Почему в России такая высокая смертность от КОВИД и что с этим делать?

11 марта 2021 / 16:59

Я читаю новости про дикую смертность от КОВИДА. Я читаю новости про переполненные больницы. И не понимаю

Вроде бы все в одной стране живем. Вроде бы и медицина у нас не худшего уровня. Так почему мы даем 15% всей мировой смертности от КОВИДа? Почему у нас переполнены все больницы?

В общем, по поводу смертности я уже писал много раз. Но таки повториться не грех. По поводу переполненных больниц, я думаю, что могу многое рассказать, основываясь на слухах и историях о том, как и кого госпитализировали (да-да, понимаю, что очень «достоверно»), а также на уже вполне достоверном документе – рекомендациях Минздрава для врачей по профилактике, диагностике и лечению COVID-19 (от 14 октября 2021 года).

К сожалению, у нас нет статистических данных, кто лежит в больницах, какой пол, какой возраст, какая тяжесть, или, к примеру, какое гражданство. Нет статистики о том, кто умирает. Поэтому все, что мы имеем – это спорадически прорывающаяся информация от руководства регионов и от главврачей. К примеру, заявление Сергея Семеновича Собянина о том, что в Москве 86% жертв КОВИДа – люди старшего (65+) возраста – дает нам некоторые ориентиры. Но в остальном приходится опираться либо на слухи, либо на личные истории. И потом перепроверять их через официальные документы.

Такое вот долгое предисловие нужно было для того, чтобы сказать главное, на мой взгляд.

Итак. Я убежден, что переполненность больниц как раз и является основной причиной возросшей смертности. Увы, речь здесь не про Москву с ее высочайшим уровнем здравоохранения и квалификацией медперсонала. Речь идет в первую очередь о провинциальных больницах. Причины переполненности госпиталей две: людская паника (от КОВИДа умирает все больше, и об этом говорят из каждого угла), а также те самые рекомендации Минздрава.

Открываем их на 140 странице и читаем, кого рекомендуют госпитализировать: «Пациенты, относящиеся к группе медицинского риска, находящиеся в состоянии легкой степени тяжести, если у них совпадают два критерия: сатурация БОЛЬШЕ или равна 95, температура МЕНЬШЕ 38 градусов, частота дыхательных движений меньше или равна 22».

Я не шучу – это цитата из рекомендаций. Сейчас, к примеру, у меня 36,6. Сатурация после нескольких сигарет вполне может быть и 95, а ЧДД – не исключаю, что меньше 22. Впрочем, последнее – уже не важно. То есть, по рекомендациям Минздрава, если вдруг у меня положительный тест ПЦР, меня нужно везти в больницу и класть на койки для пациентов средней тяжести.

Теперь дальше: "Пациенты, относящиеся к группе медицинского риска, находящиеся в состоянии средней тяжести госпитализируются к тяжелым, если у них есть два из четырех признаков: сатурация меньше 95, температура больше-равна 38, пневмония с поражением 25% по данным КТ и ЧДД больше 22". То есть, если человек болен с температурой 38 и с некоторыми проблемами с дыхалкой, то он загремит в больницу и займет там место, на котором должен лежать тяжелобольной пациент.

Кто же эти представители группы риска?

1. Все люди старшего возраста 65+ (около 37 млн человек).

2. С артериальной гипертензией (каждый третий в нашей стране).

3. С хронической сердечной недостаточностью (8 млн человек).

4. С онкологией (1,75 млн).

5. С гиперкоагуляцией (неизвестно).

6. С ДВС-синдромом (5 тыс).

7. С острым коронарным синдромом.

8. С сахарным диабетом (6 млн человек по стране).

9. С циррозом печени (4 млн).

10. С ревматоидным артритом (300 тыс).

11. Пациенты на гемодиализе (40 тыс).

12. С иммунодефицитными состояниями (2,6 тыс).

Отмечу, что речь идет о цифрах людей с установленными диагнозами.

Какое число диагнозов пересекается, мне сказать трудно, но, полагаю, что уже из сказанного выше очевидно, что по показаниям в группу медицинского риска входит каждый второй взрослый гражданин России.

Помимо группы медицинского риска есть еще и группа социального риска. Это:

1. Пациенты, проживающие в общежитии.

2. Пациенты, проживающие в коммунальной квартире.

3. Пациенты, проживающие в учреждениях социального обслуживания с круглосуточным пребыванием.

4. Пациенты, проживающие с лицами старше 65 лет.

5. Пациенты, проживающие с лицами, страдающими хроническими заболеваниями бронхолегочной, сердечно-сосудистой и эндокринной систем.

6. Пациенты, не имеющие возможности находиться в отдельной комнате по месту пребывания.

7. Иногородние пациенты, проходящие стационарное лечение в иных медицинских организациях при положительном результате теста на COVID-19.

Число таких пациентов мне трудно даже примерно определить.

Теперь о новости из Симферополя, где «все больницы переполнены пациентами младше 18 лет».

Протокол госпитализации для пациентов, младше 18 крайне суров. Наличие ЛЮБОГО из перечисленных ниже критериев является причиной для госпитализации:

1. Температура больше 39.0 °C в день обращения или больше 38 °C в течение 5 дней.

