз до бесконечности. Судя по прогнозам большинства экспертов валютного рынка, он либо надолго стабилизируется на рубеже 40 за доллар, либо даже отыграет назад и несколько укрепится. В общем, вряд ли спровоцирует новый виток инфляции.

Что из этого всего следует? Прежде всего, то, что прогнозы по грядущему снижению инфляции — вовсе не такая уж утопия, какими они кажутся на первый взгляд. Да, в пользу дальнейшего роста цен есть множество серьезных аргументов. Но не меньше факторов работают на сдерживание цен. Они вполне могут перевесить на тех инфляционных качелях, на которых уже не первый год балансирует экономика нашей страны.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также