TON и Гегель

11 июня 2019 / 15:44

В пятницу, 11 октября, Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) добилась временного судебного запрета на реализацию криптовалютных токенов Gram двумя офшорными счетами, зарегистрированными на Британских Виргинских островах – Telegram Group Inc и дочернего офшора TON Issuer Inc

Основанием для запрета послужило нарушение закона о ценных бумагах от 1933 года, по которому компания Telegram в ходе прошлогоднего ICO должна была предоставить инвесторам информацию о финансовом положении компании и факторах риска. SEC уже неоднократно выступала с заявлениями, что криптовалюты – это вид ценных бумаг, а компании выпускающие их являются эмитентами, как бы они не называли себя и свой товар. Это значит, что оба раунда ICO, привлёкшие в проект Дурова $1,7 млрд, были незаконными.

Заявление SEC попало в суд очень вовремя, поскольку запуск платформы по продаже Gram всем желающим был запланирован на 31 октября. После распределения криптовалюты по кошелькам инвесторов, вернуть её было бы технически невозможно, а блокировка счетов компании Telegram вместе со всеми её офшорами ничего бы не дала, поскольку продажу токенов осуществляли бы первичные инвесторы, а не сама компания.

В письме, разосланном от лица руководства мессенджера, инвесторам был предложен непростой выбор: вернуть свои деньги либо вовремя, либо полностью. Как сообщает газета «Известия» со ссылкой на письмо, подлинность которого была подтверждена двумя инвесторами проекта, Telegram уже заручилась согласием большинства инвесторов на продление срока запуска блокчейн-платформы Telegram Open Network (TON) до 30 апреля 2020 года, то есть на полгода. В противном случае к инвесторам бы вернулись лишь 77% процентов от вложений.

Впереди представителей мессенджера ждут слушания в суде, назначенные на 18-19 февраля, где они попытаются доказать SEC, что криптовалюта – это криптовалюта, а не ценная бумага, а SEC, в свою очередь, попытается доказать обратное. Какое бы решение не принял суд, это создаст юридический прецедент, проясняющий и цементирующий юридический статус криптовалют в современной финансовой системе.

Это не первая попытка Павла Дурова создать свою собственную валюту. Весной 2010 года, в бытность свою генеральным директором «Вконтакте», Павел Дуров уже пробовал запустить платёжную систему, которая позволила бы оплачивать товары и услуги сторонних интернет-магазинов деньгами «Вконтакте». Но помешал законопроект «О национальной платёжной системе», согласно которому на социальную сеть ложилось большое количество обязательств: создание дополнительных юридических лиц, получение лицензий, ведение отчётности. Поскольку для «Вконтакте» платёжный бизнес не являлся профильным, было принято решение отказаться от амбициозного проекта. Достаточно ироничным представляется то, что законопроект о НПС был разработан и принят Госдумой по поручению Дмитрия Медведева, поставившего в 2009 году задачу создать национальный аналог американским платёжным системам Visa и MasterCard. Теперь же, когда российский инноватор решил составить конкуренцию тем самым Visa и MasterCard (поскольку Павел Дуров позиционировал TON именно как альтернативу данным платёжным системам), вмешалось уже американское правительство, предъявившее примерно те же требования – открытости, отчётности и далее по списку.

История, согласно Гегелю, повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – в виде фарса. Поэтому в таком завораживающем параллелизме событий, происходящих с одной и той же предпринимательской инициативой в двух совершенно разных странах, нет ничего удивительного. Если хочешь запустить «подрывную инновацию» в стране, где рынок по мнению международного сообщества далёк от идеалов свободного, то закономерно сталкиваешься с правительственным регулированием. А если делаешь бизнес в стране, где рынок вполне себе свободен по мнению всё того же мирового сообщества, то … сталкиваешься с тем же самым. Возможно, это связано с тем, что капитализм «Laissez-faire» существует только в теории Милтона Фридмана и Чикагской школы экономики, а для апробации данных теорий годятся лишь страны Латинской Америки, но никак не Северной. К слову, последствия «Чилийского чуда», главного предмета для гордости сторонников идеи дерегуляции экономики, в данный момент можно наблюдать прямо на улицах Чили, где демонстранты громят наследие генерала Пиночета. Когда же речь идёт о своей стране, идеология свободного рынка быстро уступает место здравому смыслу.