2. Дыхательная недостаточность (наличие любого признака из нижеперечисленных симптомов респираторного дистресса): ЧДД у детей в возрасте до 1 года – более 50, от 1 до 5 лет – более 40, старше 5 лет – более 30 в мин; одышка в покое или при беспокойстве ребенка; участие вспомогательной мускулатуры в акте дыхания; втяжения уступчивых мест грудной клетки при дыхании; раздувание крыльев носа при дыхании; кряхтящее или стонущее дыхание; эпизоды апноэ; кивательные движения головы, синхронные со вдохом; дистанционные хрипы; невозможность сосать/пить вследствие дыхательных нарушений; акроцианоз или центральный цианоз;

3. сатурация меньше 95%;

4. тахикардия у детей в возрасте до 1 года – более 140, от 1 до 5 лет – более 130, старше 5 лет – более 120 ударов в мин.;

5. наличие геморрагической сыпи;

6. наличие любого из следующих экстренных и неотложных признаков: судороги; шок; тяжелая дыхательная недостаточность; тяжелое обезвоживание; угнетение сознания (сонливость) или возбуждение;

7. наличие одного из следующих тяжелых фоновых заболеваний: иммунодефицитное состояние, в том числе лечение иммуносупрессивными препаратами; онкологические и онкогематологические заболевания; болезни с нарушениями системы свертывания крови; врожденные и приобретенные пороки и заболевания сердца, в том числе нарушения ритма, кардиомиопатия; врожденные и приобретенные хронические заболевания легких; болезни эндокринной системы (сахарный диабет, ожирение); болезни двигательного нейрона (боковой амиотрофический склероз, спинальная мышечная атрофия и другие); хронические тяжелые болезни печени, почек, желудочно-кишечного тракта;

8. невозможность изоляции при проживании с лицами, относящими к группе риска;

9. отсутствие условий для лечения на дому или гарантий выполнения рекомендаций (общежитие, учреждения социального обеспечения, пункт временного размещения, социально неблагополучная семья, неблагоприятные социально-бытовые условия).

К чему я это пишу?

К тому, что на систему госпиталей оказывается чрезмерное и ненужное давление за счет тех пациентов, которым в больнице делать нечего.

К примеру, краем уха я слышал, что в некоторых больницах треть пациентов – мигранты. А как иначе, если они все живут в общежитиях? По протоколу – все они должны лежать в больнице, занимая койки II категории в ковидарии.

На днях знакомый рассказал, что его коллегу увезли в больницу через две недели после лечения на дому, когда ее температура составляла уже 37 градусов, и жалоб не было уже почти никаких.

Гипотетическая ситуация: старушка 75 лет, проживающая в провинциальном городке, больная с легким КОВИДом и температурой 36,8 должна быть уложена в ковидарий. Зачем? Почему? Учитывая, что мест нет, эту прекрасно чувствующую себя старушку кладут в коридоре, где она под сквозняком подхватывает еще кучу болячек и прощается с этим светом. Напомню, что в лучшей больнице типа Коммунарки в начале года, по словам Проценко, было две трети смертей от внутрибольничной инфекции. А, по словам Собянина, опять же напомню, даже в Москве 86% смертей приходится на представителей старшего поколения.

Что касается детей, то из приведенных выше 9 пунктов вполне логично следует, что забрать в больницу можно почти любого ребенка, у которого показан позитивный ПЦР. И, кстати, я понимаю родителей, которые на это легко идут. Помню сам, как носил на руках тяжело дышавшего годовалого сына с температурой 40 и ждал, пока подействует панадол. Помню ощущения от этого. Да и потом температурил он не один раз. И с внучкой такая же история. По сегодняшним делам все это отягчается еще и КОВИДом и страхами.

Все понимаю.

Но при этом совершенно не согласен с тем, когда в больницы тащат даже группы риска, но не соответствующие понятию тяжелое заболевание.

Для тяжелого заболевания есть четкое описание (соответствие 2 критериям из 3): SpO2 ≤ 93%; T ≥ 39 °C; ЧДД ≥ 30.

Убежден, что как только этот критерий при госпитализации будет соблюдаться, в том числе и к группам риска (пусть не всем, пусть людей с коронаркой и ВИЧем таки кладут), мы тут же лишимся вопроса с переполненностью больниц.

Полагаю, что и смертность пойдет вниз. Ведь, значительная ее часть, как я уже говорил, обусловлена тем, что в больницы кладут людей с сильно ослабленным иммунитетом (старики и с кучей болячек), но со слабыми симптомами КОВИДа, которые они вполне могли бы переболеть дома. И именно эти люди и составляют главный костяк тех, кто впоследствии подхватывает внутрибольничную инфекцию и умирает.

Также у меня есть грандиозное желание увидеть статистику смертности в больницах от КОВИДа. Слов мэра Москвы (спасибо ему за эти данные) конечно, мне хватило для многого. Но качественная и ответственная статистика о причинах смертности КОВИД-больных, их возрасте, сопутствующих или основных заболеваниях, гражданстве и т.д., безусловно, позволили бы куда лучше анализировать ситуацию, не пользуясь непроверенными слухами и не строя догадки.

Это тем более важно, что таковые данные быть обязаны в каждой больницы. Ведь, в соответствии все с теми же требованиями Минздрава, ОТМЕНА ВСКРЫТИЯ УМЕРШЕГО ОТ КОВИДА НЕ ДОПУСКАЕТСЯ (стр. 127). То есть, все данные о смертности и ее причинах – просто обязаны быть у каждого региона и у самого Минздрава.

P.S. вот еще вопрос по живущим в общежитии мигрантам. Почему их нельзя в карантин в отдельную комнату в общаге выселять?


тэги
Коронавирус; 
чрезвычайное положение; 

читайте также
Пять вещей, которые идеально подсветила О-истерика.
О новом штамме ковида
Тезисы с круглого стола ЭИСИ по QR - кодам
Демократия под микроскопом: Фуко и «иностранные агенты» в Швеции
Мои тезисы на Научном совете ВЦИОМ 11.11.2021 по поводу вакцинационных коммуникаций.