29 июня, среда

У элит и избирателей есть запрос на систему из трех мощных партий

09 декабря 2013 / 21:08
политолог, директор по исследованиям Фонда ИСЭПИ

Я сторонник того, что должны быть некие институциональные, законодательные требования, которые бы способствовали укрупнению партийной системы.

Мне кажется, объективно на это есть политический запрос со стороны значительной части участников политического процесса, экспертного сообщества. На это указывают, в том числе, регулярные дискуссии после каждых выборов в Госдуму о том, насколько репрезентативна система парламентских партий существующим в обществе настроениям.

Если говорить объективно, то у нас общество с сильным патерналистским и левым уклоном, в котором постепенно возрастает доля среднего класса, особенно в крупных городах. Это так называемый европейски ориентированный электорат. И конечно у них есть запрос скорее на систему трех мощных партий. То есть, условно, можно говорить, что это партия социал-демократического типа, партия либерального типа, партия городских сообществ и центристская партия, которая выступает в этой системе балансиром.

Что касается мелких партий, то здесь, после либерализации партийной системы в части регистрации партий, есть совершенно открытая ниша для национал-демократической партии, поскольку в этой нише продолжает действовать только ЛДПР, все остальные проекты подобного рода не был зарегистрированы.

Для того чтобы такой концепт воплотился, должны существовать некие мощные институциональные стимулы, которые бы позволяли стабилизировать и укрупнять партии и саму партийную систему. По сути, на текущий момент можно говорить о том, что у нас есть только две партии, каждая из которых сегодня переживает определенную трансформацию.

Первой партией является «Единая Россия», которая после выборов 2011 года находится в процессе переосмысления своей роли в политической системе, поиска новых методов работы с электоратом, выдвижения новых лиц из своего состава, меньшей опоры на своих федеральных лидеров. По крайне мере, мы это наблюдали на некоторых региональных выборах, в ходе которых практически не задействовались федеральные лидеры партии.

У нас так же есть коммунисты, которые после выборов мэра Москвы, после выборов в ряде регионов и в 2012 и в 2013 году, оказались просто перед угрозой дальнейшего сокращения своих электоральных результатов, перед необходимостью переосмысления методов своей работы.

«Справедливую Россию» сложно называть устойчивой партией, поскольку это некий конгломерат движений, как мы все помним из истории создания этой партии. ЛДПР – чисто лидерская партия, в отношении которой по-прежнему открыт вопрос о том, что будет с партий, когда Жириновский уйдет из публичной политики.

То есть, по сути, у нас есть два субъекта. Перед одним из них - КПРФ - стоит вопрос трансформации в некую партию социал-демократического типа, может быть, европейской образца. У нее также есть возрастные проблемы, если говорить о ее лидере.

Институциональных условий для укрупнения партийной системы, на мой взгляд, пока еще нет. Одна из причин заключается в том, что у нас политическая реформа Дмитрия Медведева заключалась в том, чтобы максимально либерализовать регистрацию партий. В результате мы получили большое количество партий, порядка 50 из которых приняли участие в выборной гонке, завершившейся 8 сентября. В то же время у нас нет неких стимулов на этапе регистрации партий для того, чтобы в партийную политику приходили только крупные игроки, действительно представляющие определенную часть населения и определенную повестку. У нас также нет стимулов на стадии допуска этих партий к выборам разного уровня, потому что на всех выборах, кроме выборов президента, по действующему законодательству партийные списки и выдвиженцы от партий в округах регистрируются без каких-либо подписей либо дополнительных условий. Но вопрос по неким квалификационным требованиям для допуска партий к выборам в Госдуму обсуждается в экспертной среде, и в Госдуме. Напомню, закон о выборах в Госдуму во втором и третьем чтении будет приниматься в осеннюю сессию, и это вопрос еще будет обсуждаться.

Я сторонник того, что должны быть некие институциональные, законодательные требования, которые бы способствовали укрупнению партийной системы.

Я думаю, что власть заинтересована в построении этого концепта, потому что возникшая ситуация с большим числом мелких игроков на партийном поле она, наверное, не очень будет устраивать власть, если это большое число игроков не будет отражать общественные настроения.

Если это большое число будет распылять внимание избирателей и отвлекать их внимание от выборных процедур, тогда реализуется риск, что на следующих выборах в Госдуму при большом числе участников, сама Госдума окажется недостаточно репрезентативной. То есть, большое количество голосов избирателей будет потеряно, они будут отданы за партии, которые не преодолеют избирательный барьер.

Это, естественно, ставит вопрос о легитимности власти, а как мы сейчас видим, Администрация президента всячески подчеркивает свою заинтересованность в укреплении и усилении легитимности выборных органов власти.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика