Почему США в ярости от происходящего в Сирии

25 ноября 2015 / 13:13

Российская армия наращивает интенсивность и мощь своих ударов по запрещенной в РФ террористической организации Исламское государство. Только за последние несколько дней, как сообщил начальник Управления пресс-службы и информации минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков, самолеты российской авиагруппы в Сирии выполнили 141 боевой вылет и нанесли удары по 472 объектам боевиков

Эти объекты, в том числе и тысяча бензовозов с сырой нефтью и нефтеперерабатывающие заводы, были уничтожены в провинциях Алеппо, Дамаск, Идлиб, Латакия, Хама, Хомс, Ракка и Дейр-эз-Зор. А перед этим за неделю интенсивных бомбардировок позиций ИГИЛ нашими летчиками и моряками было сброшено 1 400 бомб различного назначения и выпущена 101 крылатая ракета воздушного и морского базирования. В том числе и вновь с кораблей Каспийской флотилии. Интенсивные ракетно-бомбовые удары российских летчиков и моряков помогли сирийской правительственной армии, отрядам самообороны и их партнерам из других воинских формирований освободить десятки захваченных игиловцами городов и даже приблизиться к освобождению Пальмиры.

Правда, в последний раз ракетные корабли «Дагестан», «Град Свияжск», «Углич» и «Великий Устюг» выпустили по террористам не 26 крылатых ракет «Калибр НК», как пару недель назад, а только 16. Но так же, как и тогда, удар их оказался весьма эффективным. Они опять пролетели из юго-восточной акватории Каспийского моря полторы тысячи километров — через территорию Ирана, Ирака и Сирии до «столицы» игиловской группировки города Ракка, а также городов Идлиб и Алеппо — разрушили семь укрепленных объектов боевиков и уничтожили 600 джихадистов. Почти одновременно с ними удар крылатыми ракетами по инфраструктуре бандитов нанесли самолеты дальней и стратегической бомбардировочной авиации России. Ту-22М3, Ту-95МС и Ту-160.

Причем, если эскадрилья дальних бомбардировщиков Ту-22М3 поднималась в воздух с аэродрома Моздок, что в расположен в Северной Осетии, и заходили на игиловские цели в сирийских провинциях Дейр-эс-Зор и Ракка над территорией Ирака, то стратегические Ту-95МС и Ту-160 стартовали с аэродрома под Энгельсом и полетели не на юг, как требовалось, по идее, а на север. Они сделали кратковременную посадку на Кольском полуострове, на аэродроме Оленья, затем, обогнув в высоких широтах Норвегию и Великобританию, повернули к экватору. Пролетели вдоль Европы над Атлантическим океаном, дозаправились от российских воздушных танкеров Ил-78 на траверзе Гибралтара, как раз напротив английской военной базы, прошли над акваторией Средиземного моря и «разгрузились» осколочно-фугасными ракетами Х-555 и Х-101 по целям Исламского государства над его восточным побережьем, а потом, выполнив свою боевую задачу, ушли через Сирию, Ирак, Иран и Каспийское море, словно ориентируясь по Волге, на север, на свою базу под Саратовом.

Маршрут этот, продемонстрированный по российскому телевидению, а так же по англоязычному и арабскому телеканалу Russia Today, как и результаты воздушных ударов, выполненных нашими дальними и стратегическими бомбардировщиками, как и ударов крылатых ракет из акватории Каспийского моря, надо думать, впечатлили не только российских граждан, но и заинтересованных наблюдателей за этим процессом в Европе и Северной Америке. Не говоря уж о ближайших и не очень близких соседей Сирии — Турции, Иордании и Саудовской Аравии. Правда, реакция на них была неоднозначной. Анкара, которая очень ревниво относится к поддержке Москвой президента Асада, как помнят наши читатели, выступила с нервным заявлением в защиту туркоманов, проживающих на севере Сирии, вдоль границы с Турцией. Якобы российские бомбардировки могут угрожать жизням их мирных крестьян, никак непричастных к Исламскому государству. Иорданский король Абдулла II вылетел в Россию на переговоры с президентом Владимиром Путиным по созданию совместной коалиции для борьбы с террористами, а саудиты промолчали. За них свое мнение об участии российских военных в борьбе с исламскими радикалами высказал президент США Барак Обама.

На саммите АПЕК в Куала-Лумпуре он заявил, что Москва не станет эффективным партнером в международной борьбе против исламистов, пока «не определится со своими (надо понимать, американскими) приоритетами в Сирии». По его словам, российские авиаудары в Сирии только помогают террористам. «Россия могла бы быть полезной (видимо, полезной опять же для США), если бы сосредоточилась на ИГ. И я уверен, что последствием того, что ИГ взяло на себя ответственность за крушение российского самолета, стал рост понимания со стороны президента Путина, что ИГ представляет большую опасность для России, чем кто-либо в регионе», — сказал Обама. На кого, кроме террористов Исламского государства, намекал глава Белого дома, он разъяснять не стал. Хотя в словах американского лидера очень явно прослеживалась болезненная ревность к Москве за ее эффективные и, главное, весьма результативные удары по боевикам.

А эффект их налицо. За полтора с небольшим месяца, не считая самых последних ударов крылатыми ракетами с дальних бомбардировщиков и кораблей Каспийской флотилии, наши штурмовики Су-25СМ, Су-24М, фронтовые бомбардировщики Су-34 совершили в небе Сирии более 2 300 вылетов, нанесли удары по 4 200 объектам «Исламского государства». В том числе уничтожили 562 командных пункта, 64 лагеря подготовки террористов, 54 оружейных завода, 300 складов с оружием и боеприпасами, 800 опорных пунктов и несколько десятков баз с запасами нефти и дизельного топлива. Они помогли сирийским войскам продвинуться на десятки километров вперед, освободив несколько провинций, в том числе отодвинув террористов от Дамаска, лишив их возможности обстреливать столицу сирийского государства из минометов и артиллерийских орудий.

Между тем, за прошедшие пятнадцать месяцев, после того, как США возглавили коалицию по борьбе с ИГИЛ из более чем 60 государств, их достижения в ликвидации террористических группировок вызывают только недоумение. Несмотря на тысячи ракетно-бомбовых ударов по боевикам, о чем регулярно рапортует Пентагон, территория, занятая за это время игиловцами, выросла в несколько раз. С 25 процентов территории страны до 75 процентов. Невольно согласишься с замечанием министра иностранных дел России Сергея Лаврова, что Штаты только имитируют свою борьбу с Исламским государством, на самом деле они пытаются руками террористов свергнуть законного президента Сирии Башара Асада. И то, что Россия по просьбе руководителя Сирийской Арабской республики встала на защиту сирийской государственности, помогает армии Дамаска очищать свою землю от исламских радикалов и варваров, очень не нравится Вашингтону.

То министр обороны США Эштон Картер вслед за своим президентом заявит, что Россия ведет неправильную войну в Сирии. То его подчиненный, официальный представитель западной коалиции полковник Стив Уоррен, выступая перед репортерами в Багдаде, позволит себе усомниться в данных объективного контроля, представленных российской стороной. Он считает, что «русские просто не могут наносить точные удары, поскольку у них, якобы, «нет высокоточных боеприпасов, а используются исключительно неуправляемые бомбы». А об ударах наших стратегических бомбардировщиков по нефтяным месторождениям и нефтебазам, занятым боевиками ИГИЛ, он вообще говорит, что «это допотопная тактика, мы такую тактику больше не применяем».

Правда, французских военных российская тактика борьбы с террористами Исламского государства не смущает. Париж после кровавых событий в своей столице тоже признал очевидную истину, что с боевиками надо сражаться не только тогда, когда они вошли в твой дом, но, в первую очередь, в их логове. Потому и направил к берегам Сирии группировку своих кораблей во главе с авианосцем «Шарль де Голль» и его самолеты уже нанесли удары по террористическим целям не только в Ираке, но и в Сирии. Французские моряки и летчики при этом согласовывают свои действия с офицерами российского ракетного крейсера «Москва», который несет боевую вахту у восточного побережья Средиземного моря, а также с командованием российской авиационной группировки на базе в Латакии.

Не смущает тактика российских военных в Сирии и экс-министра обороны США Чака Хейгела. В недавнем интервью телекомпании CNN он заявил, что для борьбы с «Исламским государством» надо изменить стратегию Вашингтона — привлечь для этих целей Россию и Иран, а отставка Башара Асада с поста президента Сирии может и подождать. По мнению Хейгела, такая постановка вопроса будет отвечать «общим интересам» Запада и России, которые в одинаковой степени заинтересованы в разгроме террористической группировки. Бывший глава Пентагона убежден, что в данном случае спорные вопросы в отношениях Запада и РФ не должны становиться препятствием на пути достижения общей цели. «На протяжении многих лет у нас были разногласия с Ираном, с Россией, — цитирует бывшего министра ТАСС, — но нельзя позволять этим разногласиям диктовать нам, как поступать сейчас». Он подчеркнул, что ИГ в настоящий момент «представляет общую угрозу» — и для США, и для цивилизованного мира в целом.

«Если реально стремиться достичь стабильности в регионе (Ближнего Востока), то в принципе ничего недостижимого нет. США могут сделать это, русские могут сделать это, западноевропейцы и остальные могут сделать это», — говорит Хейгел. По его оценке, ситуация на Ближнем Востоке «полностью вышла из-под контроля», а у США явно нет «четкой политической стратегии» урегулирования кризиса. «Мы выступаем против идеологии, против реальности, против череды событий, невиданных ранее — сложности социальных медиа, военной силы, тактики и стратегии ИГ, финансирования», — подчеркнул экс-министр. Он призвал предельно четко сформулировать политическую стратегию и приоритеты: «Асад враг? Или ИГИЛ враг?.. Давайте преследовать общую цель. Какова общая цель? ИГ. Вокруг этого и надо строить (взаимодействие)».

Надеяться на то, что в Белом доме услышат здравые мысли бывшего министра обороны, по всей видимости, наивно. Барак Обама и его команда уже практически отрезали себе путь к маневру на сирийском направлении. Присоединиться к России, взаимодействовать с ней в борьбе против террористов «Исламского государства», признать неэффективность собственной политики в ближневосточном регионе, а тем более результативность ударов российской авиации и корабельной группировки по позициям боевиков — это выше сил для главы Белого дома. Поступить так президенту США, наверное, не позволяет его высокомерие и претензия на исключительность.

Подумать только — страна, чья экономика, по громогласно озвученному заявлению Барака Обамы, из-за санкций, объявленных против нее США и Евросоюзом, разорвана в клочья, чья армия, по высказываниям некоторых ведущих вашингтонских СМИ, представляет собой колосс на глиняных ногах, день за днем, ночь за ночью за сотни километров от собственной территории наносит со своих самолетов и кораблей высокоточные ракетно-бомбовые удары по непобедимым до того религиозным радикалам из ИГИЛ, окрыляя сирийскую армию и открывая ей путь к очищению своей земли от варваров «Исламского государства», демонстрирует всему миру кое-что из того, что она умеет. И что раньше могли демонстрировать только США. И, притом, она показывает, что ей, по большому счету, мягко говоря, начхать на всю американскую риторику. Что она способна проводить свою суверенную и рациональную внешнюю политику, вопреки принятой на Западе практике, не оглядываясь на то, что скажет заокеанская «княгиня Марья Алексеевна». И поддерживать в трудную минуту своих друзей и союзников.

Придется Вашингтону пережить этот небольшой, но приметный «удар судьбы». Ничего не поделаешь. Другого разумного выхода нет. Надо будет, по-видимому, отказываться от высокодержавного чванства, смириться и меняться. В сторону по-настоящему равноправного и взаимовыгодного сотрудничества с Россией. И не только в борьбе с терроризмом. Если не сегодня и завтра, то чуть позже. И это действительно окажется в национальных интересах США и, не исключено, его вассалов.

Мнение обозревателя ТАСС Виктора Литовкина
не всегда совпадает с официальной позицией агентства ТАСС.


тэги
США; 
ИГИЛ; 
Сирия; 
ВС РФ; 
ВКС; 

читайте также
Куда делись Грета Тунберг и Берни Сандерс?
О локтях и коленях
Проблема расизма носит либидинальный характер
Еще одна смерть в раю
Ее здесь нет