18 апреля, четверг

Такого не было даже в самые худшие периоды Холодной войны

11 января 2014 / 00:40
президент Института национальной стратегии

Санкции — это сигнал нам о том, что наш экономико-технологический суверенитет не соответствует нашему военно-политическому статусу.

Как, на Ваш взгляд, стоит понимать заочную полемику Путина и Обамы по поводу глобальных угроз? Президенты взаимно раскритиковали внешнюю политику России и США.

Со стороны американской администрации — это выведение России из пространства возможного диалога. Нельзя ведь вести диалог с вирусом, нельзя вести диалог и с ИГИЛ, члены которого под камеру демонстративно убивают людей. Вот Россия поставлена в один ряд. Такой ситуации не было даже в самые худшие периоды Холодной войны.

Путин на Валдае говорил об этом. Даже во время Холодной войны между нашими странами была культура взаимного уважения интересов. Да, конечно, Россия меньше, чем СССР, но мы по-прежнему величина. Поэтому сейчас необходимо воспроизвести эту культуру со скидкой на геополитические и геоэкономические соотношения. Уважать наши интересы в регионах, где Россия имеет серьезные рычаги влияния и серьезное культурное, экономическое, военное присутствие. Но США и ЕС на это не пойдут, они как не признавали интересы России на постсоветском пространстве, так и не признают. Это изменится только в том случае, если Россия станет мощным геоэкономическим центом.

По большому счету, сейчас полем борьбы за статус страны является экономика. Санкции — это сигнал нам о том, что наш экономико-технологический суверенитет не соответствует нашему военно-политическому суверенитету.

Понятно, что одномоментно эту ситуации не исправить, но если мы не сможем задать очевидную позитивную динамику, обеспечить надежный статус страны в мировой системе будет практически невозможно.

Какие бы вы назвали глобальные угрозы?

Из того, что назвал Обама, я бы принял только глобальную экспансию исламизма. Причем речь не только об ИГИЛ (деятельность т.н. «Исламского государства» запрещена на территории РФ), который является только одной из инкарнаций явления. Эта угроза имеет повышенный уровень опасности еще и из-за того, что используется в качестве инструмента целым рядом влиятельных государств. Начиная с США и заканчивая монархиями Персидского залива и Турции.

Еще одна глобальная проблема — миграция по линии юг-север. Она усилилась в Европе из-за событий в Ливии, войны в Сирии. В этом смысле, политику Европы можно считать самоубийственной, потому что их действия подрывают их же безопасность. Остра эта проблема и для России, но угроза исходит из Центральной Азии.

Можно еще добавить климатические проблемы, которые могут повлечь масштабные миграционные потоки, глобальные техногенные катастрофы, связанные с террором. Ну и, конечно, классические военные конфликты, угроза которых, как мы видим на примере Украины, никуда не пропала.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика