Ученые из ВШЭ: Русские хоронят людей в неположенных местах

26 июля 2017 / 14:50

В больших городах содержание кладбищ — это коррумпированный бизнес. Сельские погосты недофинансируются и ветшают, городские места захоронения переполнены и закрываются

Преподаватель кафедры местного самоуправления факультета социальных наук НИУ ВШЭ Ольга Моляренко провела контент-анализ 570 материалов региональной прессы, посвященных проблемам ритуальной индустрии, назвала пять основных проблем отрасли и предложила их решения в статье «Местные СМИ о проблемах муниципальных кладбищ».

Как выяснила Маляренко, многие российские кладбища не легализованы: земельные участки под ними юридически не оформлены. Муниципалитеты не поставили их на кадастровый учет, не получили в собственность и не отмежевали. В следствие этого формируется конфликт интересов: на территории кладбищ строятся «непрофильные» структуры, а земли с захоронениями приватизируются. В результате на содержание нелегализованного объекта нельзя выделить деньги.

Такая ситуация характерна для поселений с высоким спросом на землю – со стороны дачников, застройщиков и пр. Судьба ряда кладбищ, фактически оказавшихся в частной собственности, под большим вопросом. В Павлово-Посадском районе (Московская область), например, было уничтожено захоронение участников Отечественной войны 1812 года. По кадастровым документам этот участок отведен под строительство.

Похожий конфликт возник в Свердловской области. В одном из поселков поля, соседствовавшие с трехсотлетним кладбищем, отдали под коттеджи. Обосновавшиеся там дачники, которых беспокоит отсутствие санитарной зоны, требуют закрыть погост, но он находится на землях сельскохозяйственного назначения, и с межеванием возникают проблемы.

Из-за отсутствия легализации у многих кладбищ трудно подсчитать их общее количество в РФ. По некоторым оценкам, к началу XXI века в России было не менее 100 тысяч кладбищ, из них – около 60 тысяч благоустроенных. Ольга Моляренко приводит и данные Минстроя за 2014 год: кладбищ в стране – от 30 тыс. до 70 тыс., причем часть из них – заброшенные.

Бывают ситуации, что вся муниципальная земля уже закреплена и освоена, и свободного пространства нет. Некоторые муниципалитеты определили свои границы по фактически занятой территории – без учета необходимости расширения. В итоге местам захоронения некуда распространяться.

Когда свободные участки на кладбище заканчиваются, местные власти пытаются договориться с владельцами соседних земель о расширении места захоронения на их территории (с последующим выкупом). Но это чревато тяжбами. Так произошло в одном из районов Псковской области. Кладбище разрослось на частные земли, но без всякого оформления: стороны не смогли договориться о цене участка. В итоге начались судебные разбирательства между собственником земли и местной администрацией.

В крупных городах также ощущается нехватка земли под захоронения. Так, в Нижнем Новгороде из 16 муниципальных кладбищ полноценно действуют лишь два. Умерших транспортируют на более отдаленные территории. Другой пример – переполненность кладбищ Красноярска и Ростова-на-Дону. В таких ситуациях возможны два способа решения, отмечает исследователь: строительство крематориев и аренда (приобретение) территорий у соседних муниципальных районов.

Однако в том же Ростове-на-Дону, например, крематории не пользуются спросом. Усопших предпочитают хоронить традиционным способом. В Калининграде из ситуации решили выйти так: сделали мобильный крематорий (на колесах). Суд запретил эту инновацию, однако автор идеи – частное похоронное агентство – до сих пор принимает заказы.

Муниципалитетам из-за дефицита бюджетов не на что содержать кладбища. А если они еще и не оформлены, средства на их содержание выделить невозможно.

В Якутске местные жители столкнулись с тем, что им пришлось оплачивать въезд на территорию кладбища. Аналогичные ситуации произошли в Омске, Астрахани и Петрозаводске (в этих городах плата была признана незаконной).

Проблемы ухода за захоронениями вполне решаемы, отмечает исследователь. Есть практики благоустройства кладбищ местными жителями, например, на субботниках. При этом нередко помогают предприниматели – выделяют технику и стройматериалы.

Этой проблеме сопутствует другая – неопределенность юридического статуса и функционала похоронных служб. Сочетание коммерческой и некоммерческой (административной) деятельности в этой сфере создает риски коррупции.

Ритуальные услуги в крупных городах – это сфера злоупотреблений. Подрядные организации могут заниматься хищениями при благоустройстве кладбищ. Чиновники дают зеленый свет конкретным похоронным агентствам и берут взятки за разрешение похоронить умерших на закрытых кладбищах.

Вполне показательная история: в одном из городов Самарской области на кладбищах возникли стихийные свалки. Но фирма, выигравшая тендер на благоустройство территории, даже не приступила к выполнению работ.

В Иркутской области профильная муниципальная структура «благоволила» ко вполне конкретному похоронному агентству. Другим же фирмам выдавались «неправильные» удостоверения на земельные участки (например, нельзя было копать могилы).

На кладбищах отражаются и коммунальные проблемы - с дорогами, транспортом, вывозом мусора. Свалки на кладбищах – не редкость. Не меньше распространены и разбитые дороги к погосту. В итоге местным жителям иногда приходится самим решать проблемы подъезда к кладбищу.

Для решения проблем с местами захоронения, по мнению Ольги Моляренко, прежде всего нужно легализовать все неоформленные кладбища. Это позволит выяснить, сколько их, и понять, какие из них убыточные, какие — прибыльные. Уточнить функционал профильных структур. «Наделение организаций как коммерческими, так и некоммерческими функциями весьма коллизионно, — заключает исследователь. — В лучшем случае они концентрируются на приносящей прибыль деятельности, в худшем — формируются коррупционные схемы».

Источник


тэги
урбанистика; 

читайте также
Московская реновация: вопросы и ответы
Движение вперед
Москва: борьба за безопасный мегаполис
"Важны не бизнес и налоги, а самоощущение людей..."
Бюджет высоких достижений