2 апреля, четверг

Эксперты обсудили профессионализм чиновников МИДа и лично Марию Захарову

06 марта 2015 / 16:55

Одной из самых обсуждаемых недавних новостей в экспертной среде стал ответ МИДа депутату Гудкову на требование предоставить чёрный список граждан ЕС.

Зачинщиком спора стал президент Фонда Петербургская политика Михаил Виноградов. В своем сообщении политолог выразил крайнее недовольство заместителем директора Департамента информации и печати МИД России Марией Захаровой:

«Не могу назвать себя фанатом депутата Гудкова, но не очень понятно, почему какая-то шестерка из МИДа позволяет себе хамить не мировой закулисе, а собственному депутату Госдумы. Который даже в табели о рангах госслужащих на несколько ступенек ее повыше», — прокомментировал политолог.

Эта резкая, во всех смыслах, позиция Виноградова возбудило экспертную среду. Многие политологи посчитали неуместным подобное замечание коллеги в адрес Захаровой, что в дальнейшем и стало поводом для диалога.

Первым, кто выразил свое недовольство в оценке профессиональных качеств Захаровой, стал телеведущий РБК Игорь Виттель:

«Считаю себя твоим фанатом, но не могу понять, когда ты одну из самых вменяемых женщин, которых мне довелось встречать величаешь шестеркой», —недоумевает Виттель.

На что Виноградов, с некой долей сарказма, ответил: «Может, ей просто не повезло с работой и в МИДе не дают развернуться и проявить свою адекватность во всей ее силе?».

«Мне кажется она вполне на своем месте», — не оценив шутки Михаила Виноградова ответил Виттель.

Гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов также посчитал нужным вступиться за чиновницу:

«Странная интерпретация позиции МИДа. Реакция Захаровой на требование Гудкова — неофициальная. При этом скорее жесткая, чем хамская. Да и заместитель начальника департамента МИДа — никак не „какая-то шестерка“. По-моему, это перебор. На ровном месте. Не говоря уже о том, что Захарова — женщина», —пишет эксперт.

Михаил Виноградов, в свою очередь, предложил опровергнуть своим оппонентам выдвинутые им суждения о Марии Захаровой:

«Высказанные мной мысли я готов признать недействительными с момента произнесения, согласившись с тезисами Игоря о профессионализме и адекватности Захаровой, в следующих случаях.

А) МИД действительно руководствуется в своих действиях и шагах логикой про жыдобандеровцев. Тогда Захарова убедительно презентует эту позицию. Чтобы руководствоваться такой логикой, вряд ли нужно заканчивать МГИМО и дипакадемии, но это вопрос не к Захаровой.

Б) Захарова эффективно ассистирует руководству МИДа, ключевым приоритетом для которого является карьерное выживание. В этом случае споуксвумен отчасти прикрывает свое руководство, беря на себя произнесение наиболее спорных речей.

В) Захарова является неким „внедренным“ в ведомство агентом одно из кланов (их в МИДе и вокруг него всегда было множество) и ее гиперактивность — даже несмотря на относительно скромный с точки зрения „большой политики“ статус — позволяет корректировать внутриклановую расстановку в МИДе в пользу одной из групп», — говорит Виноградов.

Вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин, выдвинул весьма необычную концепцию. Эксперт полагает, что решить этот спор в пользу Захаровой, можно в случае признания того, что Россия находится в состоянии войны:

«А здесь главное, как подойти к проблеме. Если как к обезличенному «кейсу» — депутат Х обратился с неким запросом, чиновница Y ему ответила — то реакция Захаровой, конечно, хамская. А если как к составной части «священной войны», когда чиновник Захарова вместе с другими обороняет осажденную крепость, а депутат Гудков пытается подорвать единство гарнизона, то речь идет об оправданной резкости. То есть главное — это признание или непризнание того, что Россия находится-де-факто в состоянии войны. Кстати, с этим связана и реакция на массу других сюжетов (от избиения оппозиционеров до деятельностиДНР-ЛНР), — рассуждает Макаркин.

Слово в защиту Захаровой перешло к политологу Максиму Жарову. Эксперт дал понять, что перед тем как делать какие-либо выводы о качестве работы чиновницы, стоит вначале вспомнить, каким был сам МИД РФ до ее прихода в министерство:

«Критики Захаровой здесь и вообще в целом забывают, каким был МИД РФ в плане публичной дипломатии и PR до ее прихода в министерство и начала публичной деятельности. Он был никаким, постоянно опаздывал с реакцией (в начале евромайдана — минимум 2–3 дня опоздание было) и вообще это был тихий ужас. Поэтому предъявлять к Захаровой завышенные требования я бы не стал. Она играет, как умеет и тянет за собой вперед весь наш архаичный МИД», — утверждает Максим Жаров.

Политолог Глеб Павловский, в свою очередь, не стал философствовать и выдвигать новые тезисы, посчитав это обсуждение беспочвенным.

«Не вижу темы для спора. Либо дискурс дипломатии (с функционалом уворачиваться от прямого удара, максимизируя себе пространство манёвра)-либо Захарова, — глупо сужающая коридор для РФ, когда противник и без того его сузил, и рад бы ещё», — уверяет Павловский.

На вопросе Павла Святенкова о том, что в обсуждение стоило бы внести некоторые уточнения, в частности по поводу непрофессионализма Захаровой, активность экспертов сошла на нет.


тэги
читайте также