Что случается с рынком, если государство самоустраняется от своих регулятивных функций, наглядно продемонстрировал кризис ипотечного кредитования 2008 года. Существуют и примеры из сферы IT – кризис доткомов, вызванный необоснованным ростом цен акций интернет-компаний. Спрос на акции был спровоцирован верой биржевых аналитиков и экономистов в наступление «новой экономики». Ни один инвестор не хотел пропустить рождение и взлёт очередного Apple или Microsoft. На деле новые бизнес-модели оказались не столь эффективны. Когда ажиотаж поутих, а средства, взятые в кредит и потраченные на рекламу, неожиданно кончились, прокатилась волна банкротств. После чего финансовой пузырь оглушительно лопнул. Поэтому скепсис SEC по отношению к криптовалютам вполне объясним. Но зачем от сдержанного скепсиса переходить в открытую конфронтацию?

Всё дело в масштабе и скорости транзакций. Особенностью блокчейн-платформы TON является большая скорость осуществления транзакций, речь идёт о миллионах в секунду. Для сравнения Bitcoin способен обеспечить лишь 7 транзакций в секунду на всех пользователей. То есть криптовалюта из выгодной инвестиции становится платёжным инструментом, собственно валютой. Кроме того, в мессенджере Telegram зарегистрировано 300 миллионов потенциальных пользователей Gram. Капля в море? А если добавить сюда два миллиарда пользователей и маркетинговые мощности Facebook?

Под удар американских правительственных структур попал не только Gram. Проект криптовалюты, инициированный компанией Facebook, Libra через сутки после своего анонса 18 июня 2019 года подвергся всесторонней критике со стороны американских и европейских властей. Член Палаты представителей США Максин Уотерс назвала планы по выпуску Libra «продолжением нерегулируемой экспансии» и «расширением своего влияния на жизнь пользователей», открыто называя прошлое компании Facebook «проблемным». После скандала с Cambridge Analytica и возможным влиянием социальной сети Facebook на результаты президентских выборов в США, доверием у правительства Марк Цукерберг, как это ни странно, не пользуется. Сенатор-демократ Шеррод Браун также высказал свои опасения касательно Libra, указав, что корпорация Facebook и без того достаточно сильна и влиятельна. Безапелляционно выступил Министр финансов Франции Брюно Ле Мэр, заявив о том, что Libra не станет «суверенной валютой», и это «даже не обсуждается». После скандала ключевые партнёры проекта Libra – Mastercard, Visa и Stripes – разлетелись как осенние листья. Важно помнить, что проект валюты свободной от банков и правительств, также свободен от уплаты налогов и социальных обязательств. Подрывные инновации хороши, когда речь идёт о подрыве рынка фотокамер или таксомоторных служб, но никак не о национальных валютах. Да и товары, которые покупаются за криптовалюту не всегда легальны, а распространение криптовалют означает рост теневой экономики.

Однако бороться с прогрессом – дело неблагодарное. Американское правительство уже имеет опыт мягко говоря неудачных попыток регулирования сферы IT. Законопроекты 2011-2012 годов, созданные в целях борьбы с пиратством и обеспечения прав интеллектуальной собственности, SOPA (Stop Online Piracy Act) и PIPA (Protect Intellectual Property Act) так и не были приняты из-за яростного сопротивления пользователей и интернет-компаний по всему миру. Около 6000 организаций, в число которых входили такие мастодонты, как Google, Facebook, Wikipedia, Mozilla Corporation, Twitter, LiveJournal, демонстративно вывешивали на своих веб-страницах петиции, направленные против данных законопроектов. После волны протестов законопроект пришлось в спешке свернуть, 18 сенаторов США из 100, включая 11 спонсоров законопроекта, заявили, что они более не поддерживают законопроект, что сделало практически невозможным принятие его Конгрессом. Интересы правообладателей, в основном крупных медиахолдингов, не были защищены, однако были найдены новые гибридные формы получения прибыли – стримминговые сервисы. Все счастливы? Наверное, нет. Но консенсус всегда лучше, чем продавливание интересов отдельных стейкхолдеров. Видимо, и этом случае придётся вырабатывать консенсус, приемлемый для общества, государства, и социально-сетевых компаний.

 


тэги
интернет; 
США; 

читайте также
Цифровой занавес
Дип-фейки в эпоху цифровой пропаганды
Регуляция блогеров: защита правды, или очередное наступление на свободу слова?
Названные «сестры»
Facebook: что готовит государство для технологических монополий?