30 сентября, пятница

Между Путиным и Обамой возник когнитивный диссонанс

07 февраля 2013 / 19:00
руководитель исследований Фонда РОПЦ

Даже во времена советско-американской конфронтации было лучше, поскольку стороны не выходили за рамки определенных заранее договоренностей.

Как, на ваш взгляд, складываются отношения двух президентов, что им предстоит обсудить в сентябре, если встреча состоится?

Ф. Шелов-Коведяев: Отношения президентов не очень хорошие. Это уже видно по телевизионной картинке. Они корректны, как это и должно быть, но без личной симпатии. И это сложилось с тех пор, как Владимир Путин был премьер-министром и к нему приезжал тогда еще совсем молодой президент США Барак Обама. Уже тогда возник некий когнитивный диссонанс, похоже, что люди просто не очень почувствовали друг друга. Виден некий элемент скованности между ними.

Впрочем, это не трагедия. Главное чтобы дело делалось, чтобы обсуждались в конструктивном ключе проблемы, которые волнуют обе стороны.

Однако и в этом смысле тоже наметилась напряженность. Это связано не только с непонятной локализацией Сноудена (экс-сотрудник ЦРУ, который, скрываясь за границей, рассекретил работу разведывательных ведомств США, в частности, факт наличия системы слежки за людьми. В данный момент он, вероятно, находится в транзитной зоне московского аэропорта «Шереметьево-2» – ред.). Эта ситуация, скорее, следствие такого напряжения, возникшего из-за разности подходов к Сирийскому кризису, недоумения России в связи с непонятной инициативой Обамы по сокращению ядерных вооружений. Непонятна и ситуация вокруг ПРО и возможного расширения НАТО. Недавно генсек Североатлантического альянса Андерс Фог Расмуссен заявил, что Грузия еще больше приблизилась к вступлению в эту организацию.

Вот такие есть моменты, которые напрягают наши отношения. Я думаю, что все они, так или иначе, будут обсуждаться на встрече.

То есть весьма широкая повестка ожидается?

Ф. Шелов-Коведяев: Я бы не называл это широкой повесткой. Таким странам, как Россия и США, вообще хорошо было бы поговорить на широкую тематику по всем тем турбулентным вопросам, которые есть, и как-то попытаться найти точки соприкосновения, выработать общую концепцию. В этом смысле пример советско-американских отношений  лучше, потому что тогда была откровенная конфронтация, но, тем не менее, все-так были какие-то договоренности, за рамки которых ни одна из сторон стремилась не выходить. Сейчас ничего подобного не существует.

США, однажды, в 1990-е годы, решившие, что они могут позволять себе все что угодно, продолжают себя таким же образом вести и сейчас, что, понятно, не устраивает руководство нашей страны. Очевидно, что американцы не справляются с ролью единоличного мирового лидера. Я имею в виду то, что происходит в Афганистане, Ираке. Недавно в том, что американский проект в Ираке рухнул, заявил Збигнев Бжезинский, например. В Турции не прислушиваются к советам американских союзников. Ну и так далее.

Нам очень необходима система согласования наших взаимных шагов. Но, увы, она не складывается.

Фактически остается лишь проблема ядерного разоружения, вывода войск из Афганистана и все. Вот на самом деле то, что обсуждается по-настоящему постоянно. К этому добавился Сноуден, Сирия. Хотя по Сирии наши позиции противоположно разные: обсуждение идет, но не содержательное. После каждой встречи американцы вновь заявляют о готовности поставлять оружие противникам президента Сирии Башара Асада. Суть предстоящей мирной конференции по вопросу Сирии США сводят к обсуждению отставки Асада. К тому же эта самая конференция становится все более и более призрачной.

Я не испытываю большого оптимизма от предстоящей встречи. Хотя, конечно, такие контакты необходимы, даже если не о чем говорить. Их нужно поддерживать, искать какие-то способы понять друг друга, сблизиться.

Сентябрьская встреча Путина и Обамы может стать уже третьей за три месяца (первая на саммите G8, вторая вероятна в августе на конференции «Женева-2»). Ранее так часто президенты не встречались. С чем это связано?

Ф. Шелов-Коведяев: Конференция «Женева-2» сначала планировалась на май, потом на июнь, потом на июль. И вот в конце минувшей недели уполномоченный Лиги арабских государств Лахдар Брахими заявил дословно «честно говоря, я не вижу, чтобы конференция состоялась в июле». А в начале августа заканчивается мораторий, взятый западными странами на поставку оружия сирийской оппозиции. Возможно, конференция станет не вполне актуальна. Тогда встреча Обамы и Путина в сентябре приобретет большую значимость.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